Вводная картинка

Кому я должен. В прокате — новый психологический триллер от двукратного лауреата «Оскара». Почему его стоит посмотреть?

В прокат выходит лауреат Гран-при прошлогоднего Каннского фестиваля, новый фильм иранского режиссера Асгара Фархади «Герой». «Лента.ру» рассказывает, как двукратному обладателю «Оскара» вновь удалось выстроить напряженный триллер вокруг истории, которой на бумаге не хватило бы и на газетную статью.

У Рахима (Амир Джадиди) двухдневный отпуск — такой полагается заключенным иранской долговой тюрьмы. За эти двое суток ему необходимо успеть многое: например, тайно повидаться с возлюбленной и провести время с сыном-заикой, которого Рахим героически воспитывает в одиночку. Однако главное, что ему надо сделать, — попытаться найти 150 тысяч реалов на уплату долга, из-за которого он загремел за решетку. Сделать это никак не выходит, но в последний момент его девушка чудесным образом находит на остановке общественного транспорта сумку с семнадцатью золотыми монетами. Безрезультатно помыкавшись по разнообразным менялам, Рахим решает поступить по совести — дать объявление, оставив в качестве своего контактного номера телефон тюрьмы. Вскоре на коммутатор поступает звонок от хозяйки сумки, а Рахим превращается в местную знаменитость. Ему всем миром собирают остаток суммы долга, воспевают в соцсетях — и вскоре обнаруживают в его праведническом рассказе очевидные несостыковки. Ну а пока едва заработанная репутация идет трещинами, Рахиму предстоит разрешить еще одну душераздирающую моральную дилемму.

Два «Оскара», Гран-при Каннского фестиваля — таким набором может похвастаться не всякий европейский режиссер, что уж говорить об иранцах, которым на родине за неосторожную монтажную склейку может светить реальный срок. Тем не менее Асгар Фархади обладает именно таким набором наград — у Феллини и де Сики «Оскаров», впрочем, было по четыре, так что еще есть к чему стремиться. Приз в Каннах он получил как раз за «Героя» — новейший свой фильм, дистрибуцией которого занимается гигант Amazon.

В «Герое» Фархади, что важно, в первую очередь возвращается на родную иранскую почву. Несколько лет назад режиссер попытался глобализировать свой опыт на испанском материале — итогом стали «Лабиринты прошлого» с Пенелопой Крус и Хавьером Бардемом, которые многие критики сочли неудачными. Работая на чужом языке, режиссер пытался сохранить свой выстроенный вокруг психологического реализма метод — и даже призывал на помощь целое подразделение переводчиков, помогавших ему общаться с артистами. Однако трудности перевода сказались на результате почти фатальным образом: драматургия просела, фильм получился слишком анемичным, чтобы стать таким же событием, какими были «Развод Надера и Симин» и «Коммивояжер», за которые Фархади награждали «Оскарами». Расчет режиссера выглядел вполне верным, но оказалось, что помимо вполне усвоенной импрессионистской манеры его любимого Антониони («История Элли» Фархади была прямым оммажем «Приключению») успех его картин рождался при необходимом участии пресловутого гения места. В новом фильме с этим обстоятельством, к счастью, все в полном порядке.

Фильмы Фархади часто определяют как «бытовые триллеры»: на экране не происходит почти никаких по-настоящему остросюжетных событий, однако зритель в кресле ерзает, как на иголках. Таков и «Герой», где внутреннее напряжение нарастает, казалось бы, без всяких видимых причин. Разумеется, просвещенная европейская публика первым делом увлекается диковинными условиями сюжета. В данном случае речь идет об иранской долговой тюрьме, откуда, как из армии, человек может получить увольнительную. Таким образом в «Герое» создается ощущение некоторой условности преступления Рахима. Именно в этой точке начинается бесконечное разветвление сюжета и умножение числа действующих лиц.

Собственно, именно это многообразие героев и их почти хаотичное, постоянно меняющее направления движение и составляет сюжет, создает в нем пресловутый саспенс, позволяющий причислять новую картину Фархади к триллерам

Социальная критика — лишь верхний, самый неинтересный и, в общем, невнятный слой повествования. Фархади принципиально не выносит прямых оценок не только происходящему в целом, но и каждому из героев. В то время как камера пристально вглядывается в усталые и встревоженные лица, автор динамично то сокращает, то увеличивает свою дистанцию от материала. Причем в случае с «Героем» это работает куда лучше, чем, например, в «Коммивояжере», где персонажи действовали в не менее условной, но все же более агрессивной среде. Фархади понимает, что самая заразительная тревога — та, причин которой до конца не осознаешь. В «Герое» (и это тоже примета авторского стиля) толком нет отрицательных персонажей, каждый по-своему прав, и все друг перед другом виноваты.

Как и в случае с прошлыми работами Фархади, в какой-то момент от сонного темпа закипания конфликта можно подустать, ехидно заметив, в частности, что вводить в сюжет мальчика-заику — прием очевидно манипулятивный. Однако «Герой» — это тот самый случай, когда ради самого по себе опыта переживания фильма можно многое простить. Фархади, собственно, удалось главное — то, что в кино последних лет удается нечасто. Придуманный им Рахим — пресловутый «маленький человек», который по ходу действия вполне убедительно превращается в заглавного «Героя».

Речь здесь не об эпических пропорциях и не о каких-то невероятных поступках — в финале ему, конечно, предстоит кое-что совершить, но в газетах о таком не пишут, хотя заключительные сцены и напомнят отечественному зрителю «Берегись автомобиля». Причина убедительности лежит в какой-то другой плоскости. Рахим не просто слепо следует условным религиозно-моральным принципам, а принимает решение поступить порядочно. Такого рода выбор, по Фархади, сегодня дорогого стоит, и с ним сложно не согласиться.

Фильм «Герой» (Ghahreman) выходит в российский прокат 3 марта

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа