Вводная картинка

Политика — дело семейное. Президент Туркмении готов передать власть сыну. Что может пойти не так?

Бывший СССР

Не успел Казахстан разобраться с последствиями транзита власти, как этот процесс стартовал в Туркмении. Президент Гурбангулы Бердымухамедов заявил, что принял решение оставить пост, и назначил внеочередные президентские выборы, которые пройдут уже в марте. Впрочем, говоря о желании уступить дорогу молодым, глава государства, скорее всего, имел в виду одного конкретного претендента — своего сына Сердара. Результат предстоящего голосования для многих очевиден: третьим президентом страны наверняка станет Бердымухамедов-младший. Учитывая особенности туркменской политики, близкородственному транзиту власти вроде бы ничто не угрожает. Но есть нюанс. Как и в Казахстане, главной угрозой режиму могут стать многочисленные родственники президента, у которых свои взгляды на архитектуру власти и свое место в ней. Особенности туркменского президентонаследия — в материале «Ленты.ру».

Пир по время чумы

Утром 11 февраля в магазины Туркмении неожиданно завезли хлеб, растительное масло, картошку, мясо, конфеты. Люди, с ночи дежурившие у торговых точек в надежде хоть на какую-то еду, не верили своим глазам. Больше года в стране ощущалась нехватка хлеба по субсидированным государством ценам, и тут на тебе...

Ограниченную партию привезли засветло, но очереди выстроились еще с ночи. На руки выдают по три буханки по 0,6 маната (1 манат эквивалентен 22 российским рублям) и жестко контролируют, чтобы люди не подходили повторно. В очередях часто возникают стычки, люди бьют витрины, ругают чиновников. В частных пекарнях лепешки стоят 2,5 маната — для большинства туркмен это дорого

Туркмения — одна из самых закрытых стран в мире. Импорт продовольствия ограничен, а самостоятельно выращивать пшеницу в засушливом климате сложно. Еды по доступным ценам тут не хватает с 2017 года. Хлебные бунты — так называют потасовки, вспыхивающие в очередях за продуктами — подавляют силой, но у многих растут опасения, что рано или поздно они выльются в серьезные столкновения. На носу транзит власти, и чиновники такими вот подачками пытаются купировать проблему.

Президент Гурбангулы Бердымухамедов, носящий титул Аркадага («покровителя туркмен» — прим. «Ленты.ру»), запустил процесс передачи власти сыну Сердару еще прошлой весной. Наследник был назначен вице-премьером, став вторым по значимости лицом в государстве. Нынешний год — ключевой. Предполагается, что в марте Сердар должен выиграть президентские выборы и заступить на хозяйство.

11 февраля 2022 года на заседании Халк Маслахаты (Совете старейшин) Аркадаг официально заявил, что принял «непростое решение о себе». Во избежание форс-мажоров в тот день в магазины завезли дешевые продукты. Люди понимали, что продуктовый рай закончится после утверждения планов президента по транзиту, а потому занимали очереди повторно. Однако силовики выхватывали таких людей из толпы и отправляли в отделения полиции.

Дорогу молодым

Выступление на Халк Маслахаты Бердымухамедов начал издалека. Напомнил, что не покладая рук правит страной 15 лет. Под одобрительный гул и овации он перешел к главному, сказав, что достиг возраста пророка Мухаммада (дожил до 63 лет) и решил уступить дорогу молодым, даже несмотря на то, что предельный возраст для кандидата составляет 70 лет.

Я поддерживаю мысль, что дорогу к государственному управлению на новом этапе развития нашей страны надо дать молодым руководителям, воспитанным в духовной среде и в соответствии с высокими требованиями современности

Гурбангулы Бердымухамедовпрезидент Туркменистана

Грянул гром аплодисментов. «Свой огромный жизненный и политический опыт я, как председатель Халк Маслахаты, направлю в эту область», — продолжил президент. После этого старейшины какое-то время недоуменно молчали. Видимо, не понимали: то ли после транзита покровитель возглавит верховную палату парламента — тот самый Халк Маслахат (хотя и так там председательствует), то ли уйдет на заслуженный отдых. Этого Аркадаг не разъяснил.

Еще один пункт в программе заседания — утверждение Национальной программы социально-экономического развития государства на 2022–2052 годы. Ее автор — молодой наследник президента Сердар. Программу утвердили автоматически, хотя детали обнародованы не были. Вероятно, в ней сын Аркадага описал, как поведет Туркмению в светлое будущее.

Центральная избирательная комиссия через день после заседания Совета старейшин назвала дату внеочередных президентских выборов — 12 марта. На избирательную кампанию отвели меньше месяца. Для сравнения, предыдущая избирательная кампания длилась практически четыре месяца.

Покровитель туркмен номер три

«Вождь» — так с туркменского переводится имя Сердар. Хотя за год на посту вице-премьера 40-летний сын главы государства не очень ярко демонстрировал свои лидерские качества. В поездках по стране он выглядит растерянным, общается неохотно. Вождизм проявляется лишь в моменты, когда непрошенный гость пытается вклиниться в расписание Бердымухамедова-младшего. «Шею сверну», — кричит Сердар подчиненным, и звонкое эхо разносится в коридорах, отпугивая просителей.

Сын президента четко понимает, кто есть кто в его окружении, и исходя из этого выстраивает субординацию. Единственный непокоренный им олимп — сам Аркадаг. Затмить славу отца — мудреца, музыканта, спортсмена, писателя (список можно продолжать до бесконечности) — Сердар не решается. Возможно, таланты раскроются после выборов. Ведь и сам Бердымухамедов, пока был скромным стоматологом, а потом министром здравоохранения при Сапармурате Ниязове, тоже не блистал. Таланты проявились после получения президентского поста.

Сердар окончил Дипломатическую академию при МИД России, а потому хорошо говорит по-русски и знаком с культурой, литературой и русским балетом. Хотя со времен Туркменбаши (так именовал себя Ниязов) балет в республике под негласным запретом. Причина: балет никогда не относился к видам искусства, интересным туркменскому народу.

Нельзя пытаться привить у себя возникшее в другом месте искусство, надо развивать свое — национальное. Я не понимаю балет, зачем он мне

Сапармурат Ниязовпервый президент Туркменистана

Бердымухамедов-младший пока не высказывал своего отношения к этому виду европейского искусства.

Фаворит президентской гонки Сердар неплохо говорит и по-английски. Три года он проработал в представительстве Туркмении при ООН в Женеве. Отметился и на посту замминистра иностранных дел республики. До этого работал министром промышленности и строительного производства. Больше года руководил Ахалским велаятом (административная единица на юге Туркмении). До назначения вице-премьером он возглавлял Высшую контрольную палату Туркмении. Частую смену должностей можно объяснить тем, что Аркадаг готовит отпрыска к высшей руководящей должности. Тот схватывал на лету.

Например, о своих рабочих поездках по стране Сердар информировал заранее. В регионах начинался переполох, усиливались меры безопасности, зато предупрежденные о визите чиновники без сучка и без задоринки организовывали для показа «потемкинские деревни». Важному гостю оставалось лишь одобрительно кивнуть или похвалить работу местной администрации.

О личной жизни Бердымухамедова-младшего известно немного. Он женился в 2001 году, едва ему исполнилось 20 лет. У него четверо детей. Старший сын Керим — любимый внук Аркадага. В дуэте с ним Бердымухамедов читал рэп, пел песни, занимался спортом. 19-летний внук учится в европейском вузе. Видимо, ему уготовано управление Туркменией в 2042 году, когда ему исполнится 40 лет. Только с этого возраста можно баллотироваться на пост президента. К нужному периоду и Сердар достигнет возраста пророка и уступит дорогу молодым.

Дворцовые тайны

Кровная передача поста президента от отца сыну, а в перспективе и внуку, состоится при одном условии — если планам Бердымухамедовых не помешают конкуренты. А они есть и не дремлют. У Аркадага, так же как и у казахстанского соседа Нурсултана Назарбаева, большая семья и много племянников. Самые заметные — Хаджимурат и Шамурад Реджеповы — дети старшей сестры туркменского лидера Дурдынабат Реджеповой. Согласно данным из «досье Пандоры», они контролируют целые отрасли экономики и местный рэкет. Утверждается, что вышибалы, которые держат в страхе торговцев на рынках и частных магазинах, готовятся в специальных боевых бригадах, финансируемых братьями Реджеповыми.

Младший из них Шамурад, известный в народе как Шаммы Беспредельщик, по харизме превосходит кузена Сердара. Брутальный вид, развязные манеры, дорогие машины и дворцы в центре Ашхабада позволили ему стать центром силы, на который ориентируются бизнес и мелкие чиновники. Известен он и за пределами Туркменистана. Он не раз попадал в объектив фотокамер на отдыхе с иностранными бизнесменами в Турции и ОАЭ.

Братьев Реджеповых многое связывает и с Великобританией. В совместном расследовании OCCRP, Turkmen.News и Gundogar.org говорится, что на старшего Хаджимурата оформлена британская компания Greatcom Trade, которая поставляет продовольствие в Туркменистан.

По данным журналистов, весной 2016-го Бердымухамедов издал указ, которым разрешил импортировать сахар, окорочка, маргарин, подсолнечное и сливочное масла в страну только через Greatcom Trade. Правительство молниеносно заключило сделку с этой компанией на 27,5 миллиона долларов

Подозрения у репортеров вызвали и договоры с шотландской Intergold на поставку в Туркмению кондитерских изделий на сумму 3,5 миллиона долларов. При этом европейские поставки не удовлетворили спрос населения на еду. Очереди перед магазинами продолжали расти, а британские окорочка и шотландские круассаны никто в народе так и не попробовал.

Журналисты выяснили, что через шотландские фирмы, оформленные на племянников Бердымухамедова, в Европу экспортировались туркменские минеральные удобрения. Кроме того, младшего Реджепова связали с поставками нефтепродуктов с госпредприятий Туркменистана за рубеж. Братьям приписывают владение 16 элитными квартирами в Дубае общей стоимостью 5,5 миллиона долларов.

У Аркадага есть еще одна сестра Гульбанат Довлетова с многочисленной родней. Но в этом семейном клане все замыкается на братьев Реджеповых. Дело в том, что Гульбанат выдала замуж свою дочь Марал за кузена Шамурада — того самого Шаммы Беспредельщика. В Туркмении союзы с ближайшими родственниками допустимы. Сама же Гульбанат объяснила, что хочет защитить род Аркадага от смешения кровей. В результате союз Реджеповых — Довлетовых расширился и окреп. Пока они во всем лояльны Бердымухамедову и поддерживают предстоящий транзит власти. Но что будет дальше, предсказать сложно.

Племянники — беспредельщики

При этом растущее влияние племянников Аркадага уже начало раздражать местную элиту, в особенности Сердара. Тот всегда недолюбливал двоюродных братьев и злился, что они никому не подчиняются. «Они позорят нашу семью!», — пересказывают журналисты его слова. До недавнего времени недовольство только этим и ограничивалось.

Но после погромов в Казахстане, за которыми, по некоторым данным, могли стоять родственники Назарбаева (политологи и журналисты полагают, что к этому причастны его племянники Самат Абиш и Кайрат Сатыбалды), зашевелилась и туркменская верхушка.

В январе 2022 года был задержан близкий друг Шаммы Беспредельщика Максат Байрамов — крупный бизнесмен и по совместительству глава Федерации спортивной борьбы Туркменистана. Байрамов возглавлял торговый центр «Гулистан», прозванный в народе «Русским базаром». В соцсетях часто публиковал фотографии из роскошных мест, где он позировал вместе с Реджеповым. Но прокуратура нагрянула внезапно: Байрамова обвинили в завышении цен на субсидируемые государством продукты и арестовали. Учитывая его близкую дружбу с Шамурадом, можно предположить, что арест согласовали на самом верху.

Бизнесмен Байрамов — не единственный из ближайшего окружения племянников Бердымухамедова, кому пришлось расплачиваться. Под чистки попали и сотрудники правоохранительных органов, связанные с племянниками Аркадага. Среди них — видный полицейский, работавший в Копетдагском районе столицы. Его имя не называется. Известно, что еще в конце прошлого года президент объявил строгий выговор главе управления полиции Ашхабада Вепалы Атаеву с последующим предупреждением. В чем именно заподозрили силовика неизвестно, но наблюдатели связывают это с нехваткой продовольствия из-за перегибов бизнесменов.

Еще один факт, указывающий на давление Сердара на братьев Реджеповых, — закрытие ночных магазинов. Они работали круглосуточно, и зажиточные туркмены могли купить там дефицитные продукты, элитный алкоголь и табак. Со времен Ниязова в Туркменистане действует комендантский час, и в ночное время все в стране замирает. Но на ночные торговые точки, которые тоже могут быть связаны с братьями, это правило не распространялось

В конце января правоохранительные органы нагрянули и туда. «Ты же знаешь, что этот магазин Шамурада?», — безбоязненно огрызнулся на полицейских продавец. Те протянули торговцу телефон и сказали: «Звони Сердару! Если разрешит работать, мы уйдем». Ночные магазины с тех пор не работают. Достать продукты в темное время суток теперь невозможно, что усиливает недовольство даже зажиточных туркмен.

Племянники — Хаджимурат и Шамурад Реджеповы — быстро поняли, что против них началась целая кампания и умерили амбиции. За арестованных друзей-бизнесменов они не вступились. Транзит — не лучшее время, чтобы идти наперекор системе. Портить отношения с наследником Сердаром они не стали. Хотя оба, вероятно, понимают, что со сменой президента их влияние ослабнет. Апеллировать к родству с кузеном станет сложнее.

Но если система даст сбой, и передача власти по какой-то причине сорвется, то наверняка родня Бердымухамедова напомнит о себе. Понимает это и Аркадаг, а потому все силы брошены на подавление любого инакомыслия, даже если оно исходит от ближайшей родни.

Прикормленная лояльность

Полиция, спецслужбы, армия всецело лояльны и подконтрольны президенту. Но в основе этой преданности вовсе не почитание и уважением заслуг Аркадага. Силовики имеют свой куш в этой вертикально выстроенной системе туркменского патриархата, рассказывал «Ленте.ру» политолог, специалист по Центральной Азии Рафаэль Саттаров. Они контролируют важные сферы торговли. Например, экспорт знаменитых туркменских ковров, шерсти, торговлю ахалтекинскими скакунами, и даже наркотрафик из соседнего Афганистана патронируют спецслужбы.

Еще один инструмент воздействия — сила. Любой полицейский может запугать торговцев на рынке или бизнесменов, и те сами принесут ему дань.

Долю в коррупционных схемах имеют и судьи, и депутаты, и местные органы власти. По словам Саттарова, все они хотят сохранить нажитые богатства, а ключ к этому — стабильность режима. Если лишить силовиков и чиновников этой кормушки, культ личности Бердымухамедова рухнет. Переход власти к Сердару им по душе. Преемник — свой человек, а значит система останется неизменной, и их прежние источники дохода останутся с ними.

Как отмечал в беседе с «Лентой.ру» эксперт Московского центра Карнеги Темур Умаров, больше всего их пугает узбекский сценарий, когда Ислам Каримов умер, а преемника не оставил. Сменивший его Шавкат Мирзиёев в корне изменил предыдущую систему, и каримовские лоялисты постепенно утратили влияние. Повторения такого транзита туркменские элиты видеть не хотят.

Если автократ неожиданно отойдет от дел, в стране не возникнет неопределенности, как в Узбекистане после смерти Ислама Каримова. Дети, согласно плану транзита, хотя бы временно возглавят страну. Элиты за это время смогут договориться, что делать дальше

Темур Умаровэксперт Московского центра Карнеги

После передачи власти Аркадаг, вероятно, не уйдет из большой политики. Он продолжит наставлять сына на новой должности, пока тот будет завоевывать авторитет среди туркмен. Правда есть риски: опекать Сердара он сможет только до тех пор, пока позволяет здоровье. А оно, по некоторым данным, оставляет желать лучшего. Видеозаписи, на которых Бердымухамедов бодро скачет на коне, играет в футбол, стреляет и качает бицепсы в тренажерном зале, доверия не вызывают.

Давно идут разговоры, что у президента диабет. По данным Руслана Мятиева, редактора Turkmen.News, ситуация настолько серьезная, что ему ампутировали палец на ноге. Есть проблемы с сердцем, скачет давление. Периодически он исчезает из поля зрения публики на несколько месяцев, а потом неожиданно появляется. За время его отсутствия телевидение показывает заготовленные заранее репортажи или транслирует старые видео. Наблюдатели объясняют, что Аркадаг в это время проходит лечение за рубежом.

***

Пока ни один из задуманных в Центральной Азии сценариев передачи власти не проходил гладко. Даже казавшийся идеальным казахстанский вариант в итоге дал сбой. Неожиданности вероятны и в Туркмении.

Если Гурбангулы Бердымухамедов внезапно умрет, а социально-экономическая ситуация в стране не улучшится, то система может рухнуть. Тем более, как показали январские события в Казахстане, даже повышение цен на газ может стать толчком к началу протестов, а там и до мятежа рукой подать. Этим может воспользоваться обиженная родня и сместить Сердара. Финансовых и силовых ресурсов для этого достаточно. Наверняка, Аркадаг понимает эти риски, а потому в случае успешного транзита перестанет оказывать давление на племянников. Но обогащаться они продолжат лишь при условии полной подконтрольности кузену Сердару.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа