Вводная картинка

Повелители стихий. Все больше земель становятся непригодными для жизни. Что делать, чтобы мир не превратился в пустыню?

Среда обитания

Экологическая повестка уверенно захватывает мир, однако основное внимание фокусируется вокруг глобального потепления и объемов выбросов в атмосферу. На этом фоне практически незаметной остается проблема опустынивания земель — предвестник голода и дефицита воды. Ежегодно миллионы гектаров земли становятся непригодными для жизни, а скорость их опустынивания только нарастает. Решить проблему можно, и некоторые страны уже преуспели, но действовать нужно уже сейчас. Весь мир пустыня — в материале «Ленты.ру».

Тихий захватчик

Сегодня более трети земель на планете используется для нужд сельского хозяйства. Основной причиной опустынивания остается неправильный подход к использованию ресурсов: чрезмерный выпас скота приводит к уничтожению растительности, а распашка малопригодных для этого территорий нарушает природное равновесие. Как следствие — усиливается действие ветровой и водной эрозии, верхние слои почвы иссушаются, а уровень грунтовых вод снижается. Кроме того, на этом фоне разрушается структура почв, усиливается их насыщение минеральными солями, и дальнейшее использование земли становится невозможным.

Межправительственная группа экспертов по биоразнообразию и экосистемным услугам (IPBES) заключила, что около 75 процентов суши существенно деградировали, что угрожает безопасности 3,2 миллиарда человек. Если не противостоять продолжающемуся опустыниванию, уже к 2050 году непригодными могут оказаться свыше 90 процентов земель. «Человечество ведет безжалостную, саморазрушительную войну с природой. Биоразнообразие сокращается, концентрация парниковых газов растет, а антропогенные загрязнения не щадят ни самых отдаленных островов, ни высочайших горных вершин», — говорил генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш.

Процесс опустынивания идет безостановочно: каждый год исчезает до 12 миллионов гектаров земель — по две тысячи футбольных полей в час. Если эти поля выстроить в линию, пришлось бы ехать со скоростью 210 километров в час, чтобы не отставать от распространения пустыни. Исследователи IPBES рассмотрели три варианта развития событий: либо человечество совместно будет расширять меры по сохранению экологии, либо продолжит загрязнять окружающую среду, либо отдаст предпочтение развитию глобальной экономики, а не сохранению природы. Два варианта из трех приведут к тому, что в ближайшие десятилетия вымрет миллион видов животных и растений на планете — восьмая часть всех представленных на планете.

В пустынных и полупустынных районах Африки живет свыше миллиарда человек, а в Центральной Азии засушливые земли занимают до двух третей территории. К примеру, в Казахстане, по подсчетам Всемирного банка, опустыниванию подвержено 66 процентов территории страны. Проблема актуальна и для Европы: там этот процесс затрагивает 8 процентов территории, особенно в Южной, Восточной и Центральной Европе. Экономический ущерб от опустынивания составляет десятки миллиардов долларов в год.

12
миллионов

гектаров земель ежегодно подвергаются опустыниванию

Наглядный пример того, как пустыня отвоевывает себе пространство, — ОАЭ, где пески покрывают около 75 процентов территории. За превращение в процветающий оазис стране пришлось расплатиться экологическим благополучием: с начала века ОАЭ потеряли значительные территории, пригодные для сельского хозяйства. По данным Всемирного банка, в 2002 году в Эмиратах было 75 тысяч гектаров пахотных земель, а к 2018 году их осталось всего 42,3 тысячи гектаров. В 2008-м Всемирный фонд дикой природы (WWF) оценил ОАЭ как страну с наихудшим экологическим следом на человека.

Поиск эффективных решений стал приоритетом для страны. Цель — не завоевать пустыню, а восстановить непродуктивные участки земли. Собственное производство продуктов крайне важно для ОАЭ, ведь страна сильно зависит от импорта (на него приходится 80-90 процентов продуктов). Дубай — самый густонаселенный город ОАЭ — окружен с одной стороны морем, а с другой — бесконечной пустотой, и там хорошо знают, чего стоят плодородные земли.

Борьба за жизнь

Власти вовремя поняли, что без экологических инициатив они рискуют потерять не только земли, но и лицо на мировой арене. «Политические и бизнес-лидеры в ОАЭ понимают, что полировка экологической репутации невероятно важна для презентации страны и таких городов, как Дубай, в качестве современных», — констатировала профессор, специалист по политической географии Сиракузского университета в Нью-Йорке Натали Кох. С начала 2010-х шейх Мохаммед бин Рашид Аль Мактум, премьер-министр ОАЭ и правитель Дубая, объявил о стратегии зеленого роста, направленной на «поддержание устойчивой среды для долгосрочного экономического роста» и создание зеленой экономики.

Сначала с опустыниванием решили бороться традиционным способом, высаживая множество деревьев. По первоначальному замыслу, в Дубае нужно было высадить миллион деревьев, однако обычный для средней полосы метод в пустыне оказался бесполезен. В итоге проект так и не закончили, большинство посаженных деревьев погибли. «Экологический провал этого проекта является результатом того, что некоторые деревья не подходили для климата ОАЭ», — объяснил профессор ближневосточных исследований Лейденского университета в Нидерландах Кристиан Хендерсон.

Посадить деревья недостаточно, нужно еще сделать так, чтобы они получали достаточно влаги, а в условиях жаркого и сухого климата это очень сложно. Помимо развития инфраструктуры по опреснению воды, существенные инвестиции делаются в проекты по управлению погодой. Потенциальным решением могли бы стать искусственные дожди. Традиционные способы вроде засева облаков сухим льдом, йодидом серебра позволяют повысить уровень осадков на 30 процентов, однако побочные явления от распыления химикатов до конца не изучены.

За последние несколько лет ОАЭ инвестировали в девять проектов по усилению дождя, общая стоимость которых составила около 15 миллионов долларов. Инновация в искусственных дождях — ионизация водяного пара в атмосфере с помощью дронов со специальными установками на борту. Под действием небольших электрических зарядов молекулы воды должны объединяться в капли и выпадать дождем. Метод разработали британские ученые из Редингского университета, такие дроны уже протестировали в Дубае летом 2021 года, но о планах дальнейшего использования пока не говорили.

Еще одно перспективное направление разрабатывает норвежская компания Desert Control. Решить проблему опустынивания в Дубае предлагают за счет использования наночастиц жидкой природной глины, которые быстро превращают песок пустыни в плодородные почвы. Жидкость распыляют на поврежденную землю слоем около полуметра. «За счет гравитации крошечные частицы глины опускаются в землю и прилипают к каждой песчинке, — объяснил исполнительный директор Desert Control Оле Кристиан Сивертсен. — Затем они образуют структуру почвы, которая удерживает воду, как губка. Это со временем превращает деградировавший песок в плодородную почву».

Технология пока только развивается: для каждой почвы нужен свой состав, так что для полноценной работы нужно время. Однако сама Desert Control позитивно смотрит в будущее и уверяет, что восстановление деградировавших почв может компенсировать выбросы 6 миллиардов тонн CO2 в год. С другой стороны, позитивные результаты в Дубае уже есть: с использованием жидкой глины на орошение стали тратить на 47 процентов меньше воды, вырос урожай арбузов (+17 процентов), проса (+ 28 процентов) и кабачков (+62 процента).

Жидкая глина могла бы стать спасением для Дубая, но и она не сможет решить всех проблем в сельском хозяйстве. Пока неясно, смогут ли почвы долго оставаться плодородными из-за большого содержания соли в воде, используемой для полива, большую часть которой получают через опреснительные установки. Нерешенным остается и вопрос сбора урожая и его хранения в условиях пустыни. «Технологические инновации в робототехнике, искусственном интеллекте и датчиках помогут преодолеть эти ограничения», — уверен Дэниел Эванс из Крэнфилдского института почв и агропродовольствия (Великобритания).

В стране уже есть вертикальные фермы с климат-контролем, которые экономят воду и не используют химикаты, за посевами здесь следит искусственный интеллект. Крупнейшую такую ферму готовятся открыть в Абу-Даби. Площадь GreenFactory Emirates составит 17,5 гектара, из которых 16 га (что соответствует площади 32 футбольных полей) будет отдано под выращивание салата, шпината и листовой капусты. В год такая ферма должна будет производить 10 тонн овощей. В целом у ОАЭ глобальные планы по улучшению продовольственной безопасности. В Дубае уже появилась «фудтех-долина» — Food Tech Valley. На ее территории расположат центры исследований и разработок, инновационный кластер и центр логистики умных продуктов питания.

Своя Сахара

Если в Дубае пески были задолго до появления города, то в России есть место, где они появились именно по вине людей. Заповедник «Черные земли» в Калмыкии — единственная в Европе антропогенная пустыня. Виной всему стал перевыпас скота и сильнейшая распашка земель во времена поднятия целины. Барханы начали расти на востоке Калмыкии в 1970-х, а к 1986 году пески захватили почти все хозяйственные земли. Пока опустынивание удалось замедлить. «У нас разработаны уникальные технологии рекультивации почв, возвращения их в нормальное состояние. Были закреплены сотни тысяч гектаров песков. Пустыню удалось стабилизировать», — рассказал старший научный сотрудник Калмыцкого филиала ФНЦ агроэкологии Мерген Цембелев.

На сегодняшний день площадь открытых песков в Калмыкии составляет почти 100 тысяч гектаров, деградации почв подвержено 6 миллионов гектаров земель, или около 80 процентов территории региона. Однако в последние годы процесс приобрел спонтанное развитие, заметили в Минприроды. Засухи последних лет спровоцировали иссушение почв и привели к большому количеству пожаров и пыльных бурь, которые накрывают и соседние регионы.

До недавнего времени регион решал проблему своими силами, в масштабах страны на это обратили внимание относительно недавно. В 2018 появился Научно-координационный центр по борьбе с опустыниванием и смягчению последствий засухи имени Н.Ф. Глазовского, а в 2021-м — Центр по борьбе с опустыниванием территорий на базе Федерального научного центра агроэкологии, комплексных мелиораций и защитного лесоразведения. Первый занимается в первую очередь вопросами науки, а второй — практической деятельностью.

Но, как выразилась доцент кафедры физической географии мира и геоэкологии географического факультета МГУ Оксана Климанова, пока на работы по защите от опустынивания выделяют недостаточное финансирование. «На фоне неблагоприятных климатических условий мы оказываемся в еще более уязвимом положении в связи с тем, что государственные программы по поддержке и реабилитации сельскохозяйственных земель выполняются не полностью или не имеют соответствующего научного сопровождения», — признала она. Чтобы бороться с проблемой направленно, а не от случая к случаю, необходима специальная госпрограмма, уверены ученые.

Ситуация с опустыниванием оказалась запущенной во многом из-за того, что проблему долго отказывались признавать. Во времена СССР бытовало мнение, что опустынивания в стране не существует, и проблему постоянно обходили стороной. И только в конце 1970-х, после конференции ООН по борьбе с опустыниванием, заговорили о том, что в СССР эти процессы тоже идут. Конвенция ООН по борьбе с опустыниванием вступила в силу в 1997 году, Россия присоединилась к ней только в 2003-м.

Проблема опустынивания актуальна и в других частях России: особенно активно процесс идет в основном зерновом поясе страны (зоны степи, лесостепи и полупустыни). «Кстати, опустынивание есть не только на юге, но даже в тундре, где экосистемы деградируют до полного прекращения биопродуктивности из-за техногенеза и появления песчаных барханов в пойме реки Лены, на Ямале, на севере Западной Сибири, на Кольском полуострове и др. То есть этот процесс не знает природных ограничений», — рассказал академик РАН, главный научный сотрудник ФНЦ агроэкологии РАН Константин Кулик. Например, в Астраханской области под угрозой находится более 4 миллионов гектаров, в Республике Дагестан — 2,4 миллиона гектаров, в Волгоградской области площадь подверженных опустыниванию земель составляет 1,4 миллиона гектаров.

По данным РАН, 65 процентов пашни, 28 процентов сенокосов и 50 процентов пастбищ России подвержены воздействию эрозии, периодическим засухам, суховеям и пыльным бурям. В общей сложности из-за негативного воздействия комплекса природно-антропогенных факторов Россия ежегодно недобирает до 47,3 миллиона тонн продукции растениеводства в зерновом эквиваленте. Большую роль в процессе опустынивания сыграло уменьшение площади лесов: за последние 150 лет лесистость в черноземных районах страны сократилась с 40 до 6 процентов.

Деградация земельных ресурсов идет в устрашающих темпах: в основных земледельческих районах страны, где распаханность сельхозугодий давно превышает допустимые пределы и достигает 60-90 процентов, уже в ближайшее время может наступить экологический кризис. По словам Кулика, на решение проблемы понадобятся колоссальные средства, сопоставимые с затратами на устранение последствий крупных катастроф или локальных войн. «Либо мы оставим Сахару у нас на юге России, либо мы должны взяться за ум и заниматься восстановлением почвенного плодородия за счет применения современных и ресурсосберегающих адаптивных агротехнологий», — констатировал он.

Если человечество не пересмотрит свое отношение к использованию почвы, уже через несколько десятилетий планета рискует превратиться в иссушенную пустыню, и почти все земли окажутся непригодными для использования. Опустынивание — проблема мирового масштаба, она может привести к экономическому кризису и мировому голоду. Для решения проблемы нужны совместные усилия. Пример ОАЭ, которые постоянно вынуждены отвоевывать пространство для жизни, наглядно показывает, что нужно делать, чтобы в будущем вся планета не превратилась в иссушенную пустыню. Арабский опыт могли бы перенять и в России, и в остальном мире.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа