Лента бизнеса деактивирована.
Вводная картинка

«Он шел по комнатам и стрелял» Почему советский комсомолец взялся за винтовку и устроил бойню в женском общежитии

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о массовых убийствах, совершенных в Советском Союзе. Принято считать, что такие преступления — это проблема современного общества, порожденная соцсетями и компьютерными играми. Однако подобные трагедии случались и прежде, в том числе в СССР. В прошлый раз речь шла о событиях 1954 года, когда обиженный на советскую власть житель Архангельска устроил стрельбу на первомайской демонстрации. Сегодня «Лента.ру» рассказывает о массовом убийстве в рабочем поселке Лямино Пермской области в 1958 году. Комсорг местного строительного училища Михаил Целоусов пришел с винтовкой в женское общежитие и открыл огонь, убив семь человек. Подробности той трагедии и ее причины — в материале «Ленты.ру».

«Трудно представить, что происходило в общежитии. Повсюду раздавались женские крики, некоторые девушки спрятались в шкафы и под кровати. Целоусов принялся ходить по комнатам, проверяя разные потаенные места, пригодные для укрытия, и в упор стрелял в прячущихся там девушек...» Из книги Алексея Ракитина «Социализм не порождает преступности»

***

Небольшое поселение Лямино в Пермской области, где в 1934 году родился Михаил Целоусов, появилось в 30-х годах XX века. Его жителями были спецпереселенцы — раскулаченные жители Прибалтики, Западной Украины, Молдавии и других регионов.

Когда Михаил пошел в школу, Лямино уже получило статус рабочего поселка — со временем там появился деревообрабатывающий комбинат и началось строительство мукомольной фабрики. Отец и мать Целоусова были простыми рабочими, и сыну, который не блистал успехами в учебе, они желали такой же судьбы.

Но Михаил не желал идти по стопам родителей. Еще во время службы в армии он принимал активное участие в жизни комсомольской организации, за что получал от руководства воинской части поощрения. Возможно, именно тогда он решил строить политическую карьеру.

Вернувшись после дембеля в родной поселок и окончив школу фабрично-заводского обучения, он сразу начал продвигаться по партийной линии, начав с должности профорга заводского участка. Активность Целоусова на общественном поприще не осталась незамеченной, и вскоре юношу повысили до секретаря низовой комсомольской ячейки.

А затем он стал комсоргом строительной школы №6 Главного управления трудовых резервов при Совете министров СССР, куда к тому времени успел поступить. Радости Михаила не было предела — эта должность не только предполагала приличный оклад и предоставление жилплощади, но и сулила амбициозному Целоусову скорый карьерный рост.

К середине 50-х годов в стройшколе учились около 400 человек: они осваивали профессии каменщиков, монтажников, водо- и газопроводчиков, маляров. Целоусов должен был заниматься идеологическим воспитанием рабочей молодежи. Но на деле вся его работа сводилась к красноречивым выступлениям на собраниях.

Во власти самодура

Работать с коллективом комсорг не умел — любое несогласие со своим мнением он воспринимал как личное оскорбление и стремился отомстить, используя свое служебное положение. А поскольку в ведении Целоусова находились отпуска, места в общежитиях, освобождение от занятий и матпомощь, инструментов для мести у него хватало.

Вскоре после того как Михаил стал комсоргом, учащиеся школы поделились на два враждующих лагеря — его сторонников и противников: вторым приходилось противостоять не только деспотизму комсорга, но и козням его подхалимов.

Хуже всего приходилось девушкам, ведь Целоусов ко всему прочему отличался весьма распутным характером

Он был уверен, что любая приглянувшаяся девушка отказать ему просто не имела права. В противном случае он пускал против нее свои привычные методы — шантаж и угрозы.

Но тучи над Целоусовым сгустились в 1958 году, когда одна из его несовершеннолетних любовниц забеременела и об этом узнали директор школы и парторг. Для руководства Михаила, на которого в стройшколе уже была написана далеко не одна жалоба, это стало последней каплей.

Его вызвали на ковер и потребовали в кратчайшие сроки наладить отношения с учениками, справедливо уладить все конфликты, а главное, без лишней огласки решить вопрос с беременной от него девушкой.

На аборт та идти не хотела, а потому единственным выходом из положения для 24-летнего Целоусова стала бы женитьба на ней

Брак в планы комсорга никак не входил, но, с другой стороны, он прекрасно понимал, что неподчинение руководству поставит крест на его карьере. Не в силах разрешить ситуацию, Михаил стал пить: в состоянии опьянения он находился и 11 февраля 1958 года — в роковой день для жителей поселка Лямино.

Кровавый рейд

В тот день к пьяному Целоусову пришла идея, как выйти из положения — он собрался просто убить всех своих обидчиков. Пойти на преступление комсорг решил с мелкокалиберной винтовкой, принадлежавшей стрелковому кружку, организованному ДОСААФ. Оружие хранилось в прочном шкафу, который стоял в помещении школьной библиотеки.

Вечером 11 февраля Михаил с большим кухонным ножом отправился в стройшколу. С его помощью он отжал хлипкую дверь в кабинет директора и стал искать ключи от шкафа, но их нигде не было.

Тогда разъяренный Целоусов совершил акт дефекации прямо посередине кабинета и подтерся шелковым вымпелом с изображением Ленина

Затем пьяный хулиган решил поджечь школу: он порвал несколько книг и раскидал обрывки по полу, но тут вспомнил, что забыл спички. Правда, его растерянность быстро сменилась озарением: Целоусов догадался, что ключ от шкафа с винтовкой может храниться в столе секретаря учебной части.

К несчастью, он был прав: вскрыв дверь библиотеки, Целоусов достал из шкафа винтовку с патронами и выбежал на улицу.

Первым делом Михаил решил убить директора стройшколы: чтобы проверить винтовку, он несколько раз выстрелил в воздух и привлек внимание случайных прохожих

Ими оказались рабочие строительно-монтажного управления «Губахтяжстрой» Бахонкин и Лалетин, которые трудились над возведением в поселке здания мукомольного комбината. В момент, когда Целоусов стал стрелять в воздух, 18-летний Бахонкин и 25-летний Лалетин после смены направлялись в общежитие.

Друзья на миг оцепенели, а затем начали кричать Михаилу, чтобы тот прекратил хулиганить, при этом особо не стесняясь в выражениях. Тогда Целоусов без раздумий выстрелил Лалетину в голову, убив его на месте. Бахонкин кинулся поднимать товарища, чтобы донести до медпункта — и упал сам, получив две пули в живот и потеряв сознание.

Целоусов продемонстрировал типичное для массового убийцы отношение к жертве, с которой преступник очень часто оказывается незнаком. Можно сказать, что такой преступник убивает случайную жертву просто потому, что в сложившейся ситуации может это сделать безнаказанно

Из книги Алексея Ракитина «Социализм не порождает преступности»

Страх и ненависть в общежитии

Когда жители Лямино нашли рабочего Бахонкина, он был уже мертв: пули попали ему в почку и кишечник, вызвав большую кровопотерю. Между тем Целоусов продолжал свою бессмысленную вендетту, но вместо дома директора он направился в женское общежитие стройшколы №6.

Ворвавшись туда, преступник тут же открыл огонь на поражение. Испуганные девушки кинулись в свои комнаты и попытались покинуть здание через окна.

Но многие из них оказались заклеенными для утепления: Целоусов расстрелял некоторых учениц в тот момент, когда они тщетно пытались выбраться наружу

Те девушки, которые получили ранения, но притворились мертвыми, выжили. Так, косморг выстрелил в Нину Копытову, сидевшую на табуретке. Она упала на пол и сразу затихла: стрелок решил, что убил ее, и пошел дальше. Но тем ученицам, которые пытались спрятаться под кроватями или забиться в шифоньеры, повезло меньше: Целоусов, как зверь, искал их и расстреливал в упор.

В одной из комнат убийца застал 16-летнего юношу, который на свою беду пришел в гости к знакомой. Присутствие молодого человека в женском общежитии привело Целоусова в ярость: он выпустил в него три пули за 12 секунд, а затем расстрелял и его подругу.

Улучив момент, когда Целоусов отправился на кухню пить водку и есть консервы, несколько девушек выбежали на улицу и стали звать на помощь.

Шокированные очевидцы побежали за участковым: он взял с собой добровольца из бригады содействия правоохранительным органам и направился к общежитию

Целоусов провел там всего десять минут, но успел убить пять и ранить шесть человек. Когда милиционер со своим помощником подошли к зданию, стрелок как раз выходил оттуда. Тогда участковый приказал добровольцу оставаться на месте, а сам пошел в обход здания. Обогнув целый квартал, он, улучив момент, кинулся на Целоусова со спины, выбил у него винтовку и задержал.

«Сетовал на нанесенные ему обиды»

Всего Целоусов за роковой вечер 11 февраля убил семь человек в возрасте от 17 до 25 лет. Еще шесть девушек получили ранения. О случившемся сразу доложили генсеку ЦК КПСС Никите Хрущеву, который распорядился выслать на место спецкомиссию.

В ее состав вошли высокопоставленные сотрудники Управления трудовых резервов при Совмине СССР, руководитель отдела уголовного розыска Управления милиции МВД РСФСР и инспекторы ряда отделов ЦК КПСС. Расследование проводили работники прокуратуры Пермской области, к делу были привлечены местные чекисты и сотрудники областного МВД.

В итоге, помимо обвинения в массовом убийстве, Целоусова привлекли еще и за антисоветчину — ему припомнили осквернение вымпела с Лениным и расценили его деятельность на посту комсорга как обман доверия партии

Со своих должностей «вследствие неблагонадежности» были уволены непосредственные начальники Михаила. А он сам до последнего надеялся, что избежит смертной казни — полностью признал вину и охотно сотрудничал со следствием. Ждал он и психиатрическую экспертизу, планируя выдать себя за сумасшедшего, однако ее так и не назначили.

Суд ожидаемо приговорил Целоусова к расстрелу, но тот отчаянно пытался сохранить себе жизнь, раз за разом подавая прошения о помиловании в высшие инстанции.

В своем прошении о помиловании, написанном в адрес Президиума Верховного Совета СССР после вынесения смертного приговора, бывший комсорг сетовал на превратности жизни, нанесенные ему обиды, алкогольное опьянение в момент совершения преступления и даже на ошибки молодости

Из книги Алексея Ракитина «Социализм не порождает преступности»

На прошения стрелка никак не отреагировали — в феврале 1959 года Михаил Целоусов был казнен. А устроенный им расстрел косвенно повлиял на реформу системы среднего и специального образования: советские власти попытались исправить недоработки, которые негативно сказывались на идеологическом воспитании рабочей молодежи.

Так, в декабре 1958 года процесс обязательного школьного образования увеличили на год — теперь школа стала восьмилетней.

На смену фабрично-заводским учебным учреждениям, где обучались по 6-10 месяцев, пришли профессионально-технические училища (ПТУ), где на освоение профессии отводилось три года

Ради увеличения числа идейно-благонадежных студентов в советских вузах добавили места для поступающих по так называемым комсомольским путевкам. А в 1959 году прекратило существование Управление трудовых резервов при Совете министров СССР: именно в школе этого ведомства работал Михаил Целоусов.

***

Кровавый расстрел в Лямино, как и другие подобные трагедии, советские власти скрывали от широкой общественности. Знали о нем лишь жители самого поселка и окрестных селений, куда быстро дошли новости о произошедшем.

После трагедии был страх, но на улицу выходить не боялись, потому что убийцу сразу схватили. Какое-то время про убийство еще вспоминали, а потом перестали

Из воспоминаний жителей поселка Лямино
Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности
Бонусы за ваши реакции на Lenta.ru
Читайте
Оценивайте
Получайте бонусы
Узнать больше