Вводная картинка

Макрон теряет популярность из-за пандемии и политики. Кто может стать новым президентом Франции?

Мир

Во Франции полным ходом идет президентская кампания. Выборы пройдут в апреле, и претендентов на высокий пост уже набралось изрядно. При этом главный политик Пятой республики, президент Эммануэль Макрон, до сих пор сохраняет интригу относительно своих планов на второй срок, ограничиваясь туманными намеками. Его можно понять. Внутренняя политика Макрона вызвала бурю недовольства и массовые протесты во Франции. В последние годы ему пришлось бороться с пандемией, и его методы не снискали большой популярности у французов. Извне на Макрона давят не только противники, но даже союзники Франции. Все это сказывается на рейтингах президента, а его амбициозные конкуренты не упускают шансов ударить в слабые места. О том, пойдет ли Макрон на второй срок, что он готовит своей стране в случае победы и как это отразится на отношениях Парижа и Москвы, — в материале «Ленты.ру».

Страсти Макроновы

Макрон начал свой президентский срок с кардинальных рыночных преобразований, ломая громоздкую систему социальных гарантий Франции и элементы госэкономики, ставшие для нее балластом. Это сразу же вызвало бурю недовольства: еще в 2017 году железнодорожники и работники сферы энергетики начали забастовку против упразднения их льгот. С 2018 года в стране не утихают протесты «желтых жилетов», «забытых людей Франции», рабочих, бедняков и студентов. Поначалу они выступали за отмену топливного налога и возвращение льгот, однако сегодня их главное требование — отставка Макрона и его правительства.

Последние два года президент был вынужден отвечать на вызовы, связанные с пандемией COVID-19 и падением покупательной способности граждан. К «желтым жилетам» присоединились противники антикоронавирусных мер, COVID-пропусков и пенсионной реформы. 8 января 2022 года на улицы городов Франции вышли более 105 тысяч противников обязательной вакцинации, а в августе 2021 года 210 тысяч французов протестовали против санитарных пропусков. Кризис в здравоохранении дал о себе знать — 59 процентов граждан Франции, согласно опросам, осуждают политику правительства Макрона в этой области. При этом 71 процент согласен только на минимально необходимые меры против коронавируса.

Из-за европейского топливного кризиса во Франции наблюдается рекордный рост цен с 2008 года. Показатель инфляции на конец 2021 года закрепился на уровне 2,8 процента. Под серьезным ударом оказались малоимущие семьи, которым стало сложнее себя обеспечивать на фоне дорожающих продуктов питания и топлива. По данным соцопросов, 76 процентов французов считают падение покупательной способности одним из главных провалов в экономической политике Макрона. Его рыночные реформы одобряют лишь 37 процентов населения, тогда как противниками выступают 62 процента.

Еще больше недовольства у граждан вызывает твердое намерение Макрона довести до конца пенсионную реформу, начатую в 2019 году. В рамках этих преобразований правительство планирует повысить пенсионный возраст с 62 до 64 лет и отменить пенсионные льготы для целого ряда профессий. Еще на старте эти планы вызвали очередной протестный взрыв в стране: в декабре 2019 года на улицы Франции вышли более 800 тысяч несогласных. Хотя реформы пришлось отложить из-за пандемии коронавируса, в мае 2021 года президент снова напомнил о своих целях, заявив, что будет менять пенсионную систему «до последней четверти часа» своего президентского срока. Это спровоцировало граждан: в октябре по стране прокатилась волна митингов против льготных реформ, на которых собрались 160 тысяч человек.

Внутренняя политика Макрона уже сказалась на популярности созданной им партии «Вперед, Республика!» (LREM), которая сейчас удерживает парламентское большинство в Национальном собрании. На региональных выборах 2021 года можно было увидеть провал кандидатов от LREM. Президентская партия заняла менее 10 процентов мест в советах департаментов и не смогла закрепиться на местном уровне.

Республика в кольце врагов

Внутренняя повестка всегда играла куда большую роль на французских выборах, чем внешняя. Однако сегодняшние вызовы, с которыми сталкивается Франция, заставили граждан больше внимания обратить на международный престиж их страны. Кроме того, сам Макрон, претендуя на лидерство своего государства в Европе, не мог оставить без внимания актуальные международные вопросы и конфликты.

Профессор экономики Университета Париж VII имени Дени Дидро Филипп Моати считает, что геополитическая ситуация на сегодня остается главной неопределенностью, которая может негативно сказаться на французском благосостоянии. Особенно эксперт выделяет ситуацию вокруг Украины. По его словам, вооруженный конфликт между Россией и Украиной, о возможности которого говорят лидеры стран Евросоюза и НАТО, приведет к «неисчислимым последствиям» для экономики Франции.

И президент Пятой республики не пытается остаться в стороне от дипломатического противостояния между США и НАТО, с одной стороны, и Россией — с другой. За последние дни Макрон трижды общался с российским лидером Владимиром Путиным — 28 и 31 января, обсуждая вопросы гарантий безопасности в Европе. Поскольку Франция наравне с Германией, Украиной и Россией принимает участие в «нормандском формате» переговоров по урегулированию вооруженного конфликта в Донбассе, Макрон выражает заинтересованность в «поиске дипломатических решений для преодоления кризиса».

Более того, французский лидер выступил с инициативой провести встречи с Путиным 7 февраля в Москве и президентом Украины Владимиром Зеленским 8 февраля в Киеве. По его словам, одной из причин ухудшения ситуации вокруг российско-украинского дипломатического конфликта стал отказ стран Европы от саммита в формате Россия — ЕС. Макрон, объясняя свой визит к Путину, заявил, что только личная встреча поможет избежать реального военного столкновения.

Кроме того, на горизонте вырос новый вызов: в 2021 году правительство африканского государства Мали фактически отказалось от помощи Франции в борьбе с террористами-исламистами. Франция во главе антитеррористической коалиции Takuba с 2012 года содержит на малийской территории собственный военный контингент. Однако в 2021 году после военного переворота новое правительство Мали заявило, что прибегнет к помощи России для поддержки безопасности, военного снабжения и обучения солдат и офицеров. Также в стране развернула свое присутствие частная военная компания (ЧВК) Вагнера. Это вызвало негодование в Париже. В декабре 2021 года Макрон провел переговоры с президентом Мали Ассими Гоитой по поводу присутствия ЧВК в стране, а позже глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан обвинил официальное Бамако в сотрудничестве с российскими наемниками и назвал правительство хунтой. Это привело к усугублению конфликта: 2 февраля 2022 года правительство Мали выслало французского посла из страны.

Эксперт Российского совета по международным делам (РСМД), политолог Алексей Чихачев в разговоре с «Лентой.ру» напомнил, что в начале своего правления в 2017 году Макрон пытался наладить отношения с Россией — его предшественник Франсуа Олланд резко отреагировал на присоединение Крыма к российским территориям и на начало конфликта на востоке Украины. Однако сегодняшняя доктрина внешней политики Франции, отмечает специалист, неразрывно связана с позицией союзников по Североатлантическому альянсу и Евросоюзу.

Макрон заинтересован в поддержании диалога с Россией. Однако, как говорит французское руководство, это диалог без наивностей. Франция все равно продолжает выставлять свои претензии России, в том числе по украинскому кризису

Алексей Чихачевэксперт Российского совета по международным делам (РСМД)

Однако даже, казалось бы, проверенные союзники подкинули Макрону ряд сюрпризов за последние пару лет. Одним из главных потрясений стал разрыв контракта между Францией и Австралией на строительство подлодок на сумму 66 миллиардов долларов по инициативе Канберры. Такое решение было принято после подписания договора о партнерстве в сфере обороны и безопасности между США, Британией и Австралией, который получил название AUKUS. Он предполагает создание атомных подводных лодок для ВМФ Австралии за 18 месяцев. Из-за этого Франция впервые в истории отозвала своего посла из Канберры.

Кроме того, у многих французов вызывает вопросы проевропейская позиция Макрона на фоне миграционного кризиса: он продолжает в соответствии с политикой ЕС впускать в страну беженцев и предоставлять им гражданство.

Все происходящее, естественно, отражается на имидже Макрона. Согласно декабрьским опросам, 53 процента французов осуждают внешнюю политику президента. А 47 процентов поставили под сомнение его способность защищать интересы Франции за ее пределами.

Вызов справа

Даже если Макрон решится объявить себя кандидатом на пост президента, ему придется сразиться с оппонентами, которые уже составляют ему весомую конкуренцию. Главный вызов ждет его справа: консервативные политики атакуют самые слабые места нынешнего главы республики и уже дышат ему в спину.

По данным Французского института общественного мнения (IFOP), на первом месте по популярности в «антимакроновской оппозиции» сейчас находится Марин Ле Пен, депутат Национального собрания и глава партии «Национальное объединение» (RN). Победу в первом туре ей отдают 18 процентов избирателей, а во втором туре голоса между Ле Пен и Макроном делятся в соотношении 45 к 55 процентам.

Главные пункты в ее предвыборной программе — это борьба с нелегальной миграцией, усиление внутренней безопасности Франции, поддержка рабочих и местного производства, семей и незащищенных слоев населения. Кроме того, Ле Пен поддержала Россию в ситуации вокруг Украины, обвинив Евросоюз в посягательстве на российскую сферу влияния и в разжигании напряженности. В апреле 2021 года лидер RN отметила, что ЕС напрасно обращает свои взгляды к НАТО и США, сталкивая свои интересы с Россией.

Также, отвечая запросам своих избирателей на независимость политики Франции от НАТО, Ле Пен пообещала вывести свою страну из альянса в случае избрания на пост президента. Кандидат уверена, что, только покинув военный блок, французская нация сможет защищать свои интересы, не участвуя в чужих конфликтах.

Лидеры ЕС не уловили смысл потрясений истории, они все еще застыли в холодной войне со взглядами, обращенными исключительно к Соединенным Штатам и их вооруженному крылу — НАТО

Марин Ле Пениз интервью «Комсомольской правде»

За Ле Пен, согласно последним опросам, следует кандидат от «Республиканцев» (LR) Валери Пекресс. Она на сегодня могла бы получить 15,5 процента голосов в первом туре. Однако еще в конце января 2022 года Пекресс, пройдя праймериз в своей партии и став официальным кандидатом-республиканцем на президентских выборах, была главным соперником Макрона, набирая 18 процентов голосов в первом туре. Она так же, как и Ле Пен, провозгласила своей целью борьбу с исламизацией Франции, однако намного больше внимания уделила международной повестке. По ее мнению, Франция должна быть континентальным лидером Европы, выйти из зоны влияния Соединенных Штатов и Китая. Также Пекресс призвала Евросоюз наладить диалог с Россией и внимательнее отнестись к опасениям Москвы по поводу расширения НАТО на восток.

Пекресс, которая сейчас занимает пост президента французского региона Иль-де-Франс, можно назвать презентабельной альтернативой Ле Пен и другому консервативному кандидату — журналисту и писателю Эрику Земмуру. Она стремится стать главным оппонентом Макрона и резко критикует президента.

Издание Le Monde даже написало, что в лагере действующего главы государства Пекресс расценивается, как наибольшая угроза для переизбрания Макрона на второй срок. В декабре она получила 50 процентов популярности среди французов, став самым одобряемым политическим деятелем в стране, в то время как президент набрал 44 процента. Жители Франции отмечают профессионализм Пекресс на посту главы Иль-де-Франса, а также одобряют ее способность обеспечивать развитие столичному региону.

На фоне Ле Пен и Пекресс Эрик Земмур, который 30 ноября провозгласил себя кандидатом на пост президента, а 5 декабря объявил о создании собственного политического движения «Реконкиста», будто бы выглядит темной лошадкой. Он набрал популярность благодаря своим книгам о культурном и политическом упадке Франции. Кроме того, Земмур славится критическим отношением к НАТО, что особенно играет на руку кандидату после создания AUKUS и скандала с оборонительными контрактами.

Его радикальная антимусульманская риторика резко выделяется из всех речей правых кандидатов. Как отмечает эксперт РСМД Алексей Чихачев, Земмур считает принципы ислама ни в коей мере не совместимыми с республиканскими идеалами Франции и европейскими ценностями свободы.

Я не расист, вы не расисты. Единственное, чего мы хотим, — сохранения нашей цивилизации, нашего наследия. Мои политические противники хотят моей политической смерти, журналисты — моей социальной смерти, а джихадисты — просто моей смерти

Эрик Земмурна мероприятии в честь создания движения «Реконкиста»

На сегодняшний день Земмур смог бы набрать 14 процентов голосов избирателей в первом туре президентских выборов. Однако у него есть все шансы на победу в гонке, считает политический обозреватель Международного евразийского движения, специалист по европейской политике Дарья Платонова. В комментарии «Ленте.ру» она подчеркнула, что Земмур — не просто популист и независимый кандидат, а человек, которого поддерживает «французский deepstate» («глубинное государство», термин, охватывающий низшие и средние слои чиновничества и политического руководства — прим. «Ленты.ру»).

Алексей Чихачев также полагает, что у Земмура есть нечто большее, чем медийный эффект от его одиозной риторики. Он отмечает, что основная поддержка крайне правых идей во Франции исходит от рабочих, служащих и других социальных групп, проигравших, по его словам, от прихода глобализации и макроновской либеральной экономики. «Французское общество разделилось на два лагеря: победивших от глобализации и проигравших», — констатировал политолог. В борьбе за внимание первых Земмур, по словам эксперта, имеет шансы обойти даже Марин Ле Пен, которая также сконцентрировалась на получении симпатий от «желтых жилетов» и малообеспеченных слоев населения.

На вопрос о том, почему левые и левоцентристские политики во Франции сейчас находятся в положении аутсайдеров, Платонова заметила, что они не отвечают запросам общества на безопасность и охрану суверенитета страны.

Эксперт отметила, что в настоящее время французы очень чувствительно относятся к миграционному кризису в Европе и боятся исламизации Франции. Этому предшествовал, по ее словам, коллапс миграционной политики Макрона, который провел экономическую интеграцию мусульманского сообщества, прибывающего во Францию, но не смог адаптировать его политически и культурно. Чихачев отмечает, что французскому обществу сейчас нужен кандидат, который станет отражением настроений тех граждан, которые ощущают комплексный упадок Франции (и национальный, и экономический, и культурный, и языковой, и внешнеполитический).

Республиканский монарх

5 января 2022 года Макрон заявил, что хотел бы участвовать в предстоящих выборах, однако время для выдвижения кандидатуры еще не пришло. Неопределенность преследует Макрона и в контексте его политического бренда. Как отмечает Дарья Платонова, сейчас французы не могут распознать, каких идей придерживается президент. Его глобализм и толерантность к меньшинствам (традиционные левые идеи) идут вразрез с рыночными реформами и законами, расширяющими полномочия полиции (традиционно правые идеи).

При этом Макрон теряет одобрение французов. Если в декабре и январе его популярность держалась на показателе в 43 процента, то уже к началу февраля она упала до 40 процентов. При этом политику Макрона в феврале осуждают уже 60 процентов опрошенных граждан, тогда как в январе их было 57 процентов. Самой большой популярностью лидер Пятой республики пользуется у бизнесменов и руководителей высшего звена. Напротив, безработные, наемные рабочие и самозанятые высказывают наибольшее неодобрение экономической и социальной политикой президента.

Тем не менее центризм Макрона позволяет ему быть гибким и принимать политические решения, согласно складывающейся конъюнктуре. Он уже утвердил план спасения экономики «Франция-2030» на 100 миллиардов евро, а также заморозил цены на топливо для частных потребителей до конца 2022 года.

Способность президента так уверенно проводить желаемые изменения кроется в контроле не только над Елисейским дворцом, но и над Национальным собранием, где его партия LREM занимает большинство. Специалисты утверждают, что за свой срок Макрон усилил централизацию исполнительной власти в Пятой республике.

Французская республика — это чрезвычайно иерархическая демократия с относительно слабым парламентом и очень сильной исполнительной властью, в которой президент является наиболее сильным игроком

Дуглас Уэбберпрофессор политологии INSEAD

Борьба с коронавирусом показала, что французская демократия при Макроне — это черный ящик, который не допускает коллективного участия в политике Елисейского дворца. За подобную авторитарность оппоненты и союзники Макрона иронично называют его «президентом-Юпитером» и «республиканским монархом».

И даже поражение правящей партии на региональных выборах не критично для Макрона. Как пояснил Алексей Чихачев, во Франции местные выборы традиционно считаются менее важными, чем национальные. Специалист призвал не связывать успешность Макрона и LREM, потому что на национальном уровне действующий президент намного популярнее своей партии. Реальную поддержку «макронизма» французами можно будет увидеть только на грядущих выборах, первый тур которых состоится 10 апреля.

Каким же может быть новый срок Макрона? «Нет сомнений в том, что Макрон захочет, чтобы его второй президентский срок был реформаторским: именно в этом он видит свое наследие», — заявил в беседе с «Лентой.ру» Джеймс Шилдс, профессор французской политики из Уорикского университета. Во время первого срока «президенту-Юпитеру» приходилось реагировать на потрясения: на агрессивные протесты и на пандемию COVID-19. Однако это не то, зачем он занял место национального лидера в 2017 году, и он точно постарается вернуться к своим изначальным планам во время второго срока.

«Самой важной частью незавершенного дела президент считает реформу сложного и дорогостоящего пенсионного режима Франции», — продолжает профессор Шилдс. «Матерь всех реформ», как видит ее Макрон, уже вызвала яростные протесты в обществе. Шилдс отмечает, что будущие преобразования Макрона снова станут причиной ожесточенного политического и социального конфликта, как это было в 2017-2019 годы.

В отношениях с Россией, полагает Чихачев, Макрон может пойти на ограниченный диалог. Как и в начале первого срока, в 2017 году, есть вероятность незначительного потепления французско-российской дипломатии. Однако политолог считает, что при современной конъюнктуре, а также из-за своей проевропейской и пронатовской позиции Макрон не сможет не поддержать политику сдерживания России. Кроме того, он продолжит настаивать на российской инициативе в разрешении конфликта на юго-востоке Украины (что противоречит Минским соглашениям, согласно которым Украина должна самостоятельно восстанавливать диалог с непризнанными Донецкой и Луганской народными республиками).

***

Сегодня Макрон — лидер будущей президентской гонки. Даже учитывая, что его политику одобряют всего 43 процента французов, нынешний глава государства все равно занимает более крепкие позиции, чем его предшественники Франсуа Олланд (16 процентов на конец срока) и Николя Саркози (36 процентов) перед окончанием полномочий. Глядя на эти цифры, можно констатировать, что Макрон выдержал все или, по крайней мере, большую часть испытаний, выпавших на его долю на посту президента. Неизвестно, какие неожиданности ждут Макрона на выборах, однако можно с уверенностью сказать, что он завершает свой срок как человек, сдвинувший с мертвой точки французскую экономику и изменивший идеологический ландшафт Франции.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа