Вводная картинка

«Убийства не помогут — это доказанный факт» Почему уничтожение бродячих собак не защитит россиян от их нападений?

Россия

22 января в Забайкальском крае стая собак загрызла семилетнюю девочку. На следующий день похожий случай произошел на Камчатке — пострадал мальчик. В ответ на это член Совета Федерации от Забайкальского края Сергей Михайлов призвал отстреливать на месте особо агрессивных бездомных собак и их защитников. В Госдуме ответили более сдержанно: анонсировали введение штрафов для хозяев, чьи животные оказываются на улице. По словам экспертов, именно сбежавшие или брошенные собаки, а не те, которые родились на улице, опасны для людей. «Лента.ру» узнала, почему проблему нападений не решат ни существующие меры, ни уничтожение животных.

«Люди, которые идут убивать собак, нарушают закон»

Валерия Некрасова, президент фонда помощи бездомным животным «Сильная Лара»:

Для меня в принципе странно, что люди, находящиеся у власти, призывают к агрессии. Я работаю с собаками больше восьми лет и могу сказать, что только единицы из них — врожденные агрессоры. У собак — как у людей: один спровоцировал, и все пошли.

На моменте отлова (когда собак отлавливают, стерилизуют, а потом выпускают) и во время карантина уже видно, какая собака агрессивно настроена к людям, а какая нет. Намного проще так отсеивать их, не прибегая к убийствам. 80-90 процентов собак в нормальной среде из агрессивных становятся совершенно адекватными, поэтому важно на начальном этапе определять их агрессию, понимать их и помещать в приюты. Огромное количество людей хотят быть волонтерами в приютах, я наблюдаю это годами. Кто-то так проводит свой досуг. Людям нужны приюты, они просят их построить, но деньги уходят на ловцов и на тех, кто незаконно выигрывает тендеры на стерилизацию.

Потом эти собаки бегают с бирками на ушах (так маркируют стерилизованных животных — прим. «Ленты.ру»). Я нескольких таких собак лично ловила, и они оказывались либо беременные, либо уже ощенились — при том, что с биркой. Никто не тратит деньги на стерилизацию. Если бы все исполнялось, то никаких собак не было бы уже давно.

Столько лет существует эта программа — и все равно продолжают бегать щенки по улицам.

Я нашла организацию, которая ставила бирку, и позвонила туда. Спросила, почему cобаку не стерилизовали, мне ответили, что якобы увидели у нее на животе шов и подумали, что ей уже сделали операцию. Перевернула животное — там нет никакого шрама на животе!

Сейчас пошел какой-то бум на освещение случаев с нападением бездомных собак. Прямо собаки сговорились и начали нападать на людей! Выглядит очень неправдоподобно. Как будто кто-то решил таким образом убрать животных. Это провокация. На подобные случаи люди реагируют злостью, агрессией, в корень проблемы никто не смотрит: как эти собаки оказались на улице, почему они там появились. Их там быть не должно, но не с помощью отстрела. Власти просто руками людей решают проблему. Они дали команду — и люди пошли делать работу, которую должны делать чиновники, причем делать гуманно и по законодательству

Люди, которые идут убивать собак, нарушают закон. Их никто не отслеживает — статья 245 Уголовного кодекса (жестокое обращение с животными. — прим. «Ленты.ру»). Тем более люди идут убивать не тех собак, которые кого-то покусали, а всех подряд.

Проблеме бездомных животных поможет только строительство приютов и стерилизация. Если бы качественно работала государственная программа (отлов — стерилизация — вакцинация — выпуск), у нас на улице остались бы только взрослые стерилизованные особи, не было бы новых поколений.

«Возможно, животное просто напугано»

Владимир Уражевский, президент Союза кинологических организаций России:

Отстреливать собак нельзя. Животное нужно изымать и проводить исследование. Решает это комиссия, куда входят кинологи, зоопсихологи. Возможно, животное просто напугано. Даже домашнее доброе животное может в таком состоянии проявлять агрессию. Определить на ходу невозможно. Ветеринар должен осмотреть животное: возможно, оно поранилось, ему больно, поэтому оно агрессивно. Мы не знаем, что с ним на самом деле. Если животное бешеное — нужно вводить карантин. К тому же у животного может быть хозяин, собака могла убежать, испугавшись фейерверка. Усыпление на месте — точно не решение вопроса. Лишь после того, как животное адаптируется и привыкнет к условиям, комиссия может решить, опасно ли оно для общества, будет ли оно и дальше всех кусать.

В любом случае животное должно находиться в приюте какой-то срок, во всем мире это две-четыре недели. Если за это время животное не удается пристроить или найти его хозяина, только тогда его усыпляют. Это единственный вариант здравого смысла. Должна быть обязательно и информация об этом животном: как выглядит, какого роста, цвета, какой чип введен, зарегистрирован ли он, есть ли тату. И все должно выкладываться в открытой базе, чтобы его можно было быстро найти. Такой базы в России, к сожалению, нет

Ответственность за бездомных животных должна лежать на муниципальных властях. То, что никто не отвечает за трагические случаи, когда ребенка покусали или загрызли, — это неправильно. Другое дело с хозяйским животным — тут уже владелец несет ответственность.

Нападения были всегда. Я живу за городом. Чат целый день только про бездомных собак — вышел с утра, набросилась стая. Рядом большие промзоны. Предприятия их подкармливают, зачастую той едой, которую животным нельзя давать. Уволили сторожа — и все, уже некому заботиться о собаках, их выпускают, они бегают по окрестностям и ищут пропитание. Пропитанием становится кто угодно.

У каждой собаки должен быть свой дом. Когда мы все это поймем, тогда и появятся хорошие законы и не будет убитых людей. Все будут счастливы — и животные, и люди. Должны быть и приюты. Надо тратить деньги не только на то, что приносит прибыль, а понять, что хорошие приюты и спасение животных многократно спасет наши души. Это будут видеть наши дети. Какие наши дети — такое наше будущее. Все взаимосвязано. Не может быть хорошим общество, где не несут ответственность за животных.

«Практика безостановочного умерщвления»

Ирина Новожилова, президент центра защиты прав животных «Вита»:

Россия годами и веками занималась практикой безостановочного умерщвления. Это никакой смысловой нагрузки не несет. Сразу надо вспомнить советские годы, где с утра до ночи ходили такие бригады. Тут же сразу восполняется численность, потому что в стране нет контроля за разведением животных, нет механизмов. То же самое было во времена Ивана Грозного. Говорить, что такая практика поможет решить проблему, — ошибка. То, что мы имеем, — это следствие того, что в стране до сих пор никак не принимаются законодательно акты с рычагами решения проблемы.

Не может работать рекомендация «Граждане, стерилизуйте своих животных!» — это все, что есть в законе. Ну кто когда побежал по рекомендации что-либо делать? То же самое и с приютами.

Скажу сразу, что приюты и стерилизация только бездомных животных не решают проблему. Это все действия на той стадии, когда чья-то рука уже выбросила животное, которое бегает по улице. А нас интересует предыдущая, нам надо пресечь пополнение на улице

Тогда мы с самого начала начнем. Что такое бездомное животное? Это результат нестыковки между спросом и предложением. Животных на свет производится гораздо больше, чем способны взять в дома люди. Это происходит только в тех странах, где государство никак не контролирует разведение домашних животных — собак и кошек. Есть два типа разведенцев: те, кто плодит животных по недомыслию, то есть граждане, которые не стерилизуют своих животных. Второй тип — класс добытчиков: те, кто плодит их ради бизнеса. Это абсолютно серая зона, где тоже нет никаких рычагов.

Тем, кто не стерилизует животных по недомыслию, не хватает информирования. Люди должны понимать, что в городе никаких других вариантов нет. Так делают во всем мире.

Я лично наблюдала, как в Лондоне знакомой за 16 дней три раза позвонили из ветеринарной клиники напомнить, что ее собака достигла половозрелости. Если она не будет стерилизовать — платит налог. В других странах считается, что если ты взял собаку из приюта, то помог городу и освобождаешься от налогов

Прежде чем в России запускать такой экономический рычаг, необходимо сделать три шага: преодолеть мифы по поводу стерилизации — «вмешательство в организм животного», «дать родить — это лучше для физиологии», «cмогу раздать котят по знакомым». Особенно последнее: нет, ниша переполнена так, что, как правило, людей ждет разочарование. Они побегут к платным перекупщикам, а они котят и щенков потом выкинут, потому что их слишком много. Много, потому что мы затащили эти два вида в город, но не можем изменить их половые инстинкты и способность к размножению.

[Депутат Госдумы Владимир] Бурматов предлагает вести учет. А кого учитывать — мешки со щенками? Необходимо кран разведения сначала перекрыть, а потом говорить об учете и регистрации. Регистрация — это когда мы в общем реестре размещаем всю информацию о животном. То есть куда бы человек ни сунулся, он будет на крючке у государства. Один раз в жизни пришел в ветклинику — там его поймают. На вакцинацию животное привел — здесь он выплывет.

Кроме информирования людей о важности стерилизации нужно сделать хотя бы одну льготную ветклинику. Ценовой барьер весом. Я спрашивала консьержку в доме: почему выбросили беременную кошку? Потому что зарплата восемь тысяч, а стерилизация стоит четыре.

Третий пункт — сделать выездные сессии ветеринарных врачей в провинциальные города и села, где до ветеринарного пункта вообще не добраться. Так уже делала немецкая организация Pro Animale, когда посылала своих ветеринарных врачей в Восточную Европу.

«Уйдет пять лет на то, чтобы убрать животных из приютов»

Сергей Фокин, создатель приюта списанных служебных собак «Гвардия»:

Надо просто строить большие муниципальные приюты, cобирать туда животных с улицы и пожизненно содержать в этих приютах. При этом делать стерилизацию, кастрацию. Потом животных социализировать и пристраивать. Есть особо обозленный животный народ, который не сможет особо социализироваться, его надо просто пожизненно содержать в приюте.

250 миллионов по области тратят на отлов животных. Все равно появление животных на улицах продолжается. А на 250 миллионов можно построить столько приютов! Столько можно людей привлечь без занятости, которые там будут добросовестно трудиться!

Отстрел — не решение проблемы, это лишь породит внутреннюю войну между теми, кто будет за и против такой практики.

К тому же нужно очень ответственно заводить животное — неважно, подобрал ты его или купил. Надо обязать хозяев, которые взяли животное к себе, прийти в полицию и поставить на учет. Участковый и местные власти должны наблюдать за хозяином, потому что человек взял животное в дом на 15 лет.

Заводят на дачах на лето животных и потом бросают их — за это надо просто штрафовать. Хорошие штрафы — по 200-300 тысяч. Вот тогда, может быть, призадумаются люди, брать ли на дачу котенка или щенка.

Примерно пять лет уйдет на то, чтобы убрать животных из приюта совсем. Так после войны в течение пяти лет в Москве боролись с крысами как с носителями заразы. А здесь надо наоборот — чтобы каждый человек взял бездомную собаку домой и воспитывал ее. И тогда они точно пропадут с улиц. А отлов, стерилизация, вакцинация не подходят: из одного кошмарного ада животное выпихивают в другой кошмарный ад. Нет от этого пользы, а государство тратит на это деньги.

«Закон требуют пересмотреть там, где его исполнение саботировали»

Игорь Молоков, основатель центра реабилитации бездомных животных «Республика Друг»:

В нашей стране cобак давно убивали. Убийства не помогают проблему решить — это доказанный факт. И существует соответствующая научная база под эти утверждения. Дело в том, что есть популяционные законы поведения. Это когда, например, после большой войны у людей рождается больше мальчиков, чем девочек. Примерно тот же механизм и в популяции собак: чем больше их убивают, тем выше рождаемость.

Можно вспомнить тот же самый Якутск. Были времена, когда там убивали очень много собак (в марте 2020 года в одном из пунктов передержки в Якутске усыпили 200 бездомных животных — прим. «Ленты.ру»). Проблема воспроизводится снова и снова. Год от года в Якутске жалуются, что не получается справиться с собаками.

Применительно к нашей действительности, особенно агрессивных убивать — не выход, это приведет только к злоупотреблениям и ничего больше. Там, где убийства, нет никакого контроля. Сразу же появятся желающие попилить бюджет — и все. Это же тоже известный факт, никакого открытия я здесь не делаю

Проблема «Что делать с бездомными собаками?» не имеет решения в принципе. Нужно обсуждать проблему бездомности как явления, и тогда мы поймем, что необходимо бороться, перекрывать каналы поступления собак на улицы. Тогда мы придем к обязательной регистрации, установлению ответственности владельцев, потому что широко разрекламированные случаи нападения бездомных собак частенько сводятся к тому, что собаки-то были не бездомные, а хозяйские.

Существует такая категория собак, как самовыгульная. Это когда хозяева не утруждают себя содержанием животных и выкидывают их за калитку — мол, ищите себе пропитание сами. Есть очень хорошая работа омских ученых из института ветеринарии. Они проанализировали жалобы на укусы, и выяснилось, что 69 процентов — от хозяйских собак, пострадавшие могут назвать конкретного владельца; 30 процентов уверены, что собака хозяйская, но только не называют конкретного владельца, — это те самые самовыгульные собаки. А на долю бездомных собак (настоящих бездомных собак) приходится 0,36 процента! Если мы хотим защитить людей от укусов, нужно не бездомных собак отстреливать, а вводить ответственность для владельцев.

В Федеральном законе номер 498 («Об ответственном обращении с животными» — прим. «Ленты.ру») описано, что именно является жестоким обращением с животными, в чем состоит нарушение: нельзя выбрасывать собак и следует позаботиться, чтобы не было нежелательного потомства. Но вот сам закон отраслевой не устанавливает ответственность за нарушения. Ответственность устанавливают соответствующие кодексы — уголовный, административный.

Вот сейчас депутат Владимир Бурматов внес законопроект о поправках в кодекс об административных правонарушениях. Там есть кое-какие меры административного воздействия, но самое удивительное, что депутат не включил туда ответственность за домашних животных. То есть в законе животные поделены на категории: животные, используемые в культурно-зрелищных мероприятиях, животные без владельцев и домашние животные. Из всего закона он не включил меры по наказанию в случае нарушений по отношению к домашним животным, а это и есть самая большая проблема.

И давайте еще один факт учтем: с биологической точки зрения полноценная бездомная собака, которая ищет пропитание на улицах города, очень осторожна и боязлива. Ее такой сделал естественный отбор. Она уже далеко не хищник, чтобы людей атаковать. Людей атакуют собаки, которые к этому приучены и не видят в человеке угрозы, — а это те самые домашние самовыгульные собаки, не дай бог еще когда-то прошедшие курс дрессировки.

В отдаленных регионах самовыгул люди воспринимают как естественный для собаки. В том же самом Якутске семьями на лето уезжают в тундру, берут с собой собак, а зимой возвращаются в квартиры, при этом питомцев оставляют на улице. И потом жалуются на засилье якобы бездомных животных.

Закон [об ответственном обращении с животными] требуют пересмотреть там, где его исполнение саботируют и не пробовали даже исполнять. А вот там, где органы власти ответственно подошли к исполнению своих полномочий по обращению с животными без владельцев, ситуация значительно лучше.

Так что закон не переделывать надо — его надо выполнять. Ну и развивать, проанализировав правоприменительную практику.

«Надо понять, кто виновник»

Антон Денисов, учредитель компании «Системные решения»:

Мы против практики усыпления или отстрела. К сожалению, это поиск симптомов, а не причины. То, что собака появилась на улице, — следствие, а причина — человек отказался от животного. Лучше наказать этого человека, чтобы такого больше не происходило. Cтрелять всех подряд — негуманно.

У меня нет определенного отношения к стерилизации. Не обрабатывали это досконально. В какие-то моменты эта процедура закроет вопрос. Но нужно понимать, что люди, которые заводят животное, могут захотеть один раз оставить себе потомство. Ограничивать их принудительной стерилизацией не совсем правильно. Должен быть какой-то пограничный способ, который и недобросовестных людей проконтролирует, и не навредит тем, кто нормально относится к животным.

На данный момент есть несколько принципов маркирования, которые используются в мире: чипирование, генотипирование. Сейчас очень многие переходят с практики чипирования на генотипирование. Некоторые используют одно и второе. Вопрос состоит в том, что представляет лучший результат при поиске владельца и выполняет больше функций. Мировая практика показывает, что метод генотипирования — инновационный будущий стандарт.

Для того чтобы сделать ДНК-паспорт, необходимо взять слюну животного. Доставляем в лабораторию, там проводят ДНК-анализ, получают цифровой идентификатор, который закрепляется за животным. Процедура проводится один раз, ее хватает на всю жизнь животного. Идентификатор невозможно подделать или изменить, он уникален.

Если условная собака попадает в приют, а она числится в базе, то мы можем узнать, кто ее владелец. Также по родословной мы понимаем, кто мать этого животного, а если у нее был хозяин, то сможем найти его. Так мы понимаем, кто виновник всех обстоятельств и почему животное появилось на улице. Исходя из этого можно применять санкции к бывшему владельцу. Генотипирование в данном случае эффективнее, по чипированию мы этого понять не сможем

Направляли информацию по такому способу маркирования в Госдуму, Московскую городскую Думу, Комитет ветеринарии и Департамент жилищно-коммунального хозяйства с предложением объединить усилия и сделать более эффективный и современный способ регистрации животных. Нам ответили, что они не против провести пилотный проект по Москве, но считают, что для всей России это преждевременно.

«Им все равно, кого убивать»

Владимир Бурматов, заместитель председателя комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды:

От него [предложившего усыплять собак на месте сенатора Сергея Михайлова] еще поступило предложение расстреливать несогласных с пунктом один. Это многое говорит и об инициаторе, и о его предложении. К сожалению, это подход многих: им все равно, кого убивать.

У меня один вопрос: почему так сложно посмотреть на регионы, где нет этих трагедий и загрызенных людей? Не нравится Москва и Санкт-Петербург — можно посмотреть на Нижний Новгород. Они за три года в два раза сократили поголовье безнадзорных животных, не убив ни одной собаки. Бюджетные расходы пошли вниз по этой статье.

Подобные предложения [отстреливать животных] звучат не потому, что чиновники — живодеры, а потому, что никому не хочется работать. Безусловно, саботирование закона [об ответственном обращении с животными] происходит из-за коррупции и некомпетентности. Хотят вернуть кормушку объемом два миллиарда рублей.

Мы с Генпрокуратурой доказали, что они [ответственные за решение вопроса бездомных собак] ни черта не делали: семь тысяч нарушений федерального закона в регионах за прошлый год, 28 уголовных дел возбуждено. Чиновники сядут, где-то уже посадили. Все регионы, где были трагедии, — в материалах проверки.

Будут поправки, которые ужесточат ответственность чиновников и граждан, которые выбрасывают домашних животных: штраф до 30 тысяч рублей. Это дорога с двусторонним движением, надо решать две проблемы. Регистрация всех животных — это один из компонентов. Пришел, к ручке ветклиники [животное] привязал и ушел? Естественно, на камерах видно лицо. Есть такой реальный случай в Челябинске. Мы нашли эту женщину, взяли с нее расписку, что она отказывается от собаки, животное пристроили.

Много и так называемых «садовых собак»: взяли весной на дачу, осенью уехали, а животное осталось.

Cобаки на самовыгуле — отдельная вишенка на торте. Поступает информация, что одна из напавших на женщину в Якутии собак оказалась домашней. Главный ветеринар региона тоже говорил, что в Домне [село в Забайкальском крае] девочку загрызли домашние собаки. Кого собрались убивать инициаторы отстрелов и усыпления? Получат судебные иски. Бездомные собаки в чем провинились, если нападают здоровые холеные животные, которых выпустили побегать?

Они же и пополняют ряды бездомных, потому что с ними скрещиваются. Поэтому запрет самовыгула нужен. Региональные полномочия на это есть, ими не пользуются.

Нужны еще льготные программы стерилизации. Такая программа сохранит региону четыре пятых выделяемого на это бюджета. На примере Нижнего Новгорода (и научно) доказано: 70 процентов популяции стерилизовать — и она сократится в два раза за два года точно! Это дешевле, чем когда собака родит шесть щенков, и их отлавливают.

Построить приют — тоже дешевле. Пример — Улан-Удэ. Приют — 25 миллионов рублей, отстрел — 30 миллионов. Приют остался бы навсегда, реально помогал бы сокращать популяцию, а тут деньги профукали — проблема осталась.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа