«США и Россия открывают новую эру» 30 лет назад Ельцин и Буш закончили холодную войну. Почему настоящий мир не настал?

Ровно 30 лет назад, 1 февраля 1992 года, президенты России и США Борис Ельцин и Джордж Буш подписали декларацию о завершении холодной войны. Они поставили свои подписи под словами о том, что две страны больше не рассматривают друг друга в качестве потенциальных противников, хотят дружить и сотрудничать. Почему документ так и не привел к настоящему миру и за что соглашение президентов критиковали в США и России — в материале «Ленты.ру».

«Из-под тени бывшего СССР»

31 января 1992 года в Нью-Йорке открылось заседание Совета Безопасности ООН. Был ажиотаж — все ждали первого на таком уровне выступления президента России Бориса Ельцина. «Он выводит Россию из-под тени бывшего СССР в сферу большой политики», — писали западные СМИ.

Ельцина еще не слишком хорошо знали в мире, ведь он стоял во главе независимой России лишь месяц, поэтому зарубежные эксперты и политологи буквально глотали каждое его слово. На заседании российский президент предложил преобразовать американскую Стратегическую оборонную инициативу в международный проект с учетом технологических разработок оборонного комплекса России.

Одной из первых инициатив Ельцина во внешней политике стало заявление о том, что российские ядерные ракеты отныне не направлены на американские города.

На следующий день, 1 февраля, высокий гость посетил загородную резиденцию президентов США в Кэмп-Дэвиде. Визит совпал с 61-летием Ельцина. Администрация Буша не оставила это без внимания. Президент США преподнес Ельцину торт c одной свечой, ковбойские сапоги с флажками двух стран и вышитыми инициалами «Б.Е.» и куртку-«аляску». Дарить ответный подарок Ельцин не стал: «Нам сейчас не до подарков», — сказал он.

Говорили, что поначалу российский лидер отнесся к обновкам с недоверием и надел их уже после официальной части, по дороге в аэропорт.

Те посиделки под Вашингтоном навсегда вошли в мировую историю: именно в Кэмп-Дэвиде президенты России и США официально объявили об окончании холодной войны.

Россия и Соединенные Штаты не рассматривают друг друга в качестве потенциальных противников, — гласил первый пункт декларации. — Отныне отличительной чертой их отношений будут дружба и партнерство, основанные на взаимном доверии, уважении и общей приверженности демократии и экономической свободе

Поджигатели

Началом холодной войны принято считать речь отставного британского премьера Уинстона Черчилля, который 5 марта 1946 года призвал страны Запада к объединению перед растущей советской угрозой.

От Штеттина (ныне Щецин — прим. «Ленты.ру») на Балтике и до Триеста на Адриатике через весь континент опустился железный занавес, — сказал ветеран мировой политики студентам Вестминстерского колледжа (Фултон, США). — Никогда не было в истории войны, которую было бы легче предотвратить своевременным действием, чем та, которая только что опустошила огромную территорию на планете. Такой ошибки повторить нельзя

Черчилль призвал к объединению военных усилий англоговорящих народов, сославшись на личный опыт общения с русскими, которые, на его взгляд, больше всего восхищаются силой и военной мощью. В объединении он видел «единственный инструмент, способный в данный исторический момент предотвратить войну и оказать сопротивление тирании».

Черчилль, в то время лидер оппозиции, находился в США с частным визитом по приглашению президента Гарри Трумэна и не выражал официальную позицию правительства Великобритании. Более того, около 100 лейбористов в парламенте предложили резолюцию, осуждающую его выступление, с критикой выступили и английские коммунисты. Тем не менее действующий премьер Клемент Эттли уклонился от того, чтобы публично отмежеваться от идей своего предшественника (и преемника).

Выступление Черчилля произвело в мире эффект разорвавшейся бомбы. 13 марта 1946 года в газете «Правда» вышло интервью Сталина, который сравнил Черчилля с Гитлером и пришел к выводу, что его бывший партнер по антигитлеровской коалиции «стоит теперь на позиции поджигателей войны». Фултон стал водоразделом в политике Запада и Востока. Отыграть ситуацию назад было уже нельзя. В следующие 40 лет США, СССР и их союзники потратили уйму сил и средств на организацию системы безопасности. Лидеры стран думали больше не об экономическом развитии, а о том, как защититься от потенциальной атаки противоположного лагеря.

Термин «холодная война» в 1945 году ввел в оборот британский писатель Джордж Оруэлл, употребив его в своей статье «Ты и атомная бомба». Американский журналист Уолтер Липпман употребил термин в газете New York Herald Tribune в сентябре 1947-го. В том же году Бернард Барух, советник Трумэна, впервые использовал выражение «холодная война» в официальной речи.

Победители и побежденные

Президент Джордж Буш объявил об официальном признании России независимым государством и правопреемником СССР 25 декабря 1991 года, а затем в ежегодном послании к нации заявил, что США выиграли холодную войну.

Два дня спустя в Лондоне Ельцин возразил ему:

Не США, а мы все выиграли холодную войну. Однако нельзя не видеть, что равноправное партнерство будет затруднено, если одна из сторон считает себя победителем, а другую — побежденной

Тем не менее администрация Ельцина, как и предшествовавшая ей горбачевская, на первых порах уделяла первостепенное внимание развитию и укреплению отношений с США. Кардинальную смену вектора подчеркнул тогдашний глава МИД Андрей Козырев: «Демократическая Россия должна быть и будет таким же естественным союзником демократических стран Запада, как тоталитарный Советский Союз был естественным противником Запада».

Неудивительно, что первую поездку в качестве руководителя независимой России Ельцин совершил в США, — это был именно тот вояж в загородную резиденцию американских президентов в Кэмп-Дэвиде, что в 40 километрах от Вашингтона. Лидеры встретились в формате «без галстуков»: считалось, что неформальная обстановка способствует теплому общению и лучшему взаимопониманию. Обе стороны всячески подчеркивали, что встретились не как противники, а как добрые друзья.

Подписанты пообещали сообща добиваться устранения всех остатков враждебности периода холодной войны, имея в виду и взаимное сокращение стратегических арсеналов, а также содействовать благополучию своих народов и максимальному расширению связей. Отличительным признаком отношений между правительствами США и России, по мнению авторов текста, должны были стать открытость и терпимость.

«Мы будем активно содействовать свободной торговле, инвестициям и экономическому сотрудничеству между нашими двумя странами. Мы будем предпринимать все необходимые усилия для распространения наших общих ценностей и идеалов демократии, верховенства закона, соблюдения прав человека, включая права национальных меньшинств, уважение государственных границ и мирные изменения на земном шаре», — отмечалось в пятом и шестом пунктах декларации.

Далее авторы текста признавали, что конфликт между СССР и США «способствовал разделению мира в течение жизни целого поколения». Венчали декларацию невероятные слова:

Сегодня США и Россия открывают новую эру в своих отношениях

Ракеты и «ножки Буша»

Стороны, пусть и устно, одобрили дальнейшее разоружение и планы развивать торгово-экономическое сотрудничество. Подписание декларации открыло России двери в такие надгосударственные структуры, как ГАТТ (с 1995 года — ВТО), «Большая семерка», Совет Европы и так далее.

Политики обсудили сложную экономическую обстановку в России и ситуацию с вооруженными силами.

«Я приехал сюда не с протянутой рукой, чтобы просить помощи», — заверил Ельцин. Тем не менее уже 19 февраля в Читинском аэропорту совершил посадку американский военно-транспортный самолет с гуманитарными грузами. Поток «ножек Буша» в Россию пошел с удвоенной силой.

Российского гостя интересовали и такие проблемы, как торговля оружием и «утечка мозгов». Обе державы согласились разработать совместные программы по обеспечению занятости физиков-ядерщиков, чтобы предотвратить их выезд за границу.

Прошли переговоры о сокращении стратегических и тактических арсеналов до минимального объема — 2500 боеголовок для каждой стороны. По этому вопросу не все шло гладко. Ельцин хотел конвертировать стремления в официальный договор, однако Буш не спешил переходить в юридическую плоскость и реагировал в духе: «Время покажет». Он также выразил готовность детально обсудить с Ельциным идею участия России в создании глобальной системы обороны.

Буш был твердо уверен, что Россия сама уничтожит свой ядерный потенциал, а американцам для этого совершенно необязательно сокращать свой, — резюмировал в разговоре с «Лентой.ру» доктор военных наук Константин Сивков. — Кэмп-Дэвидскую декларацию я и тогда, и сейчас рассматриваю как акт о капитуляции России перед США. Американцы считали себя победителями и не собирались соблюдать положения декларации. При этом требовали их соблюдения от России

Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2) президенты подписали лишь через 11 месяцев, 3 января 1993-го. Он предусматривал сокращение числа ядерных боеголовок у России и США до 3500 единиц (а не 2500, как предлагал Ельцин), но так и не вступил в силу и позже был заменен более мягким вариантом.

Холодный мир

В США Кэмп-Дэвидскую декларацию одним из первых подверг критике историк-советолог Стивен Коэн, считавший, что никакой новой эры в американо-российских отношениях нет и быть не может. Полагая, что «все сферы российской политики характеризуются путаницей, противоречиями и неопределенностью», он прогнозировал, что миф о партнерстве будет очень скоро развенчан и этот процесс окажется болезненным для обеих сторон. Коэн ввел в оборот понятие «холодный мир», который, на его взгляд, должен был прийти на смену временному сближению России и США.

Но, несмотря на скепсис различных сил по обе стороны океана, партнерская линия между странами продолжалась. Во время следующего визита Ельцина в США в июне 1992 года была подписана Хартия американо-российского партнерства и дружбы. В ней отмечалось, что при выстраивании внутриполитического курса правительство России должно опираться на такие принципы, как демократия, свобода, защита прав человека, уважение прав меньшинств (появление этого документа вызвало недоумение у многих:
оппозиция задавалась вопросом, почему внутренние дела России затрагиваются в документе, подписанном с иностранным государством).

Кроме того, были заключены экономические соглашения. Стороны согласились снять ограничения на число сотрудников дипмиссий, аккредитованных в обеих странах. Буш пообещал Ельцину поддержать в МВФ просьбу России о смягчении требований для получения кредитов, а Россия открыла для международных рейсов воздушное пространство над Восточной Сибирью.

В апреле 1993-го Ельцин и уже новый президент США Билл Клинтон заключили Ванкуверскую декларацию президентов. Закреплялась формула «помощь — за реформы», которая, по мнению ряда экспертов, предполагала влияние США на внутреннюю политику России.

Что же до Кэмп-Дэвидской декларации, то, по словам Константина Сивкова, российское общество отреагировало на нее по-разному. Ориентированные на Запад и презиравшие Советский Союз всячески приветствовали документ, поскольку Россия, по их мнению, становилась полным сателлитом США, а они получали полную свободу выражения своих идей, им открывалась дорога на высокие посты и в Америку, где они могли устраивать своих детей и родственников, обзаводиться недвижимостью и активами. И их надежды, уверен Сивков, полностью оправдались.

«В другую группу входили умеренные западники, не имевшие перспектив, — продолжает эксперт. — Это были западники-романтики, они составляли значительную долю населения России. Они искренне верили в то, что холодная война вызвана идеологией СССР, считали, что теперь наступит всеобщий мир, и поэтому нужно разоружаться. Эти романтики, среди которых было много представителей интеллигенции, очень скоро оказались в глубокой нищете. Многим из них пришлось переквалифицироваться. Основная часть населения заняла по отношению к декларации и вообще сближению с США нейтральную позицию.

Как правило, этих людей отличал невысокий уровень образования. Они говорили, что политика их не касается. Рассматривали декларацию как очень далекое событие, не имеющее лично к ним никакого отношения. Логика у них такая: «Подписали — и хрен с ним!»

Еще одна категория людей отнеслась к Кэмп-Дэвиду с настороженностью, отметил Сивков. Их отличало хорошее знание истории и понимание законов развития общества.

«Они видели действия США в Ираке и Югославии, которую американцы с НАТО уже начинали рвать на части, — добавил военный эксперт. — Но эта группа считала, что так далеко дело у нас не зайдет. Идеологическое противостояние ушло в прошлое, Россия стала капиталистической, и есть надежда на позитивное сотрудничество, полагали они».

Наконец, в самой малочисленной группе находилась приличная часть офицерского корпуса. Это были настоящие патриоты СССР и России, уверен Сивков. В то время они считали, что Советский Союз развалила не столько российская элита, сколько США, и что Штаты будут добивать страну и дальше.

Они понимали, что никакого разоружения не будет, а Кэмп-Дэвидская декларация — лишь прикрытие, чтобы обеспечить окончательный разгром вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса России, — заключил собеседник «Ленты.ру». — На взгляд остальных, эта группа застряла в прошлом и не отошла от штампов холодной войны. Все это я испытал на себе. В тогдашнем обществе мы оказались на положении изгоев. В среде жесткой оппозиции в ходу был лозунг, объединявший всех: «Банду Ельцина — под суд!»

***

30 лет назад Часы Судного дня, символизирующие накал международной обстановки, находились в самом далеком от полуночи положении за всю историю — они показывали 23 часа 43 минуты. Стрелки показали это время еще в июле 1991 года, когда Михаил Горбачев и Буш-старший подписали Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), и остались на этом значении в день конца холодной войны.

С 2012 года стрелки Часов идут только вперед. В последний раз Часы Судного дня приходили в движение в 2020 году, когда на фоне прекращения действия Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), усиления напряженности между США и Ираном, нерешенного вопроса о разоружении КНДР и других факторов они приблизили мир к ядерной катастрофе еще на 20 секунд по сравнению с 2018 годом. Сейчас стрелки отделяет от полуночи лишь 100 секунд — меньше всего за всю их историю.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа