Вводная картинка

«Война начинает управлять сама собой» Что стоит за очередным обострением украинского кризиса и какую угрозу он несет?

Бывший СССР

Пока Россия дожидалась письменных ответов США на свои предложения о гарантиях безопасности, обстановка вокруг Украины продолжала накаляться, не переходя в режим ожидания. Следом за заявлениями об эвакуации из Киева западных дипломатов руководство НАТО пригрозило усилить свой восточный фланг и направило дополнительные силы в Болгарию, Румынию и Литву, а в США намекнули на возможность переброски в Восточную Европу до 50 тысяч американских солдат. На этом фоне в самопровозглашенных республиках Донбасса заявили, что всерьез опасаются атаки со стороны Киева. Что на самом деле происходит вокруг Украины, в чем причина столь резкой реакции Запада, насколько велика вероятность украинского наступления в Донбассе и ответных мер России и как далеко может зайти взаимное нагнетание напряженности в Европе? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответили российские и зарубежные эксперты.

«НАТО создает больше опасности, чем безопасности»

Ашок Суэйн, профессор исследований мира и конфликтов Упсальского университета

Страны-участницы НАТО, перебрасывающие в Восточную Европу дополнительные войска, истребители и корабли, создают в регионе больше опасности, чем безопасности. Эти действия являются ненужной провокацией и сильно приближают кризис к открытому военному противостоянию. Лидеры западных стран торгуют международным спокойствием ради каких-то преимуществ во внутренней политике.

Украина уже несколько лет остается очагом напряженности между НАТО и Россией. Удвоение территории НАТО после окончания холодной войны воспринимается Москвой с серьезным возмущением и опасением. Президент России Владимир Путин назвал Украину красной линией.

Я считаю, что НАТО следует осознать обеспокоенность России своей безопасностью, а не провоцировать без необходимости еще один военный кризис

В то время, когда мир борется с пандемией коронавируса, а изменение климата угрожает выживанию всей планеты, НАТО не имеет смысла и продолжать провоцировать Россию по теме Украины.

Переговоры — единственный выход из этого кризиса, поскольку война между Россией и НАТО — нежизнеспособный вариант. Наращивание военного присутствия [в Европе] может положительно сказаться на ситуации только в том случае, если оно создаст стратегический тупик как для России, так и для НАТО и вынудит их вернуться за стол переговоров. Но это опасная стратегия, если здравый смысл не возобладает с обеих сторон.

«Конфликт в любой момент может стать горячим»

Станислав Бышок, директор международной мониторинговой организации CIS-EMO

Любой замороженный конфликт может в какой-то момент снова стать горячим, причем точного времени предсказать не может никто. Достаточно вспомнить Карабах или — почему нет — недавние события в Казахстане. Другое дело, что сейчас мы видим в какой-то мере обратную ситуацию: все ожидают, что замороженный конфликт вот-вот разморозится, а он упорно не хочет этого делать. Киев упорно не хочет начинать новую АТО в Донецкой и Луганской областях, а Москва без этого не может начать ответную операцию по принуждению Украины к миру.

Изначально, как я понимаю, рост беспокойства в странах Запада базировался на данных о передислокации значимых контингентов российских войск ближе к украинским границам, что, кстати, не отрицалось Москвой. Ответ на вопрос о том, почему войска сосредоточили именно сейчас, должен быть завязан с другим вопросом: почему именно сейчас Москва решила публично потребовать от США гарантий безопасности и предоставила Вашингтону список требований? Когда министру [иностранных дел России Сергею] Лаврову задали этот вопрос, он ответил в том духе, что больше уже не было сил терпеть. Эти слова не устроили, по-моему, вообще никого, однако ни моих аналитических способностей, ни аналитических способностей тех экспертов, к чьему мнению я прислушиваюсь, не хватает на какой-то более удовлетворительный ответ.

Перейдут ли ВСУ (Вооруженные силы Украины) в полномасштабное наступление, будет зависеть от внутренней динамики в украинском политикуме. Несмотря на то что президент [Украины Владимир] Зеленский стал придерживаться более «ястребиных» взглядов, чем в начале своего срока, условную «партию войны» по-прежнему возглавляет его главный соперник [пятый президент Украины Петр] Порошенко, временно устраненный, но не сломленный. В нынешней внутри- и внешнеполитической ситуации я оцениваю вероятность начала Киевом боевых действий на Донбассе как незначительную.

При этом у меня есть ощущение, что мы уже, говоря языком эпохи коронавируса, достигли плато — и, значит, есть шанс на постепенную деэскалацию. В маленькую победоносную войну никто не верит, большой никто не хочет, санкции всем надоели

На российских ток-шоу порой высказывается мысль, что Украина для России — это такой чемодан без ручки. Но не является ли сегодняшний Донбасс таковым чемоданом уже для Украины?

«Боевые действия в Донбассе никогда не прекращались»

Олег Бондаренко, политолог, директор Фонда перспективной политики

В начале, как известно, было слово. Слова об эскалации конфликта вокруг Украины произносятся уже месяца три. И мне кажется, что это уже не демагогия, а реальность, ее формируют слова и с этим нужно считаться.

И если все-таки случится война, то это будет первая в истории война, спровоцированная медиа

Это будет даже интересный объект для изучения — инициатором боевых действий выступят не страны, а четвертая власть, средства массовой информации. Западные СМИ своими публикациями подняли уровень истерии до максимума и заставили профильные министерства своих стран реагировать на него.

У нас на глазах произошло превращение виртуальной реальности в реальность фактическую. И мы, к сожалению, близки к войне

Западные правительства сейчас ориентируются на масс-медиа, которые имеют своих клиентов и владельцев. И это, с одной стороны, безусловно чья-то планомерная игра. А с другой, это большой бизнес. Это цугцванг, из которого никто не может выйти не получив на свою голову больших проблем. Правительства западных стран не могут не реагировать на то, что пишут западные же СМИ, им приходится изображать какую-то активность. Россией эта активность трактуется как подготовка к агрессии. В ответ на одну мобилизацию происходит другая.

Ситуация крайне напоминает начало Первой мировой войны, когда конфликт спровоцировали именно резкие заявления

Спустя сто с небольшим лет мы видим то же самое. Правительства идут в мейнстриме медиа, которые задают повестку и демонизируют образ президента России Владимира Путина. И ведь это частные медиа, а правительствам приходится существовать в этой повестке.

Нужно понимать, что боевые действия в Донбассе никогда не прекращались. Каждый день там происходят пусть небольшие, очень локальные, но перестрелки. Для Донбасса война не прекращалась, в таком потухшем, «палестинском режиме» она там идет уже почти восемь лет.

Чем дальше идет эскалация, тем меньше шансов, что все закончится исключительно дипломатическим торгом

Нервы все больше накаляются, повышаются ставки. Мы видим, как усиливается группировка Вооруженных сил Украины в Донбассе. И это не только украинская армия, но и западные инструкторы. Все это происходит явно не для того, чтобы завтра эта группировка регион покинула. Я уверен, что, к сожалению, война в феврале будет. И нужно быть к ней готовыми.

«Украина — только инструмент»

Олег Хавич, политолог, директор Института Западно-Украинских исследований

Слова политиков — это уже эскалация, потому что они вызывают реальные последствия. Даже не нужно эвакуировать американских дипломатов, об этом достаточно заявить и стоимость украинских ценных бумаг, например, упадет, да и экономика России почувствует эффект. В нынешнем постинформационном обществе именно слова и заявления и обеспечивают нынешнюю эскалацию ситуации вокруг Украины.

При этом на Западе не считают, что Россия готова напасть на Украину, Запад об этом говорит. Подобные заявления — составная часть политики эскалации конфликта.

И нужно понимать, что нынешняя ситуация развивается не сколько вокруг Украины, сколько вокруг России, именно на нее направлено давление Запада. Украина в этой ситуации только инструмент

России даже не нужно ничего делать, чтобы этот конфликт развивался. Пока Россия существует, по крайней мере как субъект международной политики, — она будет мишенью для Запада. Это просто игра, направленная против Москвы.

Масштабные боевые действия в Донбассе в принципе могут начаться только по инициативе Киева. Вероятность я оценить не могу. Но нужно понимать, что решение о начале наступления будет не военным, а политическим. И принимать его будут не в Киеве, а в Вашингтоне.

Рост напряженности может продолжаться бесконечно долго

В апреле 2021 года, когда вероятность масштабной войны в Донбассе была действительно высокой, об этом никто не говорил. То, что сейчас в медиа много трескотни как раз и говорит о том, что настоящей подготовки к боевым действиям не ведется. Но сам факт наличия стотысячной украинской армии может спровоцировать каких-нибудь вашингтонских стратегов рискнуть. Вдруг что получится.

«Западу плевать на Украину»

Евгений Норин, военный эксперт

Все нынешние заявления политиков о росте напряженности на российско-украинской границе — это голая накрутка общественного мнения. Я понятия не имею, зачем, но у нее нет реальных оснований. Я не думаю, что Запад всерьез рассматривает вариант, при котором Россия начнет полномасштабное вторжение на Украину. Я думаю, что этими заявлениями Запад хочет получить для себя дипломатические бонусы. А что там с Украиной будет — обобщенному Западу плевать, не собой же рискует.

Вероятность того, что ВСУ перейдут в полномасштабное наступление на республики Донбасса, я оцениваю как невысокую. И политики, и военные в Киеве-то понимают, что если что — шишки полетят в них.

Искренне надеюсь, что худшего не случится, но иногда война начинает управлять сама собой — вне зависимости от желаний государственных деятелей. Однако сейчас это было бы слишком опасно для всех

Денис Гаевский, политолог, эксперт Украинского института политики

Примечательно, что руководство Украины в лице президента Владимира Зеленского и секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Алексея Данилова фактически опровергают многие заявления западных политиков о вероятном скором российском вторжении.

Допускаю, что нарастание напряженности вокруг Украины и заявления об эвакуации западных посольств — политико-дипломатические маневры США, пытающихся в итоге «продать» России через несколько месяцев деэксалацию украинской тематики и сдвиги со стороны Украины в выполнении Минских соглашений в обмен на уступки России на более значимых для США направлениях.