Вводная картинка

В шаге от провала. Россия ставит ультиматум США и НАТО. Чего ждать от переговоров по безопасности?

Одной из главных тем минувшего года стало обсуждение предполагаемого вторжения России на Украину. С передовиц крупных европейских и американских изданий не сходили заголовки о стягивании российских войск к границе с Украиной, публиковались даты и даже карты российского наступления. Москва парировала эти нападки, в свою очередь обвиняя НАТО в наращивании своего присутствия вдоль российских границ, продвижении альянса на Восток и поставках Киеву оружия. В этих непростых условиях Россия, США и НАТО договорились о серии переговоров, которые должны начаться в понедельник 10 января. Планировалось, что дипломаты и военные смогут максимально откровенно обсудить взаимные претензии и хотя бы наметить пути к их разрешению. Но сразу после объявления о предстоящих переговорах надежда на их успех начала таять. Помогут ли январские встречи наладить отношения России и Запада или приведут лишь к обострению прежних разногласий и очередному витку напряженности — разбиралась «Лента.ру».

Конфликт интересов

Июньская встреча лидеров России и США Владимира Путина и Джо Байдена, прошедшая в условиях крайне напряженной обстановки, дала робкую надежду на оттепель в отношениях двух держав. Одним из главных итогов той встречи в Женеве стал запуск переговоров по стратегической стабильности, указывающий на желание сторон, по крайней мере, предметно обсудить вопросы безопасности. Однако не прошло и полугода, как отношения между Россией и США вновь обострились: сначала СМИ, а затем и европейские и американские чиновники заявили о скоплении российских войск на западной границе и якобы планируемом Москвой нападении на Украину.

Виртуальный саммит Путина и Байдена, прошедший в начале декабря, должен был разрядить обстановку, но, по всей видимости, не принес ожидаемых результатов, и ситуация в Европе лишь продолжила ухудшаться. Брюссель заверял Киев в своей безоговорочной поддержке в случае войны и предостерегал Россию от агрессии. Москва же отвечала обвинениями в «накачивании» Украины вооружениями и подстрекательстве Киева к эскалации конфликта на востоке страны. При этом российское руководство в принципе говорило о незаинтересованности в конфликте на Украине, но осторожно не исключало военный ответ на провокацию со стороны Запада. Более того, из Москвы звучали заявления о предоставлении военной защиты российским гражданам за рубежом — а людей с российскими паспортами в Донбассе немало.

И одним из оснований, по которым ВС РФ могут — еще раз: в соответствии с действующим российским законодательством — оперативно использоваться за рубежом, является защита граждан России за пределами ее территории в случае вооруженного на них нападения

Константин Косачев вице-спикер Совета Федерации

В этой непростой обстановке 15 декабря Москву посетила замгоссекретаря США по делам Европы и Евразии Карен Донфрид. Дипломат провела встречи с российским руководством, которое передало ей свои инициативы по гарантиям безопасности в Европе.

17 декабря эти предложения были обнародованы российской стороной. Два проекта соглашений — одно с США, а другое с НАТО — предусматривают юридические обязательства НАТО, исключающие вступление Украины в альянс и ведение любой военной деятельности на территории Украины и других государств Восточной Европы, Закавказья и Центральной Азии, а также вывод американского ядерного оружия из Европы. Помимо этого, соглашения предполагают, что стороны не будут развертывать ракеты средней и меньшей дальности там, где они могут поразить территорию друг друга. На Западе российские инициативы встретили прохладно.

Мы никогда не пойдем на уступки в вопросах защиты всех своих союзников. И мы никогда не пойдем на уступки относительно права каждой страны в Европе, включая Украину, выбирать собственный путь

Йенс Столтенберг генеральный секретарь НАТО

Причем одно из наиболее насущных требований Москвы — положить на бумагу данное еще тогдашнему президенту СССР Михаилу Горбачеву обещание не расширять НАТО на Восток — фактически противоречит Вашингтонскому договору альянса и его принципу «открытых дверей» для любых европейских стран, желающих примкнуть к этой структуре.

В Москве этот аргумент, впрочем, отвергли. Глава МИД России Сергей Лавров подчеркнул, что Россия подписантом этого договора не является, а потому соблюдать его не обязана. При этом в основе других соглашений по евроатлантической безопасности, в подписании которых Москва участвовала, лежит так называемый принцип неделимой безопасности. Иными словами, НАТО может, конечно, укреплять свою безопасность, но не в ущерб России — а расширение альянса на Восток, безусловно, создает угрозу ее безопасности.

Практически любые новые предложения являются «запросными», и это нормальная практика в переговорном процессе, рассказал «Ленте.ру» ведущий научный сотрудник Венского центра по разоружению и нераспространению Николай Соков. Однако он считает нереалистичным принятие ряда представленных Россией инициатив.

Официальный, юридически обязывающий запрет на расширение НАТО и на военное присутствие НАТО на Украине, вывод американского ядерного оружия из Европы — все эти вещи не будут приняты ни при каких условиях

Николай Соков сотрудник Венского центра по разоружению и нераспространению

Более того, Россия обнародовала свои предложения буквально через два дня после того, как передала их Донфрид. По мнению Сокова, подобный шаг скорее указывает на политический расчет Москвы, нежели «переговорный».

«Когда в товарищах согласья нет…»

Несмотря на достаточно однозначную позицию Запада по неприемлемости ряда московских инициатив, стороны все же договорились о проведении переговоров по трем трекам. Сначала состоится двусторонняя встреча между делегациями России и США в Женеве: предварительные переговоры прошли 9 января, а основная часть намечена на 10 января. На 12-е число запланировано заседание Совета Россия — НАТО в Брюсселе, а 13 января в Вене пройдут переговоры на площадке Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Как ожидается, делегации будут состоять из сотрудников внешнеполитических ведомств и военных.

Хотя сам факт договоренности о проведении подобных встреч в некоторой степени воодушевляет, складывается впечатление, что стороны расходятся по самому фундаментальному вопросу: о чем вообще будут переговоры.

Российская сторона настаивает, что будет вести переговоры исключительно по своим проектам соглашений. А судя по заявлениям из Вашингтона и Брюсселя, основной темой для них станут не российские инициативы, как того хотелось бы Москве, а ситуация на российско-украинской границе и контроль над вооружениями, который и без того уже обсуждается в рамках отдельного переговорного процесса, запущенного после июньского саммита. В Госдепартаменте и вовсе заявили, что не планируют 10 января затрагивать тему деятельности НАТО — центральную для Москвы, — а сосредоточатся на «узких и двусторонних вопросах». В Белом доме признались, что настроены «не оптимистично, а реалистично» к предстоящим переговорам, и лишний раз предупредили Москву о последствиях агрессии в отношении Украины.

Все это определенно не вселяет оптимизма и в Москву. Замглавы МИД Сергей Рябков, который возглавил российскую делегацию, еще в конце декабря призывал западных визави к «интенсивным и быстрым» переговорам. Однако накануне женевской встречи дипломат не исключил, что первый раунд переговоров, вероятно, станет последним. Рябков предостерег США и их союзников от каких-либо иллюзий относительно предстоящих переговоров: «Мы не с протянутой рукой туда едем... Если мы будем ходить по кругу и повторять одно и то же, если не увидим ни малейших признаков готовности с той стороны учесть наши приоритеты, отреагировать на них конструктивным образом, тогда диалог станет беспредметным».

Отдельные опасения вызывает то, что переговоры запланированы очень плотно друг к другу: это практически не оставляет сторонам возможности для конструктивных консультаций и вдумчивого изучения позиций друг друга перед переходом к следующему треку переговоров. По мнению Сокова, более оптимальным вариантом было бы сначала наладить двусторонние обмены с США по обозначенным вопросам, обсудить взаимные озабоченности и уже только после этого переходить к многосторонним форматам. «Но, возможно, такие попытки уже делались, просто не стали достоянием общественности», — предположил специалист.

Кроме того, нестабильная внутриполитическая обстановка в США фактически сковывает по рукам американскую делегацию и оставляет очень ограниченное пространство для дипломатических маневров, отметил в беседе с «Лентой.ру» профессор в области международных отношений колледжа Гамильтона (США) Алан Кафруни. Политолог напомнил, что даже весьма скромные примирительные шаги, сделанные Байденом в ходе саммитов с Путиным в июне и декабре, встретили сильное сопротивление со стороны вашингтонских «ястребов».

Ястреб против

Сложная внутриполитическая обстановка в Вашингтоне, ультимативный характер российских инициатив, а также разногласия России, США и НАТО по самой повестке переговоров существенно снижают шансы предстоящих консультаций по всем трем трекам.

По мнению Сокова, скромным, но максимально возможным позитивным исходом переговоров между Россией и НАТО стало бы изложение сторонами своих озабоченностей и решение о продолжении диалога. Однако более вероятно, что даже такого результата достичь не удастся.

Почти наверняка встреча 12 января провалится и приведет к ухудшению атмосферы. НАТО в принципе не приспособлено к быстрой выработке новых позиций

Николай Соков сотрудник Венского центра по разоружению и нераспространению

Специалист выразил опасения, что, как и последние семь лет, альянс сведет переговорную повестку к крайне чувствительной для Москвы теме Украины и тем самым пересечет «красную черту», что приведет к однозначному провалу переговоров. «То есть будет заявлено, что гарантий нерасширения не будет, что НАТО только реагирует на российскую угрозу и беспокоиться России не о чем», — сказал он.

Кафруни, в свою очередь, также усомнился в перспективности российских требований в отношении деятельности НАТО. Он отметил, что администрация Байдена не пойдет на подписание российского проекта соглашения, которое включает совершенно недопустимые для Вашингтона пункты относительно ограничений на дальнейшее расширение НАТО и военную деятельность внутри стран альянса, а также вывод американского ядерного оружия из стран-членов НАТО.

Даже если представить себе гипотетическую ситуацию, в которой американская делегация согласилась заключить подобный договор и убедила бы своих союзников в правильности подобного шага, документ попросту не был бы ратифицирован Сенатом США, в котором заседает немало «ястребов», придерживающихся весьма антироссийских взглядов

Тем не менее Кафруни поделился более оптимистичным прогнозом относительно двусторонних переговоров между Россией и США. По его словам, продуктивными могут оказаться обсуждения контроля над вооружениями малой и средней дальности: подобные дискуссии могут увенчаться соглашениями, если стороны пойдут на взаимные уступки. Еще один многообещающий трек — совместные усилия по побуждению Ирана к выполнению своих обязательств по «ядерной сделке» в полном объеме.

США откажутся даже обсуждать какие-либо договорные обязательства по Украине, но почти наверняка предоставят России косвенные — хотя и устные — гарантии по вопросу членства Украины в НАТО. Это, конечно, не полностью будет отвечать ожиданиям Москвы

Алан Кафрунипрофессор в области международных отношений колледжа Гамильтона

Но даже подобный оптимистичный сценарий переговоров навряд ли устроит Россию. Весьма вероятно, что Москва будет настаивать на том, чтобы предложения принимались все вместе, в комплексе, но Вашингтон даже если и рассмотрит какие-то из них, то явно по отдельности и не в том темпе, котором бы хотелось российской стороне. Владимир Путин предупредил, что ответ России на отказ западных партнеров от предложений по гарантиям безопасности может быть «самым разным». В МИД, в свою очередь, заявили о готовности «положить заслон» дальнейшему расширению НАТО.

Хотя всеобъемлющий пересмотр архитектуры безопасности Европы на данном этапе выглядит нереалистично, договоренности сторон по ограниченному спектру вопросов и обмен устными заверениями, а также сокращение военной деятельности НАТО в акватории Черного моря существенно уменьшат риски военного конфликта, считает Кафруни. «Администрация Байдена уже исключила участие в военных операциях на стороне Киева, пообещав лишь драконовские санкции и дальнейшую военную помощь в случае военного ответа России. Киев понимает, что вторжение в сепаратистские республики повторит фиаско Грузии в 2008 году», — считает американский политолог.

Что произошло в Грузии в 2008 году?

В ночь на 8 августа 2008 года Грузия произвела артиллерийский обстрел и бомбардировку столицы Южной Осетии — Цхинвала, а чуть позже грузинские войска перешли линию разграничения с республикой, добивавшейся независимости от Тбилиси еще с советских времен. Под обстрел попали и места дислокации российских миротворцев в зоне конфликта, погибли 12 военнослужащих и несколько десятков были ранены.

В этих условиях президент России Дмитрий Медведев распорядился начать спецоперацию по принуждению Грузии к миру и защите российских граждан в Южной Осетии. В регион были введены дополнительные подразделения 58-й армии. 11 августа российские войска заняли город Гори в 76 километрах от Тбилиси, захватили военную базу под Сенаки и взяли под контроль порт Поти. 12 августа Россия и Грузия договорились о прекращении огня, а Медведев заявил о завершении военной операции. 26 августа Россия признала независимости Южной Осетии и Абхазии (другой регион, добивавшийся независимости от Тбилиси).

За спиной старшего брата

Возросшая напряженность в отношениях с Россией временно переключила фокус внимания американского политического истеблишмента на Москву, однако основным приоритетом Вашингтона все же является противостояние с Китаем. «Администрация Байдена понимает, что военное вторжение Киева в Донбасс почти наверняка спровоцирует военный ответ России и наращивание деятельности НАТО на Украине и во всем Черноморском регионе делает невозможной "стабильность и предсказуемость" в Европе и тем самым ослабляет способность Соединенных Штатов реагировать на действия Китая», — отмечает Кафруни.

МИД КНР на российские предложения по гарантиям безопасности отреагировал положительно, отметив, что выдвинутые инициативы «способствуют повышению взаимного доверия между странами, снижают риск конфликтов, отстаивают глобальную и региональную стратегическую стабильность». В России выразили надежду, что поддержка Пекина поможет изменить баланс сил и сгладить негативную реакцию западных визави на российские предложения по евробезопасности.

Однако у Китая совершенно нет резона как-то активно вмешиваться в украинский конфликт, считает Александр Габуев, руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги. Гипотетическое развертывание ракет НАТО на Украине или Прибалтике не несет никакой угрозы для КНР. Куда большую озабоченность у Пекина вызывают американские ракеты, размещенные непосредственно в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

Китайская поддержка, по всей видимости, так и останется на сугубо риторическом уровне, да и в самой Москве не ожидают более предметного участия со стороны Пекина. «У России самой достаточно инструментов, чтобы решать задачи в том виде, в каком их видит Кремль. Поэтому совместные заявления лидеров, устные одобрения — да, что-то более материальное — сильно вряд ли», — сказал эксперт в беседе с «Лентой.ру».

У Китая глубокие противоречия с США, но обострять их и увеличивать еще один фронт, где у Китая довольно мало резонов что-то делать, совершенно непонятно зачем

Александр Габуев глава азиатской программы Московского центра Карнеги

***

Дальнейшее расширение НАТО и включение в альянс Украины и Грузии, пусть и в весьма отдаленной перспективе, не могут рассматриваться Москвой иначе как угроза собственной безопасности. Разработка сторонами новейших типов вооружений и развертывание ракет малой и средней дальности, способных поражать военные цели друг друга в считаные минуты, лишь будут подогревать недоверие и подозрительность.

Поиск решения, которое стало бы приемлемым для обеих сторон, явно не будет простой задачей, и, как бы того ни хотелось Москве, «интенсивных и быстрых» переговоров определенно не получится. На поиск золотой середины могут уйти годы, и этот процесс потребует от обеих сторон политической воли и уступок во имя компромисса, но игра определенно стоит свеч. Ведь, как говорил глава МИД СССР Андрей Громыко, лучше 10 лет переговоров, чем один день войны.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа