Вводная картинка

«Русские до Индии дойдут!» Как разведки, дипломаты и армии двух великих империй боролись за господство в Средней Азии

Бывший СССР

Западный Туркестан или Великая Бухария — так называли в середине XIX века обширный и далекий регион, известный как Средняя Азия. В то время он стал ареной для противостояния двух могущественных империй — Российской и Британской. Острое и непримиримое соперничество, которое вошло в историю под названием «Большая игра», запомнилось современникам как главная геополитическая интрига столетия. Лондон всерьез опасался вторжения русских войск в Индию, а Санкт-Петербург был готов пойти на все, чтобы не дать британцам закрепиться у южных границ империи. Монархии сумели избежать большой войны, но дипломатические провокации, борьба разведок и взаимные «подножки» не прекращались ни на минуту. О том, как Россия смогла овладеть огромными территориями от Аральского моря до гор Памира, приобрести новых союзников и сохранить свое влияние в регионе до наших дней, — в материале «Ленты.ру».

«Это закончится, когда все умрут»

Сам термин «Большая игра» был придуман знаменитым британским разведчиком и путешественником Артуром Конноли в 1840 году и неразрывно связан с понятием «большая политика». Он не без оснований полагал, что соперники англичан на мировой арене рано или поздно попытаются захватить «жемчужину Британской короны» — колониальную Индию. Речь шла о сухопутных вторжениях, которые исторически совершались с территории Центральной Азии. Те же настроения разделяли большинство британских дипломатов и военных в XIX веке.

В массовый же оборот этот термин ввел известный писатель, автор «Книги джунглей» Редьярд Киплинг в своем романе «Ким», который повествует об индийских приключениях мальчика-подростка на фоне борьбы Российской и Британской империй в Туркестане.

Когда все умрут, тогда только кончится Большая Игра. Не раньше

Редьярд Киплинг
из романа «Ким» (1901 год)
Что такое Туркестан?

Туркестаном в XIX и начале XX века называли обширный географический район Евразии, где исторически проживали тюркоязычные и ираноязычные народы. Исследователи и путешественники разделяли его на три большие части — Западный (Русский), Восточный (Китайский) и Южный (северная часть Афганистана и Ирака).

В 1920-х годах этот термин постепенно вышел из употребления, на смену ему пришло понятие Средняя Азия. В мировой географической традиции регион принято считать частью Центральной Азии

Так или иначе на Альбионе действительно опасались попыток Российской империи продвинуться южнее казахских степей и, заручившись поддержкой местных кочевников, напасть на Индию. И на то были веские основания. Еще в 1801 году император Павел I, сблизившись с Наполеоном Бонапартом, основательно снарядил 22-тысячный отряд донских казаков под руководством атамана Орлова и отдал им почти безрассудный приказ вторгнуться в Индостан с севера. Но смерть, как известно, настигла монарха раньше, и войско было вынуждено вернуться домой, не добравшись и до Саратова.

И хотя Российская империя почти век даже не рассматривала возможности повторения столь дерзкой авантюры, новая фобия надолго засела в головах британских политиков и дипломатов

Опасения за свои владения вскоре усилили и начавшиеся продвижения русских войск в Закавказье. При Александре I под российский протекторат перешли земли Имерети, Мингрелии и Гурии, что вынудило Персию начать серию кровопролитных войн.

В этот же период англичане начали посылать шаху своих военных инструкторов для противодействия Русской императорской армии. Безрезультатно. По Гюлистанскому (1813 год) и Туркманчайскому (1828 год) мирным договорам Россия присоединила к себе территории современных Армении и Азербайджана, получила существенные торговые преференции в регионе. Позже Санкт-Петербург уличил британцев в помощи горским племенам на Кавказе. И, несмотря на формально хорошие отношения между державами, обстановка явно накалялась все сильнее и сильнее.

Уже к началу 1820-х годов замыслы Британии стали слишком очевидны. Российская разведка получила сведения о проникновении лазутчиков Его Величества в Хиву и Самарканд. В перспективе эти города могли стать плацдармом для английского наступления на «южное подбрюшье» империи — Оренбург, Усть-Каменогорск и Павлодар. Осложняло ситуацию для русских военных практически полное отсутствие подробных географических карт Средней Азии, достоверных сведений о политической ситуации в местных ханствах.

С этой целью в Хиву для установления дипломатических сношений был отправлен капитан Николай Муравьев. Ему предстояло не только склонить местного хана к союзу с императором, но и параллельно выведать пути для проведения военных экспедиций в регион. Добиться существенных результатов посольству не удалось, однако по возвращении на родину Муравьев опубликовал двухтомные записки о своем путешествии, которые содержали ценнейшие материалы об экономической, этнографической и военной обстановке в Туркестане.

Собственная земля хивинцев не имеет определенных границ, ибо окружена бесплодными степями, коих владение никем не оспаривается

Николай Муравьев
«Путешествие в Туркмению и Хиву» (1822 год)

К этому времени и Санкт-Петербург, и Лондон четко осознавали свои интересы в Средней Азии, активно укрепляли экономические позиции на периферии Туркестана, возводили крепости. При этом ни одна из сторон пока не решалась открыто объявить о своих претензиях. Страх спровоцировать соперника на активные действия еще долгое время тормозил экспансионистские амбиции обеих империй.

Степной передел

Однако стремление Российской империи расширить свои владения было продиктовано не только опасениями британской экспансии. Экономика неуверенно вступала в фазу промышленного переворота, и, в отличие от своих европейских соседей, не имела ни серьезных рынков сбыта, ни прямого доступа к традиционно «восточным товарам» — хлопку, шелку, пряностям и каракулю. Русские купцы мечтали получить доступ к базарам Коканда, Бухары и Хивы, однако безопасных торговых путей через засушливые степи в те времена попросту не существовало.

Кочевники активно грабили караваны в приграничных зонах, периодически устраивали набеги на поселения, людей брали в плен и продавали в рабство многочисленным ханам и племенным вождям

По оценкам имперских властей, только в течение 1830-х годов на рынках Бухары и Хивы оказались около двух тысяч русских подданных. Британские дипломаты и вовсе утверждали, что на 1,2 миллиона населения Бухарского эмирата приходится около 200 тысяч рабов.

Иными словами, работорговля являлась едва ли ни главной частью экономики региона. Осложняла ситуацию и неспособность центра выстроить четкую вертикаль власти в «старых» приграничных областях страны: на местах полномочия по-прежнему принадлежали казахским ханам, формально принявшим российское подданство несколькими десятилетиями ранее.

В 1822 году император Александр I издал указ о введении разработанного Михаилом Сперанским Устава о сибирских киргизах. Документ фактически отменил ханское управление на местах и сосредоточил административные ресурсы в руках военных губернаторов. Вслед за этим последовало расширение оборонительных рубежей. В течение двух десятилетий были воздвигнуты Кокшетау, Акмолинск (ныне Нур-Султан) и другие укрепленные поселения. И это решение оказалось вполне своевременным.

В 1838 году англичане, убедившись в бесповоротных намерениях России расширить свое присутствие в степи, решились на интервенцию в Афганистан. Ослабленный междоусобными войнами, он в одночасье стал привлекательной добычей сразу для нескольких своих соседей

Упустить возможность создать надежную буферную зону в богатой полезными ископаемыми горной стране Британская империя попросту не могла. В 1839 году колониальные войска заняли Кабул, однако уже через два года афганцы подняли восстание и прогнали интервентов обратно в Индию.

Эти события лишь подтвердили самые страшные опасения русских военных. Что помешает англичанам вернуться в Афганистан в более подходящий момент, а затем двинуться дальше на север? Угроза была обозначена предельно ясно. Россия решила во что бы то ни стало расширить свои границы за пределы безлюдных пустынь и степей, готовясь отразить нападение на дальних подступах.

В 1839 году Российская империя предприняла первую и довольно робкую попытку присоединить территории Хивы и разведать русло реки Амударья. Более шести тысяч солдат выступили в направление столицы ханства, однако из-за сильных морозов наступление замедлилось, после чего войска были внезапно атакованы кочевниками и после серии неудачных боев отступили в Оренбург. Примечательно, что хан Хивы, несмотря на очевидную победу, издал указ о возвращении всех русских пленников домой. Впредь степнякам также запрещалось брать в заложники любых царских подданных и даже покупать их у работорговцев. Очевидно, что хан не желал обострять отношения с Санкт-Петербургом и предпочел уладить претензии мирным путем.

В 1850 году первые отряды вошли в земли Кокандского ханства, успешно форсировали реку Или, почти без боя взяли крепость Таучубек, а затем разрушили заставы Кумыш-Курган, Чим-курган и Каш-Курган. Через три года в регион были направлены дополнительные силы, однако наступление было прекращено из-за начавшейся Крымской войны.

С 1853 по 1856 год все усилия Российской империи были сосредоточены на отражении англо-французского и турецкого натиска на Черном море. Затяжные сражения также развернулись на Кавказе и Дальнем Востоке, а потому Санкт-Петербург попросту не мог вести наступательных действий в Средней Азии. Однако и Британская империя, будучи врагом в этом конфликте, не решилась наступать из Индии, сделав ставку на десант в Крыму. Несмотря на это, призывы отнять у русских как можно большее земель по всей Евразии звучали в британском парламенте едва ли не ежедневно.

Надо вырвать клыки у медведя! Пока его флот и морской арсенал на Черном море не разрушен, не будет в безопасности Константинополь, не будет мира в Европе

Джон Рассел
председатель Либеральной партии Великобритании, 32-й и 38-й премьер-министр с 1846 по 1852 год и с 1865 по 1866 год

Результаты Крымской войны оказались плачевными и тягостными для Российской империи, однако ее территориальные потери не стали катастрофическими. Она не только сохранила силы для реванша в Средней Азии, но и оказалась преисполнена решимости во что бы то ни стало отыграться за унизительное поражение. При этом было очевидно, что повторения большой войны в Европе не хочет никто.

Оба участника «Большой игры» решили в будущем избегать прямых столкновений, предпочитая воевать друг с другом чужими руками

Война на дальних подступах

Едва оправившись от поражения в войне, император Александр II наряду с внедрением реформ снова обратил свой взор на Великую Бухарию. Формально декларируя нейтралитет, Британская империя с начала с 1860-х годов кратно увеличила присутствие своих агентов при дворах трех постоянно враждующих исламских государств в Туркестане: Бухарского эмирата, Хивинского и Кокандского ханств.

У Великобритании нет желания начинать борьбу против России за влияние в Центральной Азии, но мы стремимся к тому, чтобы Россия не извлекала выгоды из своих отношений с Персией и средств давления на государства Центральной Азии с целью посягательств на их территории

министр иностранных дел Джон Расселл
секретная инструкция послу сэру Джону Крэмптону от 31 марта 1860 года

В то же время в Российской империи прекрасно понимали, что за внешним безразличием англичан скрывается желание прибрать к рукам очередную буферную зону. И последствия не заставили себя долго ждать. В том же году Кокандское ханство объявило русским газават (священную войну) и, собрав в кулак около 20 тысяч кочевников, двинулось в направлении города Верный (ныне Алма-Аты). Вскоре они были разбиты и отступили вглубь страны.

Спустя пять лет русские войска заняли Ташкент, а в 1868 году Коканд после безуспешных попыток обратиться за помощью к соседям признал себя вассалом Санкт-Петербурга. Аналогичная судьба постигла и Бухарский эмират. Часть его территорий, включая Самарканд, перешли под непосредственное управление Российской империи.

Одним из главных требований новой администрации к побежденным стала безоговорочная отмена рабства. На волю были отпущены не только русские подданные, но и рабы-персы. Впоследствии установление русской власти в Средней Азии сочтут прогрессивным не только официальные власти большинства европейских стран, но и революционно настроенные мыслители.

Россия действительно играет прогрессивную роль по отношению к Востоку (…), господство России играет цивилизаторскую роль для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии, для башкир и татар

Фридрих Энгельс
из письма Карлу Марксу (23 мая 1851 года)

Впоследствии и советская власть будет продвигать исторический тезис о «прогрессивном значении присоединения Туркестана к России».

На покоренных землях оперативно была создана и новая система административно-территориального управления. Все вошедшие области поделили на округа, волости и аулы. За коренным населением сохранялось право исповедовать ислам, духовенство было освобождено от большей части налогов, с некоторыми оговорками сохранялись шариатские суды. При этом острейшей проблемой еще несколько десятилетий оставалась нехватка подготовленных кадров: врачей, педагогов, юристов, инженеров и специалистов по сельскому хозяйству.

К 1870-м годам единственным непокоренным государством в регионе оставалась Хива. Она контролировала значительные территории на Каспийском побережье и пыталась наладить союз с Афганистаном для предотвращения русской экспансии. В Петербурге полагали, что под влиянием британских властей «заклятые друзья» попытаются объединить потерявших свои владения «старых» степных феодалов и дать отпор. Лондон в это же время изучал возможность опять вторгнуться в Афганистан. Однако это решение пришлось отложить почти на 10 лет из-за проблем на других направлениях.

В начале 1873 года Русская императорская армия перешла границы Хивинского ханства и спустя несколько месяцев осадила его столицу. Вскоре оказалось, что авторитет правителя страны за прошедшие годы серьезно пошатнулся. В городе начались беспорядки, а часть горожан даже потребовала сдать его без сопротивления. Хан уступил и отправил на переговоры с русскими делегацию. Однако часть защитников саботировала требования своего лидера и попыталась оказать сопротивление. Спустя несколько дней крепость пала. Так как в планы российского правительства не входило присоединение всего Хивинского ханства, за его правителем частично было сохранено право управления страной. Однако это правило не распространялось на внешнюю политику и торговые связи.

Нам нет нужды просить прощения у министров Британской короны за каждое наше свершение. Они отнюдь не торопятся совещаться с нами, когда завоевывают целые королевства, оккупируют иностранные города и острова. Мы же не просим, чтобы они оправдывались в своих действиях

Дмитрий Милютин
военный министр Российской империи (1861-1881 годы)

Тем временем англичане начали понемногу мириться с неизбежным и предложили русским заключить соглашение о буферной зоне между Афганистаном и оставшимися под контролем Бухары южными территориями. В Санкт-Петербурге предложение приняли, хотя и с оглядкой: четких границ между этими государствами никогда не существовало. Документ позволял начать работу по демаркации рубежей, однако дипломаты осознавали, что этот процесс растянется как минимум еще на несколько десятилетий. Противостояние между империями в этот период, как окажется впоследствии, будет только нарастать.

Дорога на «крышу мира»

Однако вопрос разграничения земель на пространстве между Каспийским морем и Афганистаном так и оставался неразрешенным. В 1885 году, который часто называют кульминационным в «Большой игре», случился кризис, едва не приведший Санкт-Петербург и Лондон к открытой войне. Между армейцами двух стран произошло единственное с начала конфликта в регионе прямое столкновение.

Российская империя сумела окончательно интегрировать туркменские земли в Закаспийском регионе, публично пообещав защищать местное население от нападений извне. Об этом обязательстве царю напомнили жители города Мерв, который присягнул на верность в 1884 году. Они потребовали от администрации защитить от притеснений их соплеменников-туркменов в Пендинском оазисе. Формально он находился под контролем Афганистана, а значит и протекторатом британской короны. Соглашаясь на интервенцию, Российская империя шла на крупный риск, однако от своих обещаний отступать не собиралась.

Узнав о планах русских занять Пендин, афганские и британские части сыграли на опережение и заняли спорную территорию раньше. Англичан можно понять. Неподалеку от оазиса располагался древний город Герат, который считался воротами в Индию. Контроль над ним позволил бы начать вторжение на «британскую жемчужину» в обход горных цепей, по равнине. В министерстве иностранных дел Российской империи, осознавая всю серьезность ситуации, дали клятвенное обещание не приближаться к Герату, ограничившись туркменскими поселениями. Однако услышаны дипломаты не были.

Тогда уже российские военные потребовали у афганцев в ультимативной форме покинуть Пендин. Британские офицеры, руководившие обороной, ответили отказом. Командующий русскими частями генерал Александр Комаров приказал казакам отбить оазис, но первыми огонь не открывать. Любая зримая неосторожность позволила бы обвинить Санкт-Петербург в агрессии и привести к новой войне.

Но у англичан сдали нервы раньше. Испугавшись приближения грозного противника, первый залп по неприятелю сделали афганские части, предоставив русским военным карт-бланш для атаки. Вскоре дрогнувшие части были выбиты из региона, а на месте сражения был заложен самый южный в империи город Кушка.

Ни российские, ни британские власти продолжать конфликт не желали. Стороны списали инцидент на случайное пограничное столкновение. Позднее Лондон все же признал права Санкт-Петербурга на оазис. В свою очередь Российская империя обязалась более не продвигаться вглубь Афганистана.

Одним из последних направлений «Большой игры» стал Памир. Старые горы хранили в себе несметные запасы драгоценностей: золото, горный хрусталь, рубины, редкие минералы. Кроме того, через хребет открывались пути на «крышу мира» — Тибет, а также в британский Кашмир. Очевидно, что никаких определенных границ в регионе не существовало и существовать не могло. Высокие перевалы оставались недоступны большинству путешественников, не говоря о караванах и крупных воинских соединениях.

Начиная с 1890-х годов и Российская, и Британская империи начали вынашивать планы по строительству высокогорных дорог, которые могли бы соединить Кашмир с Ферганской долиной. Вскоре английские военные вторглись в Гилгит, присоединив самый север современного Пакистана. Опасаясь худшего, в 1894 году русские военные в глубокой тайне начали работы по строительству дороги через перевал Талдык. Она была предназначена для внезапной переброски войск в случае вторжения англичан на территорию современной Киргизии. Сегодня эта дорога известна как Старый Памирский тракт.

Однако сторонам вновь удалось урегулировать споры. В 1895 году после долгих подковерных игр дипломаты согласились разграничить территории своих империй тонким Ваханским коридором, передав его под контроль эмиру Афганистана. Этот отрезок и сейчас разделяет земли современных Таджикистана и Пакистана.

Несколькими годами ранее Британская империя получила еще одно мощное предупреждение. На этот раз новости пришли из Парижа — Российская империя и Франция заключили военный союз и обязались дать совместный отпор Лондону. Генеральные штабы двух стран даже разрабатывали планы нападения на англичан, если те вторгнутся в пределы русских или французских колоний. Это обстоятельство умерило пыл наиболее дерзких британских политиков.

Цена открытого конфликта повышалась кратно, а потому последующее десятилетие темпы «Большой игры» в Средней Азии постепенно пошли на спад. До 1907 года, когда к союзу Санкт-Петербурга и Парижа все же присоединился и Лондон, сформировав Антанту, противостояние в регионе свелось главным образом к шпионажу и дипломатическому давлению

Соперничество двух стран в Средней Азии завершится признанием Российской империей английского протектората над Афганистаном. Англичане смирятся с территориальными приобретениями русских в Хиве и Бухаре. Над Европой нависнет угроза новой войны, и две империи согласятся покончить с многолетней враждой. По крайней мере, на время.

***
После поражения в Первой мировой войне, пережив две революции, интервенцию и братоубийственные годы, Россия подарит покоренным народам Средней Азии автономию. Регион разделят между собой пять союзных республик — Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан и Туркмения. Слабозаселенные и отсталые территории наполнят русские специалисты, начнется массовое строительство дорог, появится сеть национальных школ и университетов. Но для центра еще долгие годы они останутся убыточными, несмотря на существенную экономическую модернизацию.

После распада СССР земли бывшего Туркестана погрузятся в хаос гражданских войн, терроризма и массового наплыва мигрантов. Однако само понятие «Большой игры» никуда не исчезнет. Средняя Азия останется полигоном для соперничества региональных и глобальных держав — России, США, Китая, Великобритании. Ведь как известно: «Когда все умрут, только тогда кончится "Большая Игра". Не раньше».