Вводная картинка

«Будем калитки кушать и валенками кидаться» Как живут тверские карелы и зачем нужно ехать к ним в гости

Моя страна

В 2010 году при очередной переписи населениями карелами в Тверской области назвались лишь 7934 человека. Для сравнения: в начале 1930-х годов в Тверской губернии компактно проживало более 150 тысяч карелов, принадлежавших к особому тверскому субэтносу этого народа. А в 1937 году на территории тогдашней Калининской области был даже создан Карельский национальный округ с центром в городе Лихославле. Результаты последней переписи (2021) пока не оглашены, но ожидается, что число тверских карелов по сравнению с 2010 годом увеличится. И не потому, что кто-то сюда переехал на постоянное жительство или родилось много новеньких детей. Люди заинтересовались своими корнями, своей исконной культурой и традициями, своим уникальным языком. Как жили раньше и чем живут сегодня тверские карелы, выяснял на месте спецкор «Ленты.ру» Петр Каменченко.

Полное погружение

— Кушайте горячее. Чай светлый, потому что из трав, мед местный… Замерзли, наверное? — хозяйка карельского дома Марина Евграфова ставит на стол глубокую миску картошки с мясом.

Добраться до деревни Чашково оказалось не так сложно, как я предполагал. От Лихославля на машине всего минут десять ехать. Несмотря на приличный мороз и много снега, застрял я всего раз, да и то по собственной неосторожности. Дорога по российским понятиям вполне приличная. Но можно доехать и на электричке из Твери — от станции до деревни всего несколько минут хода.

— Народу к вам много приезжает?

— Много. Все субботы и воскресенья заняты. До 9 января уже все расписано. Приезжают и семьями, и группами. В основном из Москвы. Зимой за один раз можем человек двадцать принять. Летом больше.

— А зачем едут?

— Чтобы что-то особенное почувствовать. Не через памятники и архитектурные объекты, а через повседневную жизнь человека — чем он здесь живет. Я решила, что будет интересно показать людям культуру тверских карелов через погружение в быт обычной карельской деревенской избы. Одной конкретной семьи.

Мой папа тверской карел, и я потомственная тверская карелка. Вот портреты моих предков, они сохранились в этом доме, и они, конечно, покоя не давали. Мне нужно было узнать, как жили эти люди. Узнать свою родословную. Я до 37 лет и не знала, что я карелка. В нашей семье, как и во многих карельских семьях, это не афишировалось. Для меня это — возвращение к своим корням. Надеюсь, что и для многих других тоже.

Здесь связь с природой, с предками, в этом доме люди начинают вспоминать своих. Глядя на эти портреты, люди говорят: да это же и мои дедушка и бабушка. И я вижу, что через такую внутреннюю связь возможно развитие и человека, и семьи, и общества. Здесь человек чувствует себя человеком, а не деталью в урбанизированном обществе, в асфальте, в потоке безумной информации, в беспрерывной навязчивой рекламе.

Идея состоит в том, чтобы любой человек мог зайти в этот дом и посмотреть, как люди жили и до сих пор живут без водопровода, газа, центрального отопления, без телевизора. Как устроен быт, русская печь, курная баня, что и как люди готовили, что ели и еще много-много всего.

Играть в рюхи, есть пироги и кидать валенки

Марине Евграфовой 46 лет, по образованию она театральный режиссер, окончила Московский институт культуры. Работала в Твери. Принимать гостей в своем родовом доме в Чашкове начала два года назад. Первая группа приехала 3 января 2020 года.

Каждая группа, которая сюда приезжает, проводит здесь не меньше трех часов. У дома большая площадка и нет заборов, поэтому много места для подвижных игр. Гости учатся играть в рюхи — это такие карельские городки. Биты большие, ими нужно сбивать бочонки-рюхи. Кидают валенки — еще одна народная карельская забава.

В доме Марина рассказывает о предметах, оставшихся от старых времен, их много: лопаты, которыми в печь отправляли хлеб, рубель — деревянный валик с рубчиками, использовавшийся вместо утюга, действующий ткацкий станок, найденный на чердаке… Все старинные предметы принадлежали только этому дому и этой семье, по чужим домам, чердакам и подвалам ничего не собиралось. Это принцип. Карелы очень бережливы, ничего не выбрасывают, но и чужого им не надо.

Зеркало на стене собрал Маринин прадед — столяр-краснодеревщик, он же сделал стол, за которым мы сидим. Стол раскладывается, и все деревянные составляющие отлично работают до сих пор.

В доме гости топят русскую печь, ставят самовар, готовят карельские пироги — хийну пируа и сульчины. Это обязательный мастер-класс.

Для того чтобы приготовить сульчины, на столе раскатывается ржаной блин, подсушивается на сухой сковороде, смазывается сливочным маслом. В него заворачивают начинку.

— А вот тут, пожалуйста, подробнее, — прошу я Марину.

Сульчины готовятся так. Берется ржаная мука, вода, соль и сахар. Замешивается густое тесто и раскатывается. На сухую горячую сковороду кладется ржаной блин. Когда блин начинает подыматься, его снимают и выкладывают на тарелку. Смазывают с двух сторон сливочным маслом. На него следующий. В блины заворачивают начинку — чаще всего это каша. Но можно использовать картошку, творог, грибы, яблоко

Когда выпечка готова, гости пьют чай на травах, а потом идут к бане по-черному. На огороде их две. Марина рассказывает о традиционных карельских обрядах и обычаях, сохранившихся в семье: как свадьбы гуляли, как в баню ходили, как с соседями жили.

Летом гостям показывают огород, где все растения имеют карельские названия, многие из которых очень близки к русским: огурец — огурча, свекла — свьокла, лук — лукка, а картошка — муаяблокка.

Есть и интересный природный объект — Варнавушка, небольшое лесное озерцо. И карельский лабиринт (кариелан тие — карельский путь) — это уже современный арт-объект, интерактивная площадка, где проводятся квесты на знание карельской истории и культуры.

Будешь плохо себя вести, Кегри тебя заберет!

Влиться в традиционный повседневный быт карельского дома, безусловно, интересно, но еще интереснее принять участие в большом фестивале карельской культуры, которых в течение года на тверской земле проводится немало.

Ежегодно 28 февраля в Твери проходит традиционный «Калевала фест» — День карельского эпоса «Калевала».

2 мая в Чашкове в первый раз пройдет первый «Хейня фест» — травный фестиваль.

— Почему так рано? Ведь в начале мая никакой травы еще нет, и собирать-то нечего, — задаю я напрашивающийся вопрос Марине Евграфовой.

— Потому что растения можно собирать круглый год. Зимой собираются шишки и веточки, весной — почки и первые побеги, летом — цветы и травы, а осенью — корни. В мае мы расскажем о том, как, когда и какие травы собирали в нашей деревне, и люди узнают, что и когда им нужно собрать летом. Это будет обучающий семинар и одновременно кулинарный мастер-класс, потому что из растений можно много всего приготовить. Карелы это хорошо знали и пользовались этими знаниями. И все растения имели свои карельские названия.

В третью субботу августа в селе Толмачи проходит большой фестиваль открытого карельского пирога калитка. Приезжают гости со всей России, из Карелии, Белоруссии, Финляндии… Изначально это, конечно же, кулинарный фестиваль, посвященный карельской кухне. Но не обходится и без карельской народной музыки, пения, танцев, обрядов. Тут же проходят яркие реконструкции — в 2021 году реконструкция была посвящена переходу карелов на тверские земли.

Осенью, в конце сентября — начале октября, в селе Новый Стан празднуется конец сбора урожая. Главное действующее лицо праздника — карельский сказочный персонаж Кегри. Кегри — дань языческим традициям и близкий родственник русского домового. Кегри жил в карельских деревнях, им обычно пугали маленьких непослушных детей: «Будешь плохо себя вести, Кегри тебя заберет!» Праздник озорной и веселый, как и любой праздник урожая.

Упрямый, как карел

Пора рассказать о том, как карелы поселились в тверских землях и почему они оказались так далеко от Карелии.

Исторически карелов можно считать потомками коренных жителей этих мест. Когда-то очень давно эта территория была заселена угро-финскими племенами, но потом под давлением славян они стали уходить все дальше и дальше на север, пока окончательно не осели там, где их потомки живут до сих пор.

Возвращаться на тверские земли карелы начали в конце XVI века. А после русско-шведской войны (1610-1617) и захвата шведами северо-западных новгородских земель переселение стало массовым. Такой исход был связан с действиями шведов в отношении новых подданных.

Карелы приняли православие в 1227 году и шли к этому долго, почти 300 лет, а шведы заставляли их насильно переходить в лютеранскую веру, обложили непомерными налогами и вообще считали людьми второго сорта. Карелы стали уходить в Россию семьями и даже целыми деревнями. Шведы их преследовали, возвращали, а тех, кто сопротивлялся, убивали.

— Но карелы очень упрямые, у русских есть даже поговорка: «упрямый, как карел». Они очень долго ко всему присматриваются, но уж если что-то задумали, то доведут это до конца, — говорит директор Карельского национального краеведческого музея в Лихославле Елена Викторовна Романова.

Карелы уходили от шведов все дальше и дальше на юг. Шли несколько лет и так оказались в тверских землях, которые после прошедшего здесь мора были мало заселены. Бывшие русские деревни пустовали, а поскольку места показались карелам удобными — много лесов, рек, озер и болот, — они тут и осели.

Местные власти не только не препятствовали процессу переселения, но и строго следили, чтобы здешние помещики переселенцев не притесняли, всячески их поддерживали. На длительный срок им предоставлялись ссуды на обзаведение хозяйством и строительство домов, на десять лет — освобождение от податей.

Наиболее компактно карелы расселились на территории, которая сегодня относится к Лихославльскому, Спировскому, Рамешковскому и Максатихинскому районам Тверской области.

Прости, река!

Карелы редко изменяли названия деревень, в которых селились, лишь иногда переводя их на свой язык. Так Овсянники стали Кагрушки, а Березовка — Койвушка. Эти названия существуют до сих пор. Что-то карелы переняли у местных — как, например, русскую печь. А что-то принесли свое, вроде северных домов с высоким подклетом и глубоким погребом, расположением внутренних помещений, предметами обихода, традициями и суевериями. Отголоски язычества и связь с природой сохраняются у карелов до сих пор. Приходя в лес или на озеро, карел здоровается с ними, а если что-то сделает не так, должен попросить прощения.

— У нашей научной сотрудницы, а она чистокровная карелка, дед ехал зимой на санях через реку и выругался. И после этого начал болеть, — рассказывает Елена Романова. — И болел до тех пор, пока не вернулся к реке и не попросил у нее прощения. Река его простила, и болезнь прошла. То есть карелы в это верят, а если веришь — то оно и сбывается.

С русскими карелы жили мирно, но смешанных браков было немного. Поэтому тверские карелы за эти века свой язык сохранили в большей чистоте, чем те, кто остался жить на севере. Язык этот считается уникальным, вот только знают его теперь совсем немногие.

— В быту карельским языком в Тверской области сейчас пользуются разве что в каких-то глухих деревнях бабушки и дедушки, — рассказывает директор музея Елена Романова. — Но интерес к языку есть. У нас в Лихославле при библиотеке работает кружок карельского языка, в основном туда ходят люди, которые его когда-то знали, но потом забыли и теперь хотят восстановить, поговорить на карельском между собой. Есть факультативы по изучению карельского языка, ими пользуются в основном участники фольклорных ансамблей. Кто-то играет на кантеле — народном карело-финском инструменте и хочет глубже узнать культуру своих предков. Кто-то поет карельские песни. В Твери недавно организовали онлайн-курсы по изучению карельского языка. Или вот совсем свежий пример: у нас в селе Микшино есть сельская школа, и там дети захотели изучать карельский язык. Сейчас мы думаем, как это организовать. Но на бытовом уровне в семьях на карельском уже не говорят.

Максимального рассвета тверской карельский субэтнос достиг в 1930-е годы. В 1931 году здесь проживало более 150 тысяч карелов, из которых 95 процентов владели карельским языком.

В 1931 году в Лихославле создали Карельский краеведческий музей, в том же году открылось карельское педагогическое училище, где выпускали преподавателей карельского языка, которые должны были потом ехать в села обучать карельских детей грамоте. Печатались книги на карельском языке. В июле 1937 года был создан Карельский национальный округ, включавший пять районов Тверской области. Но просуществовал он недолго.

Все закончилось в феврале 1939 года: округ был аннулирован, активисты карельского национального движения репрессированы.

Вкус калитки и драников

С того времени быть тверским карелом надолго стало непрестижно и даже опасно. В годы войны Лихославльский район дал стране пятерых героев Советского Союза. Четверо из них были стопроцентными карелами, но в официальных документах числились русскими. Русскими записывались и дети от смешанных браков, которых становилось все больше. С детьми в семьях говорили уже только по-русски. Так было проще и не вызывало неловких вопросов: а ты что, карел?

А когда начался массовый отток сельских жителей в города, где все уже было унифицировано и никого особенно не интересовало, русский ты, грузин, украинец или карел, деревни стали вымирать вместе с национальной культурой, традициями и языком. И касается это всех национальностей и всех культур.

Глобализация, стандартизация, унификация, оптимизация — все эти ключевые понятия современного мира не очень сочетаются с бережным сохранением культуры, традиций и языка немногочисленных народов. Но без них мир потеряет свое разнообразие и многополярность, потеряет цвета, краски, запахи, станет беднее и бледнее. И совсем не факт, что будет он безопаснее и удобнее.

Что нужно сделать для того, чтобы этого не произошло, чтобы сохранился красивый певучий карельский язык, языки других малых народов и тех, что побольше? Чтобы наши дети узнали вкус карельских калиток и белорусских драников, чтобы играли не только в Sony Play Station, но и в рюхи, горелки и классики? Чтобы просили прощения за бранное слово не только у обиженного человека, но и у реки, леса, озера? Как сохранить то, что еще не окончательно утрачено?

На эти вопросы ответить непросто. Но возможности и пути есть. Например, такие, как карельский дом Марины Евграфовой в деревне Чашково и Краеведческий музей в Лихославле.

Окажетесь в тех краях — непременно у них побывайте.