Вводная картинка

Немного о климате: будущее лесных проектов. Глобальное потепление — одна из главных проблем, стоящих перед человечеством

Экономика

Решение проблемы глобального потепления, от которого уже страдают все страны, — одна из главных задач, стоящих перед человечеством сегодня. На круглом столе «Климатические проекты — вспомогательный инструмент или основа для декарбонизации на ближайшее десятилетие?», организованном Российским партнерством за сохранение климата, своим мнением о чистом будущем для страны, о передовых климатических проектах и технологиях, о потенциале российских лесов поделились как представители государства, так и научного сообщества, и бизнеса.

Саммит СОР26

По Парижскому соглашению 2015 года, к которому присоединились, приняв на себя обязательства, 175 стран мира, включая Россию, в XXI веке необходимо удержать суммарный рост температуры земли в пределах двух градусов Цельсия, а в идеале — в пределах полутора.

Адаптация к изменению климата стала одним из основных вопросов, обсуждаемых на 26-й Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP26) в ноябре этого года в Глазго. Финальным документом на саммите СОР26 стал Климатический пакт, который при посредничестве ООН был одобрен почти 200 государствами.

А более 100 мировых лидеров стран, на долю которых приходится более 85 процентов мировых лесов, пообещали положить конец вырубке лесов уже через восемь лет. Россия в рамках COP26 взяла на себя обязательства по сокращению вырубки лесов и увеличению лесных площадей.

Около сотни стран, включая США и членов Евросоюза, объявили о глобальном партнерстве по сокращению выбросов метана к 2030 году, более 50 государств подписали соглашение о переходе от использования угольных электростанций к чистой энергии. Российские представители на саммите рассказали об утвержденной правительством стратегии социально-экономического развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года и поделились планами достижения углеродной нейтральности до 2060.

«Единого понимания нет»

Круглый стол по инициативе Российского партнерства за сохранение климата объединил представителей Минэкономразвития, Рослесхоза, Института географии РАН, Ботанического сада МГУ, Института глобального климата и экологии имени академика Израэля, GFA Consulting Group, Greenpeace, АБ ЕПАМ, Сбера, En+ Group, Русала, ЕвроХима. Среди них было много тех, кто побывал на саммите в Глазго в составе российской делегации.

Открывая мероприятие, один из его модераторов, директор департамента внешних коммуникаций En+ Group Ольга Санарова предложила обсудить, «насколько эффективны те климатические проекты, которые пытается проводить российский бизнес, как они смогут стать эффективными, и что вообще происходит по этой тематике в российской и международной повестке».

По мнению другого модератора, директора по устойчивому развитию компании РУСАЛ Ирины Бахтиной, «очень хорошо, что мы завершаем рабочую повестку года этим актуальным диалогом». По ее словам, и у нее, и у ее коллег ежедневно идут диалоги по теме климатических проектов, их трансформации и эволюции.

«Мы видим, общаясь с разными представителями бизнеса в целом и Российского партнерства за сохранение климата, что единого понимания нет, каждый под этим имеет в виду что-то свое, — посетовала Ирина Бахтина. — Мы пытаемся найти какие-то точки соприкосновения, в том числе, с точки зрения того нового регулирования, которое актуализируется прямо сейчас».

Поэтому участники круглого стола обсудили широкий круг вопросов и предлагаемых решений, поговорили о перспективах развития отечественных и мировых климатических проектов и особенностях их регулирования, а также о проблемах, связанных с сертификацией и зачетом углеродных единиц. Ключевой темой мероприятия стало обсуждение лесных климатических проектов — представители бизнеса и науки поделились опытом и обозначили круг проблем.

Было много мнений и о развитии нормативной базы, и об инструментах господдержки, необходимых для запуска климатических проектов. Многие участники круглого стола считают, что существующих на сегодняшний день правовых механизмов недостаточно для успешной реализации инициатив по поглощению парниковых газов.

«Было много ожиданий»

Первый выступавший - заместитель директора Департамента многостороннего экономического сотрудничества и специальных проектов Минэкономразвития РФ Антон Цветов был как раз одним из тех, занимался 6-й статьей Парижского соглашения в Глазго, рыночными и нерыночными механизмами межгосударственного сотрудничества.

Он напомнил собравшимся, что в течение года было много ожиданий, «что мы сейчас сделаем 6-ю статью и все поедет. Парижское соглашение сразу заработает, проекты будет очень просто и выгодно реализовывать, потому что появится их экономическая целесообразность».

Заместитель директора Департамента многостороннего экономического сотрудничества и специальных проектов Минэкономразвития РФ предположил, что далее «у нас будут сражения на полях наблюдательных и вспомогательных органов». По его словам, еще порядка 20 регуляторных элементов, необходимых для запуска системы климатических проектов, требуют доработок, и все это займет два-три года.

Лес — наше конкурентное преимущество

Начальник управления науки и международного сотрудничества Рослесхоза Владимир Дмитриев входит в рабочую группу, которая занимается климатическими проектами. Ее задача, по его словам, «в ближайшее время прорисовать для бизнеса понятную дорожную карту, объяснить, как можно воспользоваться этими инструментами климатических проектов, прежде всего лесных».

Он считает, что, несмотря на желание учесть поглощающую способность всех экосистем, «у лесов — наибольший потенциал и наилучшие перспективы». По его мнению, в перспективе возможен рост поглощающей способности лесов вдвое — до 1,2 миллиарда тонн СО2.

Рабочей группе необходимо создать определенные стимулы для появления климатических проектов, считают в Рослесхозе, прежде всего нормативную базу. Конструкция этого правового механизма уже более-менее проясняется, поскольку они в режиме нон-стоп консультируются как со специалистами Рослесхоза, так и с другими компаниями, которые довольно активно предлагают свои различные подходы.

«Если раньше был один подход, «дайте лес — мы с ним что-нибудь сделаем», то сейчас у многих есть свое понимание и вырабатываются довольно интересные и гибкие механизмы, — сообщил он. — Всем важен результат проекта в виде зачтенных и сокращенных выбросов».

Говоря о целях и задачах лесного хозяйства, Дмитриев отметил, что они определены уже давно и выразил надежду, что Минфин и Минэк поддержат программы по охране лесов от пожаров, по лесовосстановлению, по борьбе с вредителями. Таким образом, мы сможем сохранить существующие леса и увеличить их площадь. В Рослесхозе надеются, что смогут довести восстановление до миллиона гектаров в год, а площадь пожаров ежегодно будет сокращаться минимум на полмиллиона гектаров.

Отвечая на вопрос Ольги Санаровой, являются ли леса уникальным конкурентным преимуществом нашей страны, Владимир Дмитриев подтвердил это и отметил, что «если мы примем усилия со стороны программных инструментов, а также подключим бизнес, то по нашим самым скромным подсчетам, мы сможем достичь не только целей и задач, поставленных стратегией, но и значительно превысить их».

Роль лесоклиматических проектов

О лесоклиматических проектах как наиболее эффективных для декарбонизации говорили многие участники круглого стола. Так, например, руководитель Центра ответственного природопользования Института географии РАН Евгений Шварц отметил, что декарбонизация бизнеса — основной драйвер подобных проектов: от 20 до 30 процентов нынешних прямых эмиссий парниковых газов (ПГ) от крупных компаний в РФ планируется к нейтрализации в рамках природоклиматических проектов к 2050 году.

Потребность в поглощении ПГ в рамках природно-климатических проектов оценивается в 150-200 миллионов тонн CO2 к 2050 году. По мнению Евгения Шварца, потенциальное преимущество природных решений — низкая стоимость углеродных единиц, а основной недостаток – необходимость постоянных поддерживающих инвестиций.

По мнению ученых, для использования максимального потенциала лесоклиматических проектов для декарбонизации необходимо снятие законодательных барьеров на пути ЛКП. Надо обеспечить признание методологий ЛКП в международных системах сертификации. А при разработке национальной системы сертификации климатических проектов, по их мнению, нужно привлечь международных специалистов из Всемирного банка и IUCN, а также зарубежных экспертов с реальным опытом работы с климатической сертификацией и методологиями.

Ученые из Центра ответственного природопользования Института географии РАН считают, что разработка стандартов национальной сертификации должна вестись с участием гражданского общества и экологических организаций для обеспечения ее прозрачности и для повышения доверия к стандартам на низкоуглеродных рынках и у регуляторов.

«Высокая степень непостоянства»

Опытом реализации ЛКП поделилась компания En+ Group, основанная промышленником Олегом Дерипаской. Компанию представил ее директор по устойчивому развитию Антон Бутманов. Он вспомнил, как группа в 2016 году отказалась покупать офсеты на Западе и «решила пойти более сложным путем и в отсутствии углеродного регулирования начать переговоры с Рослесхозом и Минприроды, чтобы выстроить инфраструктуру и попробовать себя в проекте».

В 2019 году Русал, компания металлургического сегмента En+ Group, подписывает соглашение с Рослесхозом, Иркутской областью и Красноярским краем. «Мы высаживаем один миллион деревьев и обязуемся за ними ухаживать. Мы идем в проекты лесоохраны — более 500 тысяч гектаров, — рассказал Антон Бутманов. — Покупаем оборудование по тушению пожаров, арендуем вертолет и самолет. Обеспечиваем территориальные службы ресурсами для этого». Это первый в России проект подобного масштаба, который компания реализует в рамках своей стратегии декарбонизации.

Антон Бутманов подчеркнул, что это отнюдь не благотворительность, а часть коммерческого проекта, который, кстати, находится под угрозой. В России пока отсутствует нормативная законодательная база, и, если она не будет подготовлена, компания проект прекратит.

Проект «Русала» по лесовосстановлению с целью увеличения поглощения CO2 — первая инициатива подобного масштаба в России. Этот опыт, по мнению представителей научного сообщества, чрезвычайно важен для более корректного планирования проектов по лесовосстановлению, более тщательного выбора места и набора мероприятий в рамках проектов мониторинга и защиты лесопосадок. Вместе с тем необходимо продолжить научную работу с целью выработки менее затратного и более эффективного с точки зрения экологического и климатического эффекта набора мероприятий.

«Это устойчивое развитие»

Руководитель департамента по специальным проектам и устойчивому развитию «ЕвроХима» Иван Жидких считает, что для бизнеса участие в климатических проектах — это оптимальный путь выполнения добровольных обязательств, которые берет на себя бизнес. По его мнению, это связано с растущими запросами со стороны инвесторов, а также с отдельными аспектами маркетинга.

Он также отметил, что многие климатические проекты не реализуются не из-за отсутствия субсидий и вливаний, а по регуляторным соображениям — нет нормативных условий для их реализации. «Сейчас у нас есть актуальные задачи и нам нужно сформировать всю комплексную регуляторику, которой сейчас нет», — подчеркнул Иван Жидких.

По мнению председателя комитета по изменению климата ICC Russia Сергея Честного, который также принимал активное участие в COP26, «конкурентоспособность заключается не только в мозгах, но и в репутации, а репутация сейчас это тоже деньги». Он считает, что у бизнеса есть спрос, который он обязан удовлетворить.

«Поэтому, когда сформировали правила по климатическим проектам, цены на рынках климатических единиц возросли, кажется, на 33 процента. То есть бизнес был очень доволен, когда появилась ясность, — отметил Сергей Честной. — И мы в ICC Russia были очень довольны, что наконец появилась какая-то основа для реализации проектов».