Greentea Peng

Лучшие альбомы 2021 года: 15 самых ярких достижений в музыке от панка до хип-хопа

В течение последних 12-ти месяцев музыкальная индустрия аккуратно выходила из кризиса, в который ее поверг 2020-й год: большие релизы переносились, концерты отменялись, а многие артисты лишались возможности заниматься свои делом. 2021-й принес надежду, что скоро все станет по-старому, а вместе с ней — неожиданные коллаборации, свежие имена вроде Арло Паркс и Налы Синефро, возвращения больших артистов, от Адель до Канье Уэста, и, как это ни внезапно, много-много хорошего джаза. «Лента.ру» представляет список из 15-ти лучших альбомов уходящего года, которые наверняка оставят свой след в музыке.

Плейлист «Ленты.ру» на СберЗвуке

Greentea Peng — MAN MADE

За последние несколько лет из Великобритании доносились новости о брекзит-роке, хип-хопе и грайме, но Ария Уэллс, она же Greentea Peng, напоминает, что в Лондоне, одной из главных музыкальных столиц мира, возможны и более нетривиальные звуковые решения — например, психоделический R&B. Этот термин исполнительница придумала сама и попала прямо в точку, потому что подобное определение, по всей видимости, не только объясняет состояние, в котором создавался релиз, но и передает эмоции от его прослушивания. В MAN MADE Уэллс будто бы берет соул, фанк, немного джаза, регги и упомянутого R&B, замедляет их, обволакивает легкой дымкой и выводит из этого свой стиль, отдаленно напоминающий старые работы Лорин Хилл или Эрики Баду. Колоритности ее размазанному саунду добавляют тексты про Кришну, Джа и исцеление общества, а также ее собственный образ — усеянную татуировками и увешанную странными одеяниями, словно собранными с самых безумных барахолок мира, Greentea Peng хочется изучать и рассматривать с той же внимательностью, с какой она наблюдает за вектором развития человечества. И пускай ее часовую пластинку MAN MADE легко можно упрекнуть в недостатке редактуры и обилии лишних кусков, их присутствие вновь напоминает о максимально расслабленном подходе Уэллс, благодаря которому ее работа оказалась в числе главных релизов года.

Floating Points, London Symphony Orchestra and Pharoah Sanders — Promises

Promises, на создание которого ушло целых пять лет, трудно назвать альбомом в классическом понимании слова. Во-первых, потому что для описания этой музыки напрашиваются куда более высокопарные слова вроде «творение» или «произведение», во-вторых, потому что структурно эта работа больше напоминает одну длинную композицию — возможно, самую красивую из всех, что слышал мир в уходящем 2021-м. На первый взгляд может показаться, что между Лондонским симфоническим оркестром, мастером так называемой умной электроники и просто легендой Фэроу Сандерсом, который, по собственному признанию, в последнее время слушает разве что шум воды или взлетающих самолетов, не найдется особых точек пересечения, а сотрудничество превратится в нелепое звуковое перетягивание одеяла. Но все детали в Promises складываются без преувеличения восхитительно. Floating Points привносит в запись щемящий и в чем-то мистичный эмбиент, от Сандерса проступают медитативные джазовые штрихи, а оркестр добавляет релизу кинематографичности и, как следствие, фантазии — благодаря этому синтезу в Promises никто из участников не отходит от своей сути, но при этом остается полноправным автором 45-минутного полотна.

Arlo Parks — Collapsed in Sunbeams

Журналисты и критики нередко пытаются предсказать популярность артиста словами о том, как скоро о ней/о нем узнает весь мир, но вряд ли хотя бы половина из этих пророчеств сбывается. Тем не менее, когда речь идет об Арло Паркс, ставки можно делать смело, ведь после дебютника Collapsed in Sunbeams на исполнительницу уже хлынуло немало наград и восторгов, включая Mercury Prize за первый лонгплей и звание «прорыв года» на Brit Awards — при этом еще неизвестно, что принесет ей «Грэмми-2022», где 21-летняя певица фигурирует в двух номинациях.

Объясняется такая востребованность, пожалуй, тем, что релиз Collapsed in Sunbeams полон понятных, но вместе с тем красиво изложенных историй: Паркс то рассказывает об удушающих отношениях, в которых нет и намека на личное пространство, то признается, что, кажется, влюбилась в подругу, которую знает с 13 лет, то рисует обыденные бытовые картинки, и они действительно расстилаются перед глазами широким экраном. Добавив к этому простой дрим-поп, Паркс идет дальше в своей режиссерской роли и, как и любой талантливый постановщик, заставляет слушателя переселиться в ее трогательный мир юности, где позади школа, а впереди — полный неопределенности большой мир.

black midi — Cavalcade

После дебютного альбома Schlagenheim британцы black midi решили отойти от идеи лепить пластинки из безумных импровизаций и приступили к своему релизу Cavalcade совсем иначе — но на выходе у них все равно получился хаос, выбивающийся из любых классификаций и слившийся во фриковатую смесь из джаза, экспериментального рока, а где-то даже и ретро-попа. Ожидаемо, что с таким звуковым калейдоскопом Cavalcade резво несется из одного настроения в другое, а его авторов волнует все и сразу, от Марлен Дитрих и беглых преступников по имени Фигня и Белиберда до хрустящих коленей. Хотя на самом деле все, что притворяется здесь внезапным и случайным, при втором, третьем и четвертом прослушивании все больше видится заранее распланированной схемой, за которую участники black midi садятся с энтузиазмом обезумевшего от своих экспериментов гения. Ценителям их творчества остается лишь наблюдать за случающимися от этих опытов взрывами, вспышками и неизменно сюрреалистичными клипами.

Adele — «30»

В 2021 году за звание главной звезды женского попа и вместе с тем самого ожидаемого камбэка соревновались Адель и Лана Дель Рей, но, несмотря на то что Лане удалось выпустить за год целых два альбома, к «30» все же было обращено куда больше внимания — причем как со стороны слушателей, так и со стороны журналистов и критиков. Релиз справедливо ругают за почти полное отсутствие очевидных хитов, но есть ощущение, что Адель и не преследовала цели лепить музыкальные блокбастеры в духе Rolling In The Deep или Someone Like You — напротив, «30» звучит так, будто создавался «для своих», и как раз эта интимность вкупе с элегантными аранжировками делает пластинку столь цельной. В ней Адель сажает вас напротив, наливает бокал вина, включает старый соул или джаз, а затем выдает весь спектр терзающих ее вопросов — от того, как объяснить сыну причины развода с его отцом, до поиска своего пути после 30-ти. Очевидно, не все слушатели выдерживают такой плотный поток эмоций, но для тех, кто проживает похожие истории, четвертая пластинка Адель может стать по-настоящему особенным событием уходящего года.

slowthai — TYRON

В 2021-м slowthai выступал в российских СМИ преимущественно в качестве «британского жениха Кати Кищук», хотя роман с экс-солисткой «Серебра» едва ли можно назвать главным достижением музыканта за последние 12 месяцев. В середине февраля у одного из самых харизматичных артистов, в данный момент оказавшихся где-то между статусом яркого фрешмена и состоявшегося представителя жанра, вышел второй альбом TYRON, который наверняка не вызвал ничего, кроме раздражения, у тех, кто порядком подустал от эпатажных выходок slowthai. Тем не менее этот подростковый бунт и недовольство миром, помноженные на жалобные размышления о том, что в общем-то все проблемы тянутся из детства, придают свежим трекам рэпера особое и практически необъяснимое очарование. В TYRON slwothai то ли взбалмошно шлет к черту всех критиков, то ли становится взрослее и делает верные выводы — и каждый из этих конфликтующих между собой жестов превращается в шоу, наблюдать за которым интереснее, чем за вымученным пафосом многих его коллег по хип-хоп-сцене.

Tyler, the Creator — Call Me If You Get Lost

Тайлеру уже не первый год удается делать то, что так старательно пытается выжать из себя Канье Уэст, — удивлять, играть и перевоплощаться. Причем касаются эти метаморфозы не только визуальных образов и саунда, но и списка тем, которые затрагивает артист. Стартовав с амплуа яростной шпаны из группировки Odd Future, музыкант превратился в нео-соул-певца в блондинистом парике, а на Call Me If You Get Lost вдруг снова совершил разворот к хип-хопу, аккуратно разбавленному джазом, регги и все тем же соулом, вдобавок закинув на обложку релиза неслучайную отсылку к Шарлю Бодлеру. Упоминание французского поэта дает подсказку о том, каким будет Тайлер на своей шестой пластинке — утонченным, как в 2019-м, и радикальным и безудержным, каким он был до пластинки Igor. В Call Me If You Get Lost музыканту наконец-то удается примирить все эти элементы: он одинаково безупречно поет любовные баллады наподобие I Thought You Wanted To Dance и хвалится тем, чего достиг к 30. И хотя последняя тема обычно оборачивается скользкой дорожкой, поскользнувшись на которой, рэперы начинают самозабвенно зачитывать про тачки, купюры и женские части тела, артист вещает о своей богатой жизни куда более элегантно — например, рассказывая об отдыхе в Швейцарии. В кого переселится Тайлер в следующий раз — в уличного хулигана, изысканного аристократа или найдет для себя новый архетип — предугадать практически невозможно. Пожалуй, именно это и делает его самой интересной фигурой современной хип-хоп-сцены, а Call Me If You Get Lost — чуть ли не лучшим, что случалось с жанром за 2021 год.

Sons Of Kemet — Black to the Future

Упоминание любого проекта джазового виртуоза Шабаки Хатчингса сопровождается словами о его мастерстве, работоспособности и умении выстраивать из композиций хитросплетенные лабиринты звуков и эмоций. Что же, в Black to the Future видно все перечисленное и даже больше: афрофутуризм в альбоме переплетается с остросоциальными темами, извилистый хаотичный джаз — со стройными мелодиями, а инструменты Хатчингса — с плеядой интереснейших коллабораторов, среди которых оказалась поэтесса Moor Mother и британский хип-хоп-артист Kojey Radical. При всей этой многосоставности, глубоких речах о борьбе чернокожих и периодическом нагромождении скрипучих, режущих и некомфортных звуков, Black to the Future становится самым понятным релизом лондонского саксофониста — пестрым, богатым и устремленным в светлое будущее.

Kedr Livanskiy — Liminal Soul

Несколько лет назад самобытный электропоп от Яны Кедриной повально хвалили все критики, ее альбомы выходили на американском 2MR, а сама артистка ездила с гастролями по США, однако по итогу 2021 года кажется, что восторг вокруг проекта Kedr Livanskiy поутих — и очень зря. Ее последний альбом Liminal Soul, к слову, вышедший все на том же 2MR, стал одновременно и рывком вперед, и обобщением всего предыдущего творчества, и примером сформировавшегося музыкального стиля Яны Кедриной. И если вышедшую в 2017-м пластинку Ariadna сравнивали с попом 90-х, в следующей работе Your Need находили ритмы хауса и хип-хопа, то в Liminal Soul у исполнительницы получилось гармонично состыковать и ее чарующий протяжный вокал, и где-то наивно-подростковые, где-то — загадочно-сказочные тексты, и свой неугасающий интерес к разным граням электроники. Для тех, кто давно любит Kedr Livanskiy, в свежем релизе найдется много знакомого. Даже для тех же, кто услышит ее музыку впервые, Liminal Soul станет совершенно нестыдным образцом самобытной российской электроники.

Silk Sonic — An Evening with Silk Sonic

Сотрудничество двух ретро-энтузиастов и обладателей многочисленных «Грэмми» началось в 2017-м: именно тогда Андерсон Паак выступил на разогреве у Бруно Марса и уже через несколько недель договорился записать с ним совместный альбом. Правда, серьезно за пластинку музыканты взялись только в 2020-м, а вышла она во второй половине 2021-го — громко, удачно и, похоже, с минимальным количеством обманутых ожиданий, потому как An Evening with Silk Sonic способна угодить как фанатским армиям обоих, довольно схожих в своем приторном звучании артистов, так и тем, кто обладает чуть более старомодными вкусами. Конечно, не стоит ждать от Silk Sonic элегантного фанка и соула прямиком из 70-х, поскольку коллектив явно воспроизводит эти жанры на современную аудиторию, да и делает это с заметной долей комичности — чего только стоят их бархатные костюмы в клипах и полные натужного эротизма (и таких же натужных страданий) песни, которые в конечном итоге становятся то ли нежной любовной открыткой ветеранам жанра, то ли доброй пародией сладкоголосого супердуэта.

Nick Cave & Warren Ellis — Carnage

Стремительно записанный за несколько недель и так же стремительно залитый на все стриминговые платформы Carnage стал первым совместным альбомом Ника Кейва и его соратника по Bad Seeds, мультиинструменталиста Уоррена Эллиса. До этого музыканты вместе занимались саундтреками, а во время карантина погрузились в то, что Кейв называет «процессом интенсивного творчества», чтобы пополнить уходящий 2021-й еще одной отличной работой. В ней легендарный рокер позволяет себе много спонтанных звуковых решений, периодически с этим самым роком совсем не вяжущихся, и продолжает свое тоскливое и полное горя повествование, которым была пронизана ушедшая в эмбиент-звучание пластинка 2019 года Ghosteen. Используя свой талант поэта, он все еще проживает утрату сына, однако делает это без прямолинейных описаний собственных чувств — в его композициях, напротив, обнаруживается много сцен и образов, напоминающих обрывки арт-хаусного кино. Впрочем, тоска и страдания не бывают вечными, поэтому на Carnage Кейв охватывает как философскую драму, так и триллер — и в White Elephant не утративший ярости музыкант вдруг шипит со словами: «Я выстрелю в твое гребаное лицо, если ты подумаешь прийти сюда / Я застрелю тебя просто для удовольствия».

IDLES — Crawler

Анализируя четвертый лонгплей IDLES, нельзя обойтись без избитой фразы вроде «работа демонстрирует взросление музыкантов», потому как именно эта черта и становится главной характеристикой Crawler — и теперь слушателей, полюбивших IDLES за их язвительные нападки на окружающий мир, ждет более зрелый и личный подход от фронтмена Джо Талбота. В последнем альбоме его окончательно раскрывшийся талант рассказчика затрагивает огромный пласт воспоминаний, начиная от борьбы с зависимостями, с которой столкнулся как сам музыкант, так и его мать, заканчивая мрачными переживаниями близости смерти, настигнувшими Талбота после аварии. Однако все это не производит впечатления бесконечных жалоб, потому что на помощь приходит и узнаваемый брутальный вокал лидера IDLES, и по-прежнему неистовое, где-то злое звучание, в этот раз слегка отполированное Kenny Beats — продюсером, недавно работавшим с Rico Nasty и Винсом Стейплсом. Непонятно, что удивляет больше, сам факт такой коллаборации или то, что Kenny Beats вдруг оказался большим поклонником IDLES, но на непривычно элегантных для бристольских панков треках The Beachland Ballroom и MTT 420 RR явно чувствуется прикосновение именитого хип-хоп-продюсера.

Дима Пантюшин и Саша Липский — «Пешеход»

В уходящем году российский дизайнер и основатель мотокафе «Энтузиаст» Дима Пантюшин объединился с давним другом, участником дуэта Simple Symmetry Сашей Липским, чтобы выпустить совместный альбом на нью-йоркском лейбле Beats In Space, — и если в преддверии Нового года хочется чего-то теплого, светлого и ностальгического, то старомодный поп-релиз «Пешеход» подходит для этих целей отлично. Внутри можно найти жизненные зарисовки про родительство и потерянный в пьяном угаре телефон, которые, по словам Пантюшина, стали своего рода провождением его художественной деятельности. И действительно, в кричаще ярком «Пешеходе» находится немало сходств с плакатами дизайнера, выполненными в духе советских конструктивистов, а в музыке от Липского — много доброты и насыщенности, как и в последнем альбоме Symple Symmetry — Sorry! We Did Something Wrong. И то, и другое хочется ставить на репит в попытке сбежать от обилия российского рэпа и найти в отечественной музыке какие-то одновременно старые и вместе с тем свежие грани.

Nala Sinephro — Space 1.8

Молодая композиторка Нала Синефро выпустила дебютный альбом на культовом лейбле Warp и почти сразу же составила конкуренцию Floating Points, Фэроу Сандерсу и Лондонскому симфоническому оркестру — музыкантам, обладающим куда более внушительным бэкграундом, чем лондонская арфистка, начавшая работать над первым релизом всего в 22 года. Как и в случае с пластинкой Promises, дебютник Синефро чередует эмбиент и джаз, однако на этом сходства двух альбомов заканчиваются, а вместо них начинаются отсылки к упомянутым Sons Of Kemet — участник группы Эдвард Вакили-Хик отвечает за барабаны и перкуссию в третьем треке Space 1.8, и такие пересечения между лучшими пластинками года наталкивают на мысль о своеобразном джазовом ренессансе. При этом сама Синефро скорее увлечена абстрактными узорами как таковыми: в них она видит успокоение и исцеление, и в ее собственной истории все именно так и работает. За создание Space 1.8 арфистка взялась после удаления опухоли и довольно внезапно привлекла этой записью, кажется, все иностранные музыкальные медиа.

Kanye West — Donda

Альбом Donda — не лучшая глава в истории Канье Уэста и музыки 2021 года в целом, но, подводя итоги последних 12 месяцев, игнорировать это явление было бы как минимум странно. По крайней мере главный рэпер планеты сделал примерно все, чтобы про Donda говорили повсюду: сотворил из выхода своей юбилейной работы грандиозное шоу с проживанием на стадионе и разборками с Universal, а также напичкал свой почти двухчасовой релиз нескончаемым количеством известных гостей — как вполне уважаемых в индустрии, так и довольно неоднозначных. Хотя вне зависимости от степени звездности в Donda им всем досталась фоновая роль, поскольку центральным элементом этой пластинки стали вовсе не приглашенные гости или некогда увлекательный продакшн Уэста, а вполне исповедальные истории о смерти матери, отношениях с богом и банальном страхе одиночества, который настиг исполнителя после развода. Разумеется, компанию этим личным рассказам, через которые проглядывается уязвимость артиста, не могли не составить высокопарные речи о религии и силе рода — и в этом лонгплей Уэста в чем-то напоминает последнюю пластинку Адель. Чтобы с удовольствием пробраться через такие джунгли личных переживаний (которые теперь к тому же лишены интересных аранжировок), нужно действительно видеть в Канье настоящего гения. В противном случае Donda наверняка останется безумно раздутой попыткой вновь напомнить о своем величии.