Вводная картинка

Не возвращайся никогда. Новый «Человек-паук» бьет рекорды в прокате. Что с ним на самом деле не так?

Культура

В прокате уже бьет рекорды и сводит с ума фанатов очередной комиксный блокбастер Marvel «Человек-паук: Нет пути домой» с Томом Холландом. «Лента.ру» рассказывает, почему этот гранд-финал новой трилогии о приключениях Питера Паркера намного больше напоминает непомерно раздутый скетч из вечернего телешоу.

Если кто-то забыл или не знал, напоминаем: Человек-паук (Том Холланд) лишился своего инкогнито. Случилось это из-за того, что в финале прошлого фильма умирающий злодей Мистерио (Джейк Джилленхол) сообщил всему миру, что Паука зовут Питер Паркер. Теперь под окнами героя дежурят толпы как фанатов, так и довольно агрессивных хейтеров. Также ему угрожают судебные иски, с которыми, правда, удается стремительно покончить, переложив ответственность на сотрудника «Щита» Хэппи (Джон Фавро). Однако законом проблемы Питера не ограничиваются. Дело в том, что его и его друзей Эм Джей (Зендея) и Неда (Джейкоб Баталон) не принимают в Массачусетский технологический.

Вместо того чтобы пожаловаться руководству вуза на произвол приемной комиссии или сделать еще что-то подобающее случаю, Питер отправляется в гости к Доктору Стрэнджу (Бенедикт Камбербэтч). Паркер просит чародея стереть знание о его досадном разоблачении из памяти населения земного шара, но в процессе заклинания делает еще ряд поправок в пространственно-временной континуум. Такая несобранность юноши приводит к катастрофическим последствиям. Между мирами трескаются границы, и вот по местному хайвэю уже вышагивает на своих металлических щупальцах Доктор Осьминог (Альфред Молина). Он в упор не признает Паука с лицом Холланда, поскольку привык к физиономии Тоби Магуайра. Гости все прибывают, но вместо того, чтобы отправить их к праотцам, Паркер решает заняться перевоспитанием негодяев.

Экспансия Marvel все больше напоминает военные действия. Продюсерские усилия Кевина Файги уже невозможно воспринимать с позиций остроумия — только как проявления грубой силы, которой инстинктивно хочется сопротивляться. Касается это не только критиков, которым вредничать положено по работе, но и зрителей, чья усталость тоже стабильно возрастает — судя по падениям кассовых сборов фильмов и рейтингов сериалов Marvel. Особенным отчаянием накрывает оттого, что функция «вовремя уйти на пике» у Файги принципиально отсутствует, а значит придется еще довольно долго дожидаться настоящего краха марвеловского колосса. На фоне зреющего не первый год кризиса франшизы Человека-паука принято считать за героя, почти не относящегося к неповоротливой киноимперии — или, во всяком случае, проживающего где-то на ее отдаленной окраине. В терминах военного времени это летучее (простите за каламбур) подразделение, юркий шпион, свой среди чужих.

Именно таким четыре года назад Питера Паркера создал режиссер Джон Уоттс, надежно вооружившись инструментарием фильмов для детей и юношества своего тезки Хьюза. Значительная часть успеха этой части мегаломанской франшизы — заслуга Тома Холланда, артиста замечательного обаяния, неизбежно теряющего с каждым годом юношескую наивность. Придя на проект, он был 21-летним парнем, получившим первую главную роль. Теперь он подающая надежды звезда, у которой на носу несколько блокбастеров, включая «Анчартед». То же отчасти касается и сыгравшей Эм Джей Зендеи, которая вынуждена вернуться к роли хлопающей глазами школьницы после куда как более смелой «Эйфории».

В свете всего вышеизложенного «Нет пути домой» был задуман как гранд-финал новой паучьей трилогии. Причем идея была в том, чтобы не списывать Паркера со счетов совсем, но вывести в финале на некоторое время из игры, оставить про запас — на закуску новому «Веному», например. Понятно, что трагический финал дилогии Марка Уэбба с Эндрю Гарфилдом и концовка трилогии Сэма Рейми с Тоби Магуайром накладывали некоторые обязательства; повторять за ними было бы совсем некрасиво. Поэтому Файги сотоварищи придумали по-своему красивый ход, превратив «Нет пути домой» почти что в советскую новогоднюю комедию вроде «Чародеев» — только (по несчастью или к счастью) без песен. Для этого, правда, придется перетерпеть вступление к истории, содержащее необходимые функциональные ходы. К таковым на сей раз относится первое появление Сорвиголовы (Чарли Кокс) из уже закрытого сериала Netflix и в меру эффектный тизер нового фильма про доктора Стрэнджа.

Судя по бешеной заполняемости залов на сеансах «Нет пути домой» любой зритель обречен на впечатления, сравнимые с присутствием на вручении какой-нибудь русской поп-премии

Как только на экране появляется кто-то из героев прошлых фильмов про Паука, публика радостно кричит и принимается аплодировать, разбрасывая вокруг себя попкорн. Такой формат кинопоказа может оказаться как невероятно раздражающим, так и вдохновляюще заразительным. Удержаться от радостной улыбки, когда в кадр входят Альфред Молина и Уиллем Дефо, действительно сложно — да и не нужно. Другое дело, что кроме них предлагается испытать эйфорию от прочих гостей из прошлых фильмов, а это уже сложновато. Гвоздь программы — троица Питеров Паркеров, устраняющая беспорядок под девизом «Лечить, а не мочить».

К этому моменту уже совершенно очевидно, что даже той сомнительной легкости, которая была в прошлых фильмах трилогии, здесь нет и в помине. И без того небезупречный сюжет одышливо буксует и с каждой минутой только растет вширь. Паркер пройдет по всем необходимым реперным точкам, включая трагическую смерть близкого человека (чью — ради приличий умолчим). Но вся эта иллюзия истории нужна только ради встречи выпускников — мероприятия по своему милого, но больше подходящего вечернему телешоу, а не многомиллионному блокбастеру. Здесь самое время вспомнить, как совсем недавно все ругались на воссоединение «Друзей», обвиняя авторов и актеров в халтуре. На фоне «Нет пути домой» кажется, что новый эпизод вряд ли стал бы меньшим злом, чем час бессмысленных разговоров на диване. Если же вернуться к приключениям Питера Паркера, то нашествие злодеев из соседних фильмов имеет и еще один неожиданный оттенок. Дело в том, что почти все гости извлечены из своих вселенных за минуту до собственной смерти, так что веселиться два с половиной часа нам предлагается в компании едва живых мертвецов. Почему-то кажется, что есть и более задушевные способы провести ближайшее Рождество.

Фильм «Человек-паук: Нет пути домой» (Spider-Man: No Way Home) вышел в российский прокат