Вводная картинка

Скоординированная травля. Фейковые новости отравляют жизнь невинным людям. Как это остановить?

Распространение фейков — опасная проблема мирового масштаба, из-за которой страдают в том числе и россияне. В сети регулярно появляется непроверенная или ложная информация, после публикации которой люди сталкиваются с онлайн-травлей, а иногда и с серьезными психическими расстройствами. Ситуация заметно ухудшилась после того, как в мире началась пандемия коронавируса, поэтому в стране приняли закон, который должен был исправить ситуацию. Работают ли уже принятые меры по защите от фейковых новостей и можно ли вообще остановить распространение ложной информации в сети — в материале «Ленты.ру».

Жертвы фейка

За фейковыми новостями, способными нанести реальный вред и отдельным людям, и всему обществу, не всегда стоит злой умысел их создателей. Иногда блогеры или издания распространяют ложную информацию по ошибке. Это, однако, никак не защищает от нападок со стороны пользователей тех, о ком опубликовали недостоверную информацию: иногда жертвам фейков приходится сталкиваться с настоящей травлей, причем защититься от нее не помогают даже официальные опровержения.

«За последние несколько лет известны случаи, когда люди становились жертвой фейка — СМИ брали их фотографии в качестве изображений предполагаемого преступника. После этого на соцсети этих людей обрушивалась лавина гневных сообщений и комментариев. Конечно, такое не может пройти без последствий», — говорит Тимофей Ви, заместитель руководителя аналитической службы АНО «Диалог».

Одна из жертв такой травли — сотрудница журнала Cosmopolitan Татьяна, которая в конце марта 2020 года вернулась из заграничной поездки. У нее не было симптомов коронавируса, к тому же она подписала согласие на двухнедельный карантин. Уже на следующий день девушка увидела в сети материал РЕН-ТВ о сбежавшей из больницы № 40 в Коммунарке пациентке. Авторы заметки почему-то проиллюстрировали новость фотографией Татьяны из Facebook.

После жалобы Татьяны сотрудники РЕН-ТВ замазали ее лицо на фотографии. Однако было уже поздно: информация о том, что сотрудница журнала якобы нарушила условия карантина, успела распространиться в сети. Телевизионные журналисты вычислили дом «беглянки» по фотографии и приехали снимать сюжет к ее подъезду. В репортаже они рассказали, что якобы именно там полицейские поймали девушку, которая, по их данным, заразилась коронавирусом, и увезли. Журналисты также заявили, что Татьяна успела заразить вирусом нескольких соседей.

Фейк быстро стал достоянием общественности и в итоге обернулся для сотрудницы Cosmopolitan, которая законопослушно пребывала дома на карантине, серьезными последствиями. Татьяну начали травить в соцсетях, а в ее доме даже появилось объявление о том, что там живет сбежавшая из Коммунарки пациентка

Похожая история произошла с педиатром из Кемерова Алексеем Левиным. Мужчина вернулся из Испании в марте 2020 года и две недели просидел дома на карантине. Вопреки этому в сети появились фейковые сообщения о том, что врач по приезде из другой страны сразу же вышел на работу и начал лечить детей. Волна негатива оказалась неожиданно мощной: Левину пришлось обратиться в полицию, чтобы остановить поток ложных новостей и угроз в свой адрес.

Врачу из Новосибирска даже не пришлось выезжать из страны, чтобы стать «врагом народа» — создатели фейков по какой-то причине обвинили женщину в заражении других людей коронавирусом. Злоумышленники начали публиковать в мессенджерах новости о том, что сотрудница клиники вернулась из Испании, заразилась там коронавирусом и начала распространять его среди сограждан, хотя на самом деле медик даже не выезжала из страны. Из-за этого она столкнулась с многочисленными угрозами и оскорблениями в свой адрес.

В начале декабря в московском МФЦ «Рязанский» 45-летний Сергей Глазов открыл стрельбу после того, как охранник попросил его надеть маску. Два человека погибли, четверо получили ранения. Еще двое пострадали из-за невнимательности журналистов. Среди последних — полный тезка убийцы, чью фотографию опубликовали в СМИ по ошибке, и его жена. Спустя несколько часов после трагедии женщина, которую по ошибке приняли за супругу стрелка, стала получать угрозы.

Внезапно обрушившаяся волна негатива едва не довела ее до серьезных проблем со здоровьем: супруга Глазова, который никак не был причастен к стрельбе, на тот момент проходила реабилитацию после инфаркта. Сам же Глазов попросил оставить членов его семьи в покое и перестать писать ему гадости в социальных сетях.

Как на дрожжах

За последние несколько лет уровень агрессии в интернете заметно вырос. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного Mail.ru Group ко Дню борьбы с кибербуллингом в конце 2020 года. Почти половина респондентов призналась, что увидела рост агрессии в российском обществе с начала пандемии. При этом около 43 процентов участников опроса отметили, что когда-либо писали негативные посты или комментарии в интернете. Почти половина из них хотела таким образом привлечь к себе внимание, а треть — публично осудить кого-то.

39 процентов агрессоров испытывали гнев и злость во время публикации негативных сообщений. Большая часть опрошенных — 70 процентов — не видят ничего плохого в публикации персональных данных обидчика в сети

Вместе с агрессией растет и количество фейковых новостей, в особенности о коронавирусе и связанных с ним темах. «Как правило, количество недостоверной информации начинает резко увеличиваться во время экстремальных событий, как, например, пандемия COVID-19. Людям, находящимся в постоянном стрессе и панике, становится сложнее контролировать эмоции, поэтому они не только легко верят фейкам, но и могут их распространять», — считает Александр Малькевич, первый заместитель председателя Комиссии по развитию информационного общества, СМИ и массовых коммуникаций Общественной палаты России.

К середине 2021 года проблема распространения фейков в сети достигла такого масштаба, что даже получила в СМИ отдельный термин «инфодемия», то есть информационная эпидемия. С начала 2020-го до середины мая 2021 года специалисты обнаружили в сети более шести миллионов постов, в которых содержалась дезинформация о коронавирусе, и их репостов. Среди них — антивакционные и антимасочные фейки, псевдомедицинские советы и различные недостоверные теории происхождения вируса.

Большинство фейков появляется вокруг явлений и событий, а не конкретных персон, отмечает заместитель руководителя аналитической службы АНО «Диалог» Тимофей Ви. По его мнению, причины проблемы, связанной с тем, что недостоверная информация выливается в реальный буллинг, находятся далеко за пределами интернета. По словам Ви, часть случаев онлайн-травли возникает из-за статуса жертвы в реальном мире. Другая часть — это скоординированный буллинг, организаторам и сторонникам которого не важно, на что ориентироваться: на настоящую новость или на фейк.

Немаловажная часть механизма травли — ощущение анонимности и безнаказанности, а также стадный эффект, которые вместе многократно усиливают ее масштабы. В условиях повышенной тревожности в обществе удачно собранный фейк может стать тем триггером, который этот механизм и запустит

Тимофей Визаместитель руководителя аналитической службы АНО «Диалог»

С этой точкой зрения согласен и Малькевич. Анонимность в интернете позволяют кибербуллингу процветать и разрастаться, а стадный эффект усугубляет ситуацию, говорит член Общественной палаты.

Однако не все эксперты считают, что количество фейков напрямую связано с тем, сколько людей подвергаются кибербуллингу. «Мы не видим сейчас прямой связи между этими двумя негативными явлениями в сети. Это предмет отдельного исследования», — заявил директор Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ) Рустам Сагдатулин.

Уголовная угроза

В России борются с фейками на протяжении уже нескольких лет. В марте 2019 года президент страны Владимир Путин подписал закон о блокировке ложных новостей. К недостоверной информации, распространение которой запретили в России, относятся новости, искажение фактов в которых создает угрозу для общества. За отказ удалять подобную информацию ресурсам грозила блокировка, а штраф за первое нарушение составлял от 30 до 100 тысяч рублей. Максимальное взыскание — 400 тысяч рублей для физических лиц и 1,5 миллиона для юридических.

Годом позже в закон внесли поправки, предусматривающие штрафы до двух миллионов рублей или ограничение свободы на срок от трех до пяти лет. Максимальное наказание грозит авторам фейков о коронавирусе, действия которых повлекли смерть других людей или «иные тяжкие последствия».

«Проблема распространения фейков в сети особенно обострилась после начала пандемии коронавируса. Ложная информация распространяется молниеносно, приводит к панике, дезориентирует граждан, наносит им прямой психологический ущерб и препятствует принимаемым в стране мерам по недопущению ухудшения ситуации», — объяснял необходимость поправок глава комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

Принятые меры в свое время позволили вдвое снизить количество недостоверной информации. Но сейчас закон и поправки оказывают скорее сдерживающий эффект, считает Тимофей Ви. Он вспомнил о меморандуме по противодействию недостоверной информации, который в октябре подписали крупнейшие российские IT-компании и СМИ. Среди них — ТАСС, «Яндекс», Mail.ru Group, Rambler&Co, «Интерфакс», РБК, Rutube, Ura.ru, холдинг «Бизнес ньюс медиа» и другие. Документ помогает компаниям объединять силы для системной борьбы с фейковыми новостями в интернете. Участники меморандума также выработают единые правила проверки и маркировки недостоверной информации

По словам собеседника «Ленты.ру», альтернативные меры вроде маркировки недостоверных новостей пока не применяются массово и находятся в стадии эксперимента. «При этом уже сейчас ясно, что просветительская политика по отношению к людям, попавшим под влияние антиваксеров и ставшим жертвами их заблуждений, гораздо эффективнее пенитенциарной (уголовно-исполнительной системы — прим. «Ленты.ру»)», — добавил Ви.

Сагдатулин уточнил, что участники меморандума действительно активно взялись за проверку достоверности публикуемой информации. Обнаружив фейки, они либо маркируют их, либо удаляют, если представленная в них дезинформация может быть опасна для общества. По словам главы РОЦИТ, на сегодняшний день активисты выявили более 317 тысяч фейков: из них уже удалили около 24 тысяч, а еще более 60 тысяч промаркировали.

«Согласно нашим социологическим исследованиям, пользователи стали активней проверять информацию из социальных сетей. Но еще не все знакомы с фактчекингом и маркировкой недостоверной информации», — сказал Сагдатулин в разговоре с «Лентой.ру». В то же время Малькевич считает, что заботиться о безопасности пользователей, борясь с кибербуллингом и распространением фейков, должны сами IT-гиганты, которые владеют платформами. По его словам, в этом направлении российские площадки, в отличие от зарубежных, уже работают сообща с правительством. Государство уже представило достаточный нормативно-правовой инструментарий, следующий шаг — за платформами, подытоживает Тимофей Ви из «Диалога».

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа