Вводная картинка

«Они по-другому думают и по-другому любят» История россиянки, которая переехала в Армению, чтобы понять местных жителей

Из жизни

Людмила Яковлева переехала в Ереван три года назад. Решение о смене места жительства она приняла осознанно: девушка мечтала разобраться в ценностях и традициях армян. Людмила призналась, что до сих пор не разгадала «секретный код» местных жителей. В рамках цикла материалов о россиянах за границей «Лента.ру» публикует ее рассказ о жизни в Армении.

Все начинается с интереса

Начну с диалога, который случается с тобой каждый день, если ты живешь в Армении:

— Вы приехали погостить из Москвы?
— Я здесь живу.
— Зачем? Замужем за армянином?
— Нет, просто страна у вас красивая.
— Страна — да. Очень красивая. Но зачем?

Вопрос «зачем?» я сама никогда себе не задавала. В Армению я переехала больше трех лет назад из-за любви к стране и к ее народу. А родилась моя любовь из интереса к традициям и ценностям армянского народа.

Я воспитывалась, как мне иногда говорят, абсолютно советским человеком: никогда не делила людей на национальности, не задумывалась над различиями в языке, религии, цвете кожи, глаз и так далее

Вопросами о национальностях и национальных менталитетах я стала задаваться в университете. В нашей группе были ребята-армяне, мы дружили, и они стали главными объектами моего любопытства. В вопросах, которые я им тогда задавала, я, конечно, проявила всю свою наивность и, вероятно, безграмотность.

— Ашот, а вы христиане?
— Люд... А ты на историю религий же ходила? — изумлялся он.
— Ну да… — слегка обижалась я.

Это потом, через семь лет, я пойму и уложу в своей голове, что Армения — первое государство в мире, которое приняло христианство своей государственной религией.

«Арсен, а ты армянин?» — интересовалась я на пятом курсе у голубоглазого блондина-однокурсника по фамилии Хачикян. С Арсеном мы бок о бок проучились несколько лет, но до этого момента мысль о том, что он — армянин, не посещала мою светлую голову.

Обо всех этих историях я с ужасом вспомнила много лет спустя. Когда в моем окружении оказалось так много армян, я поняла, насколько они другие. Они измеряют жизнь иными ценностями, точно знают, где черное, а где — белое, по-другому думают, по-другому любят и по-другому прощают. И вот тогда началась история моего переезда в Армению.

Попытки понять армянский народ

Для того чтобы найти ответ на вопрос: а что же у армян в головах, понять их, я прошерстила все армянские пословицы и поговорки, армянские народные сказки, фильмы «Арменфильма», книги по армянской истории. Узнала о геноциде армян, удивилась, что мой любимый Иван Константинович Айвазовский на самом деле Ованес Геворкович Айвазян, и поняла, что для открытия истины мне нужно выучить армянский язык.

Тут же купила русско-армянский разговорник, скачала армянский букварь и принялась учить. На третьей же букве поняла, что все 39 букв армянского алфавита очень похожи и сливаются в одну: без посторонней помощи не разобраться. Недолгие поиски привели меня на курсы армянского языка при ВШЭ.

Там я призналась одногруппникам, что очень хочу поехать в Армению, но не как турист, потому что хочу узнать, как там на самом деле, без штампов и стереотипов. Мне посоветовали поехать по волонтерской программе: жить в гостевой семье, ходить на работу. Сказали, что так увижу все, как есть, и еще сэкономлю. И я, вооружившись уверенным знанием армянского алфавита, поехала в Армению в первый раз по волонтерской программе.

Для попадания в программу существует несложный отбор: нужно заполнить анкету на сайте, найти двух поручителей среди армян для получения рекомендации, а потом пройти онлайн-собеседование. Когда организация принимает решение взять тебя волонтером, с тобой обсуждают, в какой гостевой семье ты хочешь жить, где хочешь волонтерить.

Я выбрала семью со взрослыми, близкими к моему возрасту детьми, а в качестве волонтерской работы — частный детский сад, так как я тогда училась в педагогической магистратуре. Сама организация попросила меня два раза в неделю выходить не в детский сад, а в Ассоциацию юристов Армении, потому что основная моя специальность — юриспруденция.

Я прилетела в Ереван вечером 12 августа 2016 года. В самолете я сидела рядом с армянскими мужчинами с суровой внешностью и абсолютно детскими улыбками. Они весь полет предлагали мне воду, шоколад, интересовались, все ли у меня хорошо, и показывали гору Арагац из иллюминатора. И ничего не требовали взамен.

А потом мы долетели. Я шла по длинному стеклянному коридору аэропорта Звартноц и смахивала набегавшие слезы. Слезы счастья. Я только шагнула на эту землю, но уже любила ее всей душой. Я полюбила Армению задолго до этого. В моем телефоне на тот момент фотографий и картинок армянских гор было больше, чем моих собственных. Я искала их в различных пабликах, сохраняла, любовалась и искала снова

Меня встретили и повезли в город. Август, жара, вокруг несутся дорогие машины, из открытых окон которых звучит та самая веселая народная кавказская музыка. Я улыбаюсь и понимаю, что это они не в России себя так «нагло» ведут, это они так живут и даже не задумываются, что можно иначе.

Моя гостевая семья жила в самом центре Еревана, и в первый же вечер меня повели гулять по всем красивым местам города: площадь Республики, поющие фонтаны, ночной Каскад… Я шла, восторгалась и спрашивала себя: «А могла бы я здесь жить?» И три недели своего волонтерства в Армении я каждый день задавала себе этот вопрос и каждый день все с большей твердостью отвечала на него: «Да, могу».

В сентябре я уехала обратно в Москву. И после этого на протяжении двух лет сердцем и душой жила в Армении. Я приезжала в Ереван раз в три-четыре месяца и все ждала, что он мне разонравится. Старалась увидеть Армению в разные сезоны, разные месяцы, посетить как можно больше мест.

И однажды, когда снова настала пора возвращаться в Москву, мой гостевой папа вновь вез меня в аэропорт (у меня до сих пор теплые и близкие отношения с ними), я смотрела в окно машины, вглядывалась в играющие огни ночного Еревана, ревела и повторяла про себя: «Почему? Почему мой Ереван, мои горы остаются, а я — нет? Почему они тут, а я — там?!»

И тут я поняла, что готова переехать.

История переезда

Переехать в Армению из России нетрудно. Не нужна виза, страховка. Нужен лишь билет. Ну и после каждые полгода можно выезжать из страны (например, в Грузию, до которой ехать четыре-пять часов на машине) и не оформлять никаких других документов. Либо можно получить вид на жительство или просто оформить прописку. Штамп о регистрации по месту жительства ставят сразу в загранпаспорт.

Самым трудным для меня было собрать и перевезти вещи. В Москве я жила в арендованной квартире, поэтому не могла ничего оставить. По факту я уезжала в другую страну и увозила всю свою жизнь. Что-то, конечно, при переезде выбросила, что-то подарила, отдала, увезла маме — но больше 100 килограммов вещей переехало со мной.

Первые полгода после переезда жизнь прекрасна: ощущаешь себя в отпуске. Пока есть сбережения, не напрягаешься по поводу работы, постоянно ходишь по ресторанам, много гуляешь, много танцуешь, в общем, радуешься жизни. А потом неожиданно приходит осознание, что жить в стране — не то же самое, что приезжать отдыхать.

Во-первых, нужно найти работу. Говорят, в Армении нет работы, поэтому люди отсюда уезжают. Это неправда. В Армении есть работа. И ее очень много. Просто за нее не хотят платить. Плюс к этому здесь очень простой и нелогичный порядок трудоустройства

Для того чтобы тебя взяли на хорошую оплачиваемую (и даже не всегда высокооплачиваемую) работу, тебя должны знать лично. Или кого-то из близких к тебе людей, кто тебя порекомендует. Личные и родственные связи решают все. Остальному, как кажется многим, можно научить на месте. Сейчас есть компании, которые стремятся к более прогрессивному подходу и стараются оценивать в человеке его профессиональные качества, но не могу сказать, что это повсеместно.

Я переехала, полагая, что ушла из юриспруденции навсегда, но не понимала, чем я хочу заниматься. В итоге я отправила резюме в самые разные компании: туристические, IT, образовательные организации, Газпром, операторам связи, в банки, на телевидение и, на всякий случай, в юридические компании.

В целом со знанием английского языка (даже без знания армянского) при совпадении ряда обстоятельств в Армении можно найти хорошую высокооплачиваемую работу. При наличии только русского языка есть две основные возможности: быть гидом для русскоязычных туристов или оператором в кол-центрах, работающих на Россию

Особых связей у меня не было, но на несколько собеседований я все же попала. На первых двух руководители просто хотели посмотреть на девушку, которая зачем-то переехала в Армению. Третьим было собеседование в кол-центр. На звонки отвечать я бы не пошла, даже если бы меня потом и пригласили на работу, и, мне кажется, они это почувствовали.

Кроме этого, два раза я успела поработать бесплатно. В IT-компании и в туристической компании. Бесплатно — это как бы испытательный срок, когда вы с работодателем присматриваетесь друг к другу. Фактически на этом сроке ты работаешь наравне со всеми сотрудниками, просто тебе не платят за это. А после окончания испытательного срока всегда находится способ сказать, что нужно еще немного присмотреться и поработать просто так, потому что пока не время брать тебя в штат.

Проскитавшись так немного, я сначала решила самостоятельно организовывать экскурсии по Еревану, завела свой блог в Instagram и стала сотрудничать с международной компанией Localie. А потом благодаря покровительству своей подруги попала в российскую государственную структуру в Армении.

Погода, менталитет и медицина

Еще одна особенность — климат. После жаркого армянского лета приходит суровая армянская зима. В Армении со времен карабахской войны 90-х годов нет центрального отопления. Поэтому температура в квартире напрямую зависит от финансовых возможностей жильца. Ходить зимой дома в шортах и футболках в Армении себе не позволяет практически никто: в году пять месяцев достаточно холодной зимы, когда солнечным днем на улице может быть теплее, чем дома. К этому нужно привыкнуть.

Также нельзя не рассказать про армянский менталитет. Удивительно, что именно за ним я и ехала в Армению, и теперь мне сложнее всего с ним смириться. Хороший сервис в известных армянских ресторанах и гостеприимство местных жителей никуда не деваются. Только кроме походов в гости и рестораны нужно покупать еду, одежду, косметику, ремонтировать вещи, относить их в химчистку, ходить на стрижку и так далее.

Армяне — созидательный народ. Нет ничего хуже, чем сказать армянину «вы обязаны это сделать для меня». И еще к какому-то сроку. Можно сразу распрощаться с надеждой, что услуга будет оказана качественно. Хотя иногда напор и помогает ускорить процесс, но только если его потом сгладить обезоруживающей улыбкой и комплиментом

В Ереване хорошо развит сервис доставки. Вы можете заказать даже пачку сигарет из магазина, и ее привезут в течение получаса.

В стране есть государственные и частные образовательные и медицинские учреждения. Однако практически за все приходится платить, даже за лечение очень серьезных заболеваний. Поэтому армяне обращаются к врачам только когда боль терпеть уже невозможно. Образование не на самом высоком уровне, без репетиторов не обходится, хотя частные школы Армении — прекрасны. Многие выпускники частных школ поступают в европейские и американские университеты.

У каждой семьи в Армении есть свои врачи, сантехники, электрики, поставщики мяса, овощей, фруктов и даже бензина. Но по своему опыту скажу, что даже если опираться на советы надежных людей, не факт, что останешься довольным. Армяне — люди творческие, вы можете просто не вызвать у них вдохновение, и работа будет сделана не так хорошо, как ожидалось. Поэтому путем проб и ошибок просто ищешь «своих» мастеров, с кем у тебя сложится взаимопонимание.

Тут никогда не говорят «нет». Даже если мастер понимает, что поставленная задача ему не по силам, он все равно скажет, что все сделает. Как правило, ничего хорошего из этого не выходит

Армения — страна контрастов

В Армении то, что в одной ситуации — кошмар, в другой — благо. Ключевой пример — нарушение личных границ.

Здесь всем есть дело до всех. Здесь могут спросить, с кем ты живешь и чем и сколько зарабатываешь, прежде чем узнают, как тебя зовут

С другой стороны, вот упал человек на улице — и всем тоже есть до него дело. Никто не пройдет мимо, все остановятся, поинтересуются, что случилось, чем помочь, вызовут скорую помощь и дождутся врачей. В горах никогда ни одна машина не проедет мимо стоящего на обочине автомобиля. Всегда спросят, не нужна ли помощь? И если нужно — остановятся и помогут.

Цены в Армении разные. Дешевые фрукты и овощи (на окраинах Еревана дешевле, чем в центре), дорогое мясо. Бакалейная продукция — по российским ценам. Зарплаты — в среднем 200-250 долларов (15-18 тысяч рублей), причем обычно у людей несколько источников дохода.

Стереотипы и традиции

Я переехала в Армению, потому что хотела жить в стране, где я счастлива, а еще я хотела разгадать какой-то секретный код в голове и душе каждого армянина.

И чем дольше я здесь живу, тем больше и больше ухожу от сложившихся стереотипов и больше запутываюсь. Именно в Армении меня впервые послали матом взрослые мужчины. И я понимаю, что это исключительно потому, что в бытовом споре я не могу уступить только из-за того, что со мной спорит мужчина, и он старше меня по возрасту. Ведь я знаю, что он категорически не прав по существу. И для меня это важнее, чем пол и возраст человека.

При этом именно с мужчинами, а не с женщинами, у меня лучше складываются дружеские отношения. Главное, сразу расставить все точки над i и определиться, что вы просто приятели.

С армянскими женщинами подружиться сложнее. Мы, конечно, все женщины постсоветского пространства, и у нас у всех на подкорке записано, что наша главная задача в жизни — выйти замуж и родить детей. Только в Армении я осознала, что у кого-то это проявляется более очевидно. Я училась и взрослела Москве, где женщина без семьи не считается неполноценной. В Армении до этого еще далеко. Женщина может руководить крупной компанией, но если она не замужем — это не считается

Хотя мир меняется, и Армения вместе с ним. В Армении все больше работающих, финансово самодостаточных женщин, и, соответственно, растет число разводов. Но в обществе все еще делят девушек на порядочных и непорядочных. Интересно, что критерии порядочности куда жестче в отношении армянок, чем женщин других национальностей.

Тоска по бородинскому хлебу

Я живу в Ереване больше трех лет и не думаю, что полностью адаптировалась. Я даже все еще не нашла всех своих мастеров.

В первый год мне очень не хватало двух вещей: бородинского хлеба и хорошей обуви. Хлеб из России мне привозят родные и друзья, когда приезжают. А с обувью я разобралась в этом году. Обнаружила много маленьких магазинов обуви ручной работы, где можно что-нибудь себе подобрать.

Вообще, после переезда жизнь сильно меняется. В Москве я практически не ходила по магазинам с одеждой и все заказывала онлайн. В Армении с этим трудно. У привычных магазинов, как правило, нет прямой доставки в Армению, и, если очень нужно, приходится пользоваться перевозчиками-посредниками. Такие сервисы в Армении очень популярны.

Ну и самое трудное — лекарства. В Армении их мало и в основном это недорогие, более простые медикаменты. Благо, я здоровый человек. Но, как оказалось, даже обычные капли для глаз, которые мне выписывали в Москве, найти в Ереване нереально.

Большой неочевидный плюс жизни в Армении — интернет-покрытие. Интернет здесь быстрый, ловит практически везде. Даже высоко в горах.

За последний год мы в Армении пережили не только пандемию COVID-19, но и войну, и пятибалльное землетрясение в Ереване. Но ни разу мне не захотелось уехать.

Я не исключаю, что когда-нибудь мне захочется переехать куда-то еще, но уверена, что это будет не Россия. Мне нравится, когда вокруг звучит неродная речь, меня окружают непривычная культура, архитектура, погода. Сейчас же я просто хочу жить в тихом, мирном, уютном Ереване, иметь возможность приезжать несколько раз в год в Россию и путешествовать по миру. И я думаю, что все это можно устроить