Вводная картинка

10 лучших книг зимы: Великая эпидемия, эротика еды и Квентин Тарантино

Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction проходит этой зимой в Москве с 2 по 6 декабря. Традиционно она считается главным отечественным книжным форумом и издательским «Новым годом», к которому выпускаются все самые громкие и красивые книжные новинки. Дебютный роман Квентина Тарантино, подлинная история добровольной самоизоляции в одной британской деревушке и многое другое — «Лента.ру» составила список книг, на которые стоит обратить внимание этой зимой.

Джералдин Брукс «Год чудес» (перевод Светланы Арестовой, изд-во «Фантом Пресс»)

В основе повествования один в один современный карантинный конфликт — только имевший место в 1665 году. В английскую деревушку вместе с партией тканей завозят чуму. Чтобы не пустить заразу дальше, принимается непростое решение изолироваться от внешнего мира, пока зараза не отступит. Ну а дальше все, как сейчас: сомнения, возражения, ярость, суеверия, молитвы и охота на ведьм. Удивительным образом большим испытанием для всех участников событий становятся не только добровольная самоизоляция и страх перед болезнью, но и перспектива освобождения. Последний этап нам еще только предстоит пройти.

Квентин Тарантино «Однажды в Голливуде» (перевод С. Карпова, А. Поляринова, изд-во Individuum)

Теперь и Квентин Тарантино присоединился к не такому уж и короткому списку кинематографистов, выпустивших романы. «Однажды в Голливуде» — не подстрочник одноименного фильма, как можно было бы подумать, а самостоятельное литературное произведение. Некоторые ключевые для фильма сцены в нем редуцированы до проходных, некоторые эпизодические герои получили гораздо больше места, времени и деталей в образе. Все это важно не только для того, чтобы найти 10 отличий от первоисточника в процессе чтения, но и ответить на вопрос, зачем Тарантино-писателю нужно было редактировать Тарантино-режиссера.

Прочитать отрывок из романа Квентина Тарантино «Однажды в Голливуде» можно здесь

Энн Пэтчетт «Голландский дом» (перевод Сергея Кумыша, изд-во «Синдбад»)

Голландский дом — это большой, красивый, когда-то богатый, а теперь ветшающий особняк в Филадельфии. Как в хорошей сказке, в этом романе есть дети-сироты и злая мачеха, которая выгнала их из дома. Ощущение потери и попытки ее восполнить. Детские травмы и их влияние на взрослую жизнь. Но не стоит терять лес за деревьями. «Голландский дом» Энн Пэтчетт не об утраченном семейном гнезде и не о трудных отношениях детей от первого брака с новой женой отца. Все гораздо сложнее. Это книга о зацикленности на прошлом, о неумении и нежелании двигаться вперед. О попытках подменить перспективу воспоминаниями. Об отказе от развития. А все это в совокупности лишает героев будущего.

Шамиль Идиатуллин «Все как у людей» («Редакция Елены Шубиной»)

По целому ряду причин это крайне примечательная и показательная книга. Во-первых, это сборник рассказов. А сборники рассказов до сих пор редкий зверь в современном отечественном книгоиздании. Во-вторых, это сборник фантастических или околофантастических рассказов. То есть он снова поднимает непустяшный вопрос о том, что такое фантастика: нишевая литература в обрамлении кричащих обложек или Пелевин с Сорокиным. В-третьих, в каждом маленьком тексте сборника отражена та или иная черта авторского стиля Идиатуллина. Вместе они дают объемную картинку. В-четвертых, авторские комментарии приоткрывают завесу «тайны творчества» и показывают это самое творчество с земной, бытовой, а значит, обаятельной, человеческой стороны. Список причин, почему стоит взять эту книгу в руки, можно продолжить, но и этих пунктов достаточно.

Саймон Дженкинс «Краткая история Европы» (перевод Галины Бородиной, изд-во «Альпина нон-фикшн»)

Отражение исторического процесса в массовом сознании страдает целым рядом неточностей. Во-первых, несмотря на то, что историю в школе преподают по хронологическому принципу, именно с хронологией в результате возникает больше всего проблем: никто не помнит последовательность событий, а важное с трудом отделяется от второстепенного. Во-вторых, участники общественных дискуссий до хрипоты спорят о том, может ли история повторяться. Но мало кто способен ответить на вопрос, как история влияет на настоящее и стратегическое планирование будущего. Книга Саймона Дженкинса исправляет сразу две эти ошибки.

Мария Бурас «Лингвисты, пришедшие с холода» («Редакция Елены Шубиной»)

По признанию автора — а Мария Бурас, на минуточку, сама лингвист, выпускница отделения структурной и прикладной лингвистики филфака МГУ, — при написании книги об Андрее Зализняке («Истина существует. Жизнь Андрея Зализняка в рассказах ее участников») всплывало много разных деталей, которые «было жалко знать в одиночку». В результате появилась задумка еще одной документальной книги об эпохе расцвета отечественной лингвистики. В книгу вошла прямая речь ведущих лингвистов: Елены Падучевой, Игоря Мельчука, Бориса Успенского, Юрия Апресяна и других. История науки, профессиональные биографии, документы, личные истории — все то, без чего невозможно представить историю страны.

Жан Антельм Брийя-Саварен «Физиология вкуса» (перевод Леонида Ефимова, изд-во «КоЛибри»)

Философа, юриста, экономиста, политического деятеля, депутата, музыканта Брийя-Саварена можно представить гораздо короче: он тот человек, который придумал формулу «Скажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты». Еда занимает в человеческой культуре одно из главных мест. Излишества и аскеза, праздники и будни, религиозность, психические расстройства, эротика и флирт, здоровье и болезнь — все это так или иначе находит отражение в том, как и чем питается человек. Поэтому даже странно, что полная версия знаменитого трактата «Физиология вкуса» переведена на русский только сейчас.

Бальдассаре Кастильоне «Придворный» (перевод Петра Епифанова, изд-во «КоЛибри»)

Выход этой книги — закрашивание еще одного белого пятна в отечественной переводной библиографии. «Придворный» писался примерно в одно время с «Государем» Макиавелли, однако полного перевода на русский язык до недавнего времени не существовало. Что досадно, поскольку составленный итальянским дипломатом, писателем и поэтом Бальдассаре Кастильоне в форме диалогов о долге, предназначении, поведенческом кодексе, морали представителя благородного сословия «Придворный» — один из ценнейших источников сведений об эпохе Возрождения. Комментарий переводчика Петра Епифанова делает этот источник не только щедрым, но и доступным.

Анна Гордеева «На пуантах и босиком» (изд-во «Аграф»)

На далекий непосвященный взгляд балет часто кажется искусством предельно закрытым, формализованным, орнаментальным. Однако чем ближе к теме, тем более захватывающим выглядит процесс. Скандальные интерпретации хрестоматийных сюжетов, актуальная мировая политическая и культурная повестка, соперничество солистов и режиссеров, культ звезд, цитаты, взаимные реверансы и споры — все это тоже про классический балет и современный танец. Своего рода ключом к этому миру может служить сборник текстов балетного обозревателя Анны Гордеевой «На пуантах и босиком». В нем рассказано обо всем важном, что случилось в балете за последние 20 лет.

Андрей Десницкий «Библия: что было на самом деле?» (изд-во «Альпина нон-фикшн»)

Люди, в первый раз приехавшие в Израиль, часто с восхищением произносят: «То, что для нас вера, здесь — история». К препарированию мифа в историческом ключе принято относиться по-разному. Чья-то вера от этого только укрепляется, кто-то окончательно становится агностиком. Андрей Десницкий с большим религиозным и историческим тактом, который должен удовлетворить все стороны, пытается нащупать историческую основу священных текстов.

Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction проходит в московском Гостином Дворе до 6 декабря

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа