Вводная картинка

Дошли до ядра. Как Казахстан стал донором атомной энергии в Евразии

Переход всей планеты к снижению от углеводородной зависимости заставляет политиков и экологов обращать внимание не только на альтернативные источники энергии, но и на атомную энергетику. Дискуссии вокруг этого вопроса настолько остры, что в сентябре 2021 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поставил задачу «максимально рационально, без домыслов и эмоций» изучить возможность развития в республике безопасной атомной энергетики. Это поручение вызвало оживленную полемику внутри страны, отягощенной исторической памятью о советских полигонах — Семипалатинском, Эмба, Сары-Шаган и других. А совсем недавно президент Токаев заявил, что в Казахстане наблюдаются первые признаки дефицита электроэнергии и стране «придется принимать непопулярные по своей сути решения о строительстве атомной станции». Тем не менее к 30-летию независимости (отмечается 16 декабря) Казахстан подходит в статусе одного из лидеров глобального рынка по развитию мирного атома и вполне может конкурировать с Россией по научному потенциалу и развитости созданной за эти годы инфраструктуры в атомной отрасли. «Лента.ру» решила напомнить, какой он — мирный атом по-казахстански и какую роль в становлении отрасли сыграл первый президент республики Нурсултан Назарбаев.

Оружие

После распада Советского Союза Казахстан стал обладателем огромного ядерного арсенала. На вооружении у республики оказалось более 100 межконтинентальных баллистических ракет с 1,2 тысячи ядерных боеголовок. По этому показателю страна оказалась четвертой в мире, для сравнения — у Франции тогда было 512 боеголовок, у Китая и Великобритании — менее 300.

Нурсултан Назарбаев после вступления в должность президента Казахстана лично посетил все ядерные арсеналы. Впечатлениями он позже делился в автобиографической книге «Эпицентр мира». «В этих баллистических ракетах с разделяющимися ядерными боеголовками, которые базировались на территории Казахстана, было поистине что-то дьявольское. Они подавляли даже своими размерами. Мне, например, становилось немного неуютно при взгляде на огромное туловище "Сатаны" длиной 34 и толщиной 3 метра», — вспоминал глава государства.

При этом руководству Казахстана поступали заманчивые предложения. В 2021 году Назарбаев рассказал, что после распада СССР глава Ливии Муаммар Каддафи через посредников обещал Казахстану 20 миллиардов долларов США за то, чтобы страна оставила у себя ядерное оружие и стала первой мусульманской ядерной державой. В Алма-Ате, однако, идею не одобрили. Казахстан с самого начала решил стать безъядерной страной и поддерживать мирные отношения со всеми государствами мира. Попытки сохранить боеголовки противоречили бы этой политике.

Кроме того, президент понял: только решительный отказ от ядерного оружия сможет привлечь в страну иностранные инвестиции, в которых она остро нуждалась. Это теперь Казахстан — одна из стран-лидеров на мировом нефтяном рынке. Тогда, в начале 90-х годов, индустрии нефтедобычи, которая впоследствии стала локомотивом развития экономики, практически не было — от времен СССР остались почти одни геологоразведочные данные.

Отказ

Сложные переговоры по разоружению прошли в США в мае 1992 года. В итоге они закончились выгодной для Казахстана сделкой. «Мы получили больше всех в нашем регионе прямых иностранных инвестиций — не кредитов, — которые подняли экономику Казахстана. Речь идет более чем о 250 миллиардах долларов. Впервые в мировой истории весомым аргументом во внешнеполитическом диалоге стало не ядерное оружие, а отказ от него», — говорил тогда Назарбаев.

После этого Казахстан подписал Лиссабонский протокол — дополнение к Договору СНВ-I, в котором зафиксировал свои обязательства по нераспространению ядерного оружия. К 1995 году Россия вывезла из страны ядерные ракеты, все пусковые шахтные установки были уничтожены. Казахстан официально объявил себя безъядерной зоной, таким образом став первой в мире страной, добровольно отказавшейся от атомного оружия.

С тех пор Казахстан последовательно выступает за ядерное разоружение. В 2009 году ООН поддержала инициативу по учреждению Всемирного дня отказа от ядерного оружия. По предложению Казахстана он отмечается 29 августа. В 2015 году Генассамблея ООН утвердила инициированную Казахстаном Всеобщую декларацию о построении мира, свободного от ядерного оружия. В 2019 году Назарбаев предложил создать Глобальный альянс лидеров за безъядерное оружие.

Немного истории

А началось все с того, что в советское время на северо-востоке республики расположили важнейший для всего СССР Семипалатинский испытательный полигон. В 1949 году здесь прошли первые испытания ядерного оружия, а в 1961 году был произведен первый подземный ядерный взрыв. Всего на полигоне произвели около 500 взрывов ядерного, термоядерного и водородного оружия.

Испытания ядерного оружия проводились в режиме строгой секретности, но жители окрестных районов понимали, что происходит нечто страшное. «Как будто небо раскололось пополам. Нашу печку, которая стояла на улице, сразу сдуло. Стекла вылетели из окон. Несколько труб завалились. Скот орал, собаки лаяли. Люди замерли. Подул сильнейший ветер — мы не знали, а это, оказывается, ударная волна. Стало темно, что-то сыпалось на голову, хотя было лето. Позже мы узнали, что это был взрыв первой ядерной водородной бомбы, который произвел Советский Союз», — вспоминал первый министр иностранных дел Казахстана Толеутай Сулейменов.

В конце 1980-х годов в Казахстане развернулось движение против ядерных испытаний. В столице республики Алма-Ате проходили многотысячные митинги. В 1990 году состоялась конференция под названием «Избиратели мира против ядерного оружия», в ней приняли участие делегаты из 30 стран. В результате летом 1991 года Нурсултан Назарбаев побывал еще раз на полигоне и затем решил дать последний бой «ядерному лобби» на сессии Верховного Совета, заявив, что ядерный полигон будет закрыт, при этом всю ответственность он взял на себя. И 29 августа 1991 года наступил исторический день: президент подписал указ о закрытии полигона.

На этом, впрочем, заботы не закончились. Независимому Казахстану пришлось заняться консервацией военно-промышленных объектов, оценкой экологического ущерба, рекультивацией пострадавших территорий. В том числе для этих целей в республике создали Национальный ядерный центр (НЯЦ). Специалисты центра при помощи коллег из России, США и МАГАТЭ провели огромную работу. В 1995 году на бывшем полигоне уничтожили последний ядерный заряд, в 2000 году — последнюю штольню для подземных ядерных испытаний.

К 2013 году специалисты НЯЦ ликвидируют последствия ядерных испытаний в эпицентре полигона — на так называемом опытном поле. Здесь эксперты сделали два миллиона спектрометрических измерений, отобрали и проанализировали пять тысяч образцов почвы, пробурили тысячу исследовательских скважин. На ряде участков эксперты сняли и по специальной методике МАГАТЭ переработали верхний слой почвы. Объекты, где рекультивация невозможна, огородили заборами с колючей проволокой, сделали вывески с предупреждениями об опасности. Основная часть работ завершилась в 2020 году.

Казахстан заботится и о пострадавших жителях региона. Обладатели полигонных удостоверений получают надбавку к пенсии или дополнительные дни отпуска и надбавку к зарплате. Совершенствуются медицинские услуги. В 2021 году в Семее (так теперь называется Семипалатинск) открылся Центр ядерной медицины и онкологии. Здесь установлено современное диагностическое оборудование, а медики стажировались за рубежом. «Раньше мы отправляли пациентов за границу — в Польшу, Россию… Теперь начинаем лечить у нас в стране», — говорит врач-радиолог Даурен Адильбаев.

Конверсия

Эволюция атомной промышленности Казахстана была напрямую связана с гонкой вооружений. Во время холодной войны казахстанская экономика была перенасыщена оборонными союзными заказами. Но наступила разрядка международной безопасности, а затем и развал СССР, и объемы таких заказов стремительно снизились. Однако в Казахстане по-прежнему оставалось много предприятий, на которых находилось первоклассное оборудование и специалисты высшей квалификации, занимавшиеся уникальными исследованиями в области ядерных технологий. Нурсултан Назарбаев принял решение о перенаправлении имеющегося богатейшего научного потенциала в русло созидательной работы в мирных целях.

Конверсия — переход оборонных предприятий с производства товаров военной промышленности на выпуск продукции гражданского назначения — в Казахстане стала идеей очень трудно исполнимой. С одной стороны, амбиции интенсивного экономического развития Казахстана, с другой — безъядерный статус страны. Необходимы были прорывные решения.

«Казахстан взвешенно подходит к развитию собственной атомной энергетики и готов расширить свой вклад в укрепление режима нераспространения, — говорил Нурсултан Назарбаев в 2011 году на Саммите по вопросам безопасного и инновационного использования ядерной энергии. — Наша страна занимает первое место в мире по добыче урановой руды. У нас есть значительный практический и научно-исследовательский опыт как в эксплуатации реакторов, так и в наработках в области экспериментальной ядерной физики. Мы убеждены, что атомная энергетика может стать органичной частью инновационно-индустриального развития всего мирового сообщества. Но для этого ядерные технологии должны выйти на качественно новый уровень, соответствующий духу и потребностям XXI века».

Осуществить конверсию в атомной промышленности было непросто, так как была уничтожена единая административная и технологическая цепь предприятий Минсредмаша, в ведении которого находилась эта отрасль в СССР. Кроме того, Россия прекратила закупки казахстанского урана. Чтобы вывести отрасль из кризиса, Нурсултан Назарбаев все предприятия атомной промышленности объединил в Казахскую государственную корпорацию предприятий атомной энергетики и промышленности (КАТЭП). Позже своим указом президент преобразовал КАТЭП в Национальную акционерную компанию «Казатомпром». В 1999 году компания запустила мощности по танталу, а проблема реализации бериллия была решена путем заключения долгосрочных контрактов с американской Brush Wellman и японской Marubeni Corporation. В Казахстане началось возрождение атомной отрасли, основанное на новых принципах и подходах.

Развитие

Несмотря на многочисленные трудности 90-х годов, в Казахстане сохранили атомную отрасль. Еще в советское время в городе Шевченко (сейчас Актау) заработал Институт ядерной физики (ИЯФ). Его специалисты в 1973 году запустили первый в мире опытно-промышленный реактор на быстрых нейтронах (БН-350). Установка входила в Мангистауский атомный энергокомбинат (МАЭК) и обеспечивала энергий огромный регион. В 1999 году БН-350 вывели из эксплуатации — на Казахстан давили сверхдержавы, прежде всего США. Вашингтон беспокоило то, что в Актау может производиться и оружейный плутоний. Сейчас на БН-350 продолжается консервация. Институт ядерной физики стал структурным подразделением Национального ядерного центра — акцент сделали на разработке прорывных технологий.

В Казахстане появился ускоритель тяжелых ионов DC-60, ставший одним из лидирующих научных центров Казахстана. В ноябре 2019 года состоялось открытие установки нейтронной радиографии и томографии на реакторе ВВР-К. В рамках укрепления режима ядерного нераспространения и обеспечения ядерной безопасности в 2016 году исследовательский реактор ВВР-К был переведен с высокообогащенного уранового топлива на низкообогащенное урановое топливо.

На базе Института ядерной физики создан Учебный центр ядерной безопасности для подготовки казахстанских специалистов в области физической защиты, учета, контроля и противодействия незаконному обороту ядерных материалов, введен в эксплуатацию Центр ядерной медицины и биофизики для производства высококачественной изотопной продукции медицинского назначения и радиационной стерилизации медицинских изделий.

ИЯФ успешно работает над созданием распределенной информационно-вычислительной инфраструктуры организаций стран-участниц Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) с применением ГРИД-технологий, участвует в создании уникального Байкальского глубоководного нейтринного телескопа, проводит экспериментальные исследования кластерной структуры в экзотических ядрах, применяет методы нейтронной радиографии и томографии в различных сферах науки. В ИЯФ завершилось строительство регионального пункта долговременного хранения отработавших закрытых источников ионизирующих излучений (ИИИ). Проект был осуществлен в рамках программы энергетического партнерства между Минэнерго Казахстана и Департаментом энергетики США совместно с канадским агентством Global Affairs Canada.

Сегодня атомная отрасль Казахстана ориентирована в основном на добычу руды и производство топлива для других стран. Республика занимает второе место в мире по разведанным запасам урана и 12 лет удерживает первое место в мире по добыче урана. В 2019 году объем добычи составил 22 тысячи тонн. Для сравнения: идущая следом Канада ежегодно добывает 7-9 тысяч тонн. Добыча урана ведется экологически безопасным и экономически выгодным способом подземного скважинного выщелачивания, исключающим непосредственное участие людей в процессе добычи.

При этом Казахстан развивает и создание высокотехнологичной продукции. Совместно с Россией корпорация «Казатомпром» реализует несколько проектов по производству обогащенного урана. Среди наиболее заметных — международный центр в городе Ангарске Иркутской области, «Акбастау» в Туркестанской области, центр по обогащению урана в Новоуральске Свердловской области.

Кроме того, на Ульбинском металлургическом заводе (УМЗ) в Усть-Каменогорске налажено производство топливных таблеток из диоксида урана. Эта продукция сертифицирована и поставляется в Китай, Европу и Северную Америку. На том же заводе в 2019 году под эгидой МАГАТЭ торжественно открылся банк ядерного топлива. В нем хранится стратегический запас для атомных электростанций на тот гипотетический случай, если на мировом рынке по какой-то причине возникнет дефицит урана.

В 2021 году на территории УМЗ заработало совместное с китайскими партнерами предприятие «Ульба-ТВС». Оно выпускает тепловыделяющие сборки — инженерные конструкции, предназначенные для получения тепловой энергии в ядерном реакторе. Таким образом Казахстан полностью замкнул дореакторный цикл производства топлива для АЭС.

В актуальной повестке

Довольно давно в Казахстане обсуждают создание собственной АЭС. Впрочем, и без нее страна занимает заметное положение в мировой атомной отрасли. Инициативы по атомному разоружению позволили республике улучшить внешнеполитическое положение, завоевать уважение ведущих держав. Развитие высокотехнологичного производства помогает укреплять технологический и экономический потенциал.

Атомная повестка по-прежнему находится в центре внимания Нурсултана Назарбаева. Первый президент Казахстана, выступая на шестом заседании «Астана клуба» в ноябре 2021 года, призвал выработать реально работающий механизм ядерного нераспространения. «Несколько лет назад я уже предлагал разработать пошаговый план всеобъемлющего сокращения стратегических наступательных вооружений с участием всех ядерных государств, который мог бы быть принят под эгидой ООН. План должен включать жесткие санкции против приобретения и распространения оружия массового уничтожения. В этом контексте особое значение приобретает деятельность Глобального альянса лидеров за ядерную безопасность и мир, свободный от ядерного оружия (ГАЛ), поддержанного 70 известными мировыми политиками», — отметил Елбасы.

Нурсултан Назарбаев также выразил уверенность, что ГАЛ может стать центральной площадкой и движущей силой для обсуждения и составления плана всеобъемлющего сокращения стратегических наступательных вооружений. Также первый президент предложил провести в столице Казахстана глобальный форум по ядерному нераспространению и разоружению.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности