Вводная картинка

«Здесь поля и озера нефти» Чудак, министр и американец: кто покорял Крайний Север и как Россия едва его не потеряла?

69-я параллель

15 ноября 2021 года президент Владимир Путин отменил указ своего предшественника Бориса Ельцина о приравнивании ряда территорий Карелии и других территорий к районам Крайнего Севера. Вместо этих документов появятся новые, в которые войдут все земли России, приравненные к северным. Крайний Север не один раз спасал Россию, которая то и дело рисковала потерять его. «Лента.ру» вспоминает, как развивались отношения севера и центра страны и кто стоял за покорением этих суровых земель.

Либерал-губернатор

Иван Крафт, подданный Российской империи, живший во второй половине XIX века, из-за бедности своей семьи не получил даже среднего образования. Он обладал крайне непрезентабельной внешностью и был похож скорее на террориста-бомбиста, чем на чиновника по особым поручениям. Но за всклокоченной бородой, неряшливой шевелюрой и нечищеными ботинками скрывался один из самых проницательных умов империи. Высший свет Петербурга смотрел на Крафта с презрением. Его не считали своим. В лучшем случае — забавным чудаком не от мира сего.

Крафт любил путешествовать по глухим, забытым богом местам и с удовольствием общался с коренным населением — инородцами, как говорили в то время. Он пытался понять их чаяния и образ жизни. Инородцы отвечали охотно.

Крафт поражал современников кипучей энергией. Его уникальные знания о коренном населении Якутии решил использовать Петр Столыпин. В 1906 году Крафта назначили губернатором. Самородком заинтересовался и Николай II, пригласивший его на аудиенцию. Благодаря этому человеку, при дворе едва ли не впервые получили подробную информацию о положении дел в отдаленном Якутском крае. Прощаясь, император обещал следить за работой Крафта.

Чиновник не подвел монарха. С самого начала губернатор Крафт всецело погрузился в нужды Якутской области и ее населения, спал по четыре часа в сутки, пытался исправить оплошности, допущенные предшественниками. Крафт начал коренные преобразования. Добился от городской думы финансирования строительства водокачки, что позволило обеспечить якутян чистой питьевой водой. В крупных населенных пунктах Якутии появились электричество, телефон и телеграф.

В регионе развивались сельское хозяйство, животноводство, пушной промысел. При этом Крафт был еще и экологистом — для защиты ценных зверей и птиц от уничтожения он ввел ограниченный период охоты, объявил трехлетний запрет на добычу соболя. Упорядочивалась рыбная ловля. В Якутии расцветала торговля, местная власть всячески поощряла предпринимательство. По Лене открылось пароходное сообщение. По инициативе Крафта строились школы и больницы, были открыты месторождения золота, мрамора и каменного угля.

Успехи Крафта настроили против него других губернаторов. Тем не нравилась расположенность заезжего чудака к свободной прессе и лояльность к ссыльным, чью участь он стремился облегчить. В конце концов оппоненты добились смещения губернатора. Лишенный возможности продолжить дело всей жизни, он тяжело заболел и уже через год, 21 ноября 1914-го, скончался в возрасте 54 лет.

«Он действительно был великим. Своим служением Отечеству он дал пример многим людям, которые жили в государстве Российском. Где бы он ни был, он всюду оставлял глубокий след», — сказал в наше время митрополит Новгородский и Старорусский Лев.

«Горестное борение со всеми ужасами холода и голода»

Якутия — край нефти, газа, алмазов и золота, земля якутов, чукчей, долган, юкагиров и других народов — стала «государевой землей» только в середине XVII века. Самый первый план по освоению Крайнего Севера правительство разработало в 1894 году по предложению министра финансов Сергея Витте. Якутия в то время была отдаленной и экономически отсталой глубинкой, где жизнь «есть горестное борение со всеми ужасами холода и голода».

Витте стал одним из первых чиновников такого ранга, кто вплотную занялся проблемой Крайнего Севера. А проблема — с присоединением новых территорий, развитием технологий и притязаний России — приобретала все большую актуальность. Он отправился в поездку по Кольскому полуострову по воле Александра III, который, по словам министра, «имел влечение к Русскому Северу», поскольку «pyccкие люди на севере — крестьянство — представляют собою тип чисто русских людей, как по крови своей, так и по истории».

Император дал Витте задание — найти для строительства порта на Баренцевом море незамерзающую гавань, где можно было бы держать большой военный флот. Министр нашел такое место — Екатерининскую гавань. В мемуарах он писал о ней с восторгом: «Такой грандиозной гавани я никогда в своей жизни не видел; она производит еще более грандиозное впечатление, нежели Владивостокский порт и Владивостокская гавань».

Характеризуя ее как полноводную и защищенную, Витте предложил Александру III строить военно-морскую базу именно там, а заодно провести железную дорогу и возвести электростанцию. Но пока они обсуждали вопрос, император скоропостижно скончался. Его преемник Николай II неожиданно отклонил проект.

Витте считал это решение огромной ошибкой, предопределившей неблагоприятный для России ход истории. На его взгляд, в случае строительства порта в Екатерининской гавани русские не залезли бы в Порт-Артур.

Этот несчастный шаг завел нас в такие дебри, из которых мы до сих пор не можем выбраться

Сергей Витте

Вместо военно-морской базы на севере Кольского полуострова появился коммерческий порт и город Александровск-на-Мурмане (ныне Полярный). Удалось решить и вопрос с подвозом хлеба. А в июле 1916 года, за полгода до свержения монархии, был заложен Романов-на-Мурмане — Мурманск.

«Напоминают собой высшую расу Японии»

Не меньшую важность представляет Камчатка, куда русские стали проникать после плавания Семена Дежнева в середине XVII века. До половины следующего столетия полуостров находился в ведении якутских воевод. Специально назначаемые ими пятидесятники и казаки собирали с туземцев ясак — пушнину. При Петре I на Камчатке начали строить порты и возводить оборонительные укрепления, особенно в удобных для десантирования местах. Примерно с того же времени на полуостров ссылали опасных преступников. Однако впоследствии, когда участились побеги, от этого решили отказаться.

Эпидемия кори и оспы в начале XVIII века выкосила до 5000 камчадалов. Началась усиленная колонизация Камчатки за счет переселения семейных крестьян из центральных регионов России. В 1854 году население Камчатки во главе с контр-адмиралом Василием Завойко отразило нападение на Петропавловск англо-французского флота. В самый разгар Крымской войны отдаленную окраину империи защитили от неприятеля камчадалы, коряки и казаки, выдержавшие двухдневную бомбардировку и две высадки десанта, который оба раза обращали в бегство.

В первой трети XX века статский советник Сергей Палеолог, участвовавший в 1906 году в создании самостоятельной Камчатской области, писал о ее народах:

«Коренное население, необыкновенно доброе и миролюбивое, составляют около четырех тысяч камчадалов, значительно обрусевших; они говорят на своеобразном русском языке, живут оседло в избах, сравнительно культурны, исповедуют православную веру, одеты в русскую одежду, имеют овальные матовые лица без скул и напоминают собой высшую расу Японии; коряки, ярко тунгусского скуластого типа (около двух тысяч), наоборот, дикое племя, язычники, живут, как кочевники, в юртах, одеваются в шкуры, опиваются настойкой из мухоморов и занимаются исключительно оленеводством».

Остальное население Камчатки промышляло рыболовством и звероловством. Особенно ценился бурый медведь: его мясо шло в пищу, сало — для освещения, шкура — на одежду, а также покрытие изб, саней и лодок.

В Петербург доставляли пойманную у берегов полуострова рыбу. Большим успехом пользовалась на материке собираемая на Камчатке пушнина. Были разведаны залежи меди и железняка, угля и янтаря, слюды и серы, софиита, серебра и золота. Хотя полуостров долгое время оставался изолированным от остальной России. Ответвление телеграфной сети пришло сюда лишь в 1906 году. А почта доставлялась только шесть раз в год: четыре раза морским путем летом и два раза зимой на собачьих упряжках по Якутскому тракту. Морские рейсы шли из Владивостока с апреля по сентябрь. Полгода Камчатка была отрезана от внешнего мира.

Синдикат Вашингтона

Как и вся страна, коренные народы Крайнего Севера натерпелись в Гражданскую войну. Так, в партизанском движении на стороне красных участвовало более двух тысяч нанайцев, удэгейцев, ульчей, нивхов и эвенков. В своих отрядах коммунисты создавали отдельные туземные взводы разведчиков. Аборигены участвовали в междоусобной борьбе и в качестве проводников. В частности, коренные народы сражались с белогвардейцами на Камчатке, где посланный из белого Владивостока в 1921 году отряд есаула Бочкарева отбил Петропавловск у большевиков и сверг советскую власть. В 1922-м красные партизаны начали блокаду Петропавловска. Вместе с ними против белых воевали ительмены, коряки и камчадалы.

На Чукотке сопротивление белым возглавили уполномоченные Камчатским губревкомом коммерсанты Федор и Моисей Караевы. Они организовали заградительные отряды из чукчей, эскимосов и юкагиров.

В первые годы советской власти Камчатка оказалась под угрозой отчуждения от России. На полуострове вовсю хозяйничали японцы. А в конце 1920 года председатель Совнаркома Владимир Ленин на партийном заседании заявил о намерении сдать Камчатку в концессию американцам, которые хотели создать базу в Азии на случай войны с Японией. В РСФСР рассматривали два варианта: договор об аренде на 10 лет и полноценную продажу Камчатки, после чего американское правительство якобы обещало сразу признать советскую власть в России.

От лица правительства США переговоры «о передаче Камчатки во временное владение с правом организации там концессионной деятельности по разработке и добыче угля, нефти и других полезных ископаемых» вел бизнесмен Вашингтон Вандерлип. Он еще в конце XIX века, в разгар золотой лихорадки на Аляске, прознал, что колоссальные природные богатства имеются и по ту сторону Берингова пролива. Контроль за восточной окраиной со стороны Санкт-Петербурга был очень слаб, поэтому на побережье Охотского моря из США и других стран потянулись авантюристы всех мастей и любители легкой наживы.

Сначала Вандерлип искал на Камчатке золото, но вскоре заявил об обнаружении «нефтеносных полей и даже озер нефти». Организовав синдикат по разведыванию естественных богатств на Аляске, он стремился расширить свое влияние.

После захвата власти в России большевиками предприимчивый американец получил возможность прибрать природные ресурсы полуострова к своим рукам. Он заверял Ленина, что действует по поручению кандидата в президенты США Уоррена Гардинга. В письме Вандерлипу глава советского правительства называл предложения американской стороны чрезвычайно интересными. Однако сделка все-таки не состоялись — длительные переговоры завершились ничем.

Тем не менее Совнарком всерьез рассматривал вопрос и о сдаче обширных территорий, покрытых лесом, в Архангельской губернии. Как признавал Ленин, сама Советская Россия просто не в состоянии освоить эти просторы.

«Финляндия не может равнодушно смотреть на страдания родственных народов»

100 лет назад страна могла навсегда лишиться и многих других земель, отнесенных сегодня к Крайнему Северу. На Карелию имели большие виды финны, только-только получившие независимость благодаря Ленину и стремившиеся расширить территорию Финляндии. В период Гражданской войны в России финские националисты жаждали помочь «угнетенным» финно-угорским народам — прежде всего карелам, эстонцам и ингерманландцам. Ключевую роль в данном процессе сыграло движение егерей — категорических противников наметившегося в самом начале XX века курса на русификацию Финляндии.

В свою очередь, большевики контролировали значительную часть Олонецкой губернии лишь формально. По сути, их власть не распространялась за пределы Петрозаводска и Олонца — одного из древнейших городов Севера России, основанного, согласно источникам, раньше Москвы. Большевикам попросту не хватало военной силы, чтобы собрать под себя села и деревни, разбросанные по гигантским труднодоступным болотистым и лесным пространствам.

«Финляндия не может равнодушно смотреть на страдания родственных народов, оказавшихся под гнетом большевиков», — говорил руководитель Финляндии Карл Густав Маннергейм, обещавший поддержать выступление добровольцев в случае одобрения плана Антантой.

Помимо политических задач, инициаторы вторжения преследовали и сугубо практические цели. На протяжении нескольких веков Олонецкий край славился на всю Российскую империю богатыми природными ресурсами: отделочным камнем, строевым лесом, промысловыми животными, изобилием рыбы. Так родилась идея Олонецкого похода.

В апреле 1919 года финны вторглись на территорию РСФСР в Восточном Приладожье и взяли Видлицу, а через пять дней заняли Олонец и Пряжу, то есть за очень короткий срок продвинулись на 80 километров на юго-восток от тогдашней государственной границы. В захваченном городе появилось марионеточное Олонецкое временное правительство для управления оккупированными районами. Красная армия встретила противника лишь за 10 километров от Петрозаводска. Ее бойцам активно помогали изгнанные из Финляндии красные финны. Перелом в ходе боевых действий произошел после высадки десанта большевиков на побережье Онежского озера. К середине лета финны потерпели поражение и отошли на территорию Финляндии.

«Всеми силами и средствами, не щадя жизни»

Если при Ленине Советская Россия едва не потеряла территории Крайнего Севера, то при Иосифе Сталине — приобрела новые. Приближавшийся к победе во Второй мировой войне Советский Союз 11 октября 1944 года прирос сразу 170 тысячами квадратных километров. В состав РСФСР на правах автономной области добровольно вошла частично признанная Тувинская Народная Республика (ТНР), в которой находится географический центр Азии. Население нового советского региона составляло 81,1 тысячи жителей и увеличилось с тех пор в четыре раза.

Это кажется парадоксальным, но расположенная на юге Сибири и граничащая с Монголией Тува — это тоже Крайний Север. Одни районы республики имеют соответствующий статус, другие — приравнены к нему. Всему виной здешние особенности: из-за резко континентального климата летом в Туве может стоять жара плюс 45 градусов, а зимой — трескучие морозы до минус 50. Для организма условия очень тяжелые, поэтому местные жители получают от государства надбавки к зарплате и пенсии, а также удлиненный отпуск.

Часть тувинского общества начала проситься в состав России еще при Николае II, буквально завалив приемную петициями. В 1914-м царь согласился, — и Тува как Урянхайский край вошла в Енисейскую губернию на правах протектората. В 1921-м тувинские революционеры провозгласили независимость, а 22 июня 1941 года Тува первой в мире объявила себя союзником СССР в схватке с нацистской Германией.

Пообещав участвовать в борьбе против «фашистского агрессора всеми силами и средствами, не щадя жизни», в следующие три года Тува поставила в СССР 50 тысяч лошадей, 750 тысяч голов скота, лыжи, зимнюю одежду, валенки, продукты питания, медикаменты и другие необходимые средства. На поддержку Красной армии был отправлен весь золотой запас республики, а тувинские добровольцы устремились в воинские части.

***

По формулировке полярника Артура Чилингарова, Крайний Север — это кладовая, которая кормит Россию и дает гигантские поступления в ее бюджет.

Это понимали и сами регионы. В последний раз сам факт их существования в составе России оказался под вопросом чуть более 30 лет назад, когда рушился Советский Союз.

Первой 9 августа 1990 года Декларацию о государственном суверенитете приняла Карельская АССР, 29 августа — Коми ССР, а 27 сентября «парад суверенитетов» поддержала богатая Якутия.

Пожалуй, дальше всего зашли именно в последней республике. Декларация послужила основой для будущей конституции, наделившей президента Якутии полномочиями по формированию армии. Но самое главное — Якутия получила право распоряжаться добываемыми на своей территории ресурсами. По новому закону республика могла самостоятельно выбирать общественный и государственный строй, государственный язык, а вмешиваться в ее внутренние дела стало невозможно без согласования с Верховным Советом Якутии.

Федеральные власти обратили внимание на сложившуюся ситуацию после ухода Ельцина с поста президента. Его преемник Путин 30 мая 2000 года предложил руководителям регионов пересмотреть разграничение полномочий между Россией и субъектами федерации. Тогда же выяснилось, что не менее половины статей якутской конституции не соответствуют Основному закону России.

Главной претензией к Якутии было ее право собственности на природные недра. Однако якутские депутаты согласились убрать только положение о праве президента Якутии на формирование собственных вооруженных сил. Споры между Москвой и Якутском продолжались несколько лет. Центр требовал от республики исключить из конституции статьи о суверенитете. Только 17 июня 2009 года Госсобрание Якутии согласилось выполнить это условие.

Теперь в России создается новая стратегия по регионам Крайнего Севера. Она направлена на развитие инфраструктуры и здравоохранения в полярных регионах. Власти обещают, что все льготы северянам сохранят, и для этого будет создан новый единый документ.