«Я обаятельный мерзавец» Звезда «Ширли-мырли» Валерий Гаркалин умер от коронавируса. Каким его запомнят россияне?

После продолжительной борьбы с коронавирусом в возрасте 67 лет умер народный артист России Валерий Гаркалин. Он запомнится россиянам как прекрасный комедийный и сатирический артист, прославившийся прежде всего сразу несколькими эксцентричными ролями в высмеявшей отечественную жизнь в девяностых комедии Владимира Меньшова «Ширли-мырли». Успех картины, впрочем, во многом сыграл с Гаркалиным злую шутку — после него ему уже почти не предлагали в кино больших главных ролей, закрепив за ним амплуа характерного актера второго плана. О том, что диапазон таланта Гаркалина намного шире, напоминали тем не менее его театральные работы на сценах Театра сатиры, Театра им. Пушкина, в десятках с успехом ездивших по стране антрепризных спектаклей. «Лента.ру» вспоминает, что покойный артист говорил о себе, своей карьере и профессии.

«Моя первая фамилия Полян­ский — это девичья фамилия матери. Папа не хотел моего рождения, мама с ним не согласилась, и они из-за этого расстались»

Из интервью изданию «7 дней»

«Многие люди считают актерство пустым занятием, и мой отец не был исключением»

Из интервью Vista News

«Вообще-то я начинал слесарем. Но я не помню минуты, когда сказал, что буду артистом: я родился с этим сознанием»

Из интервью «Российской газете»

«После одного фильма режиссер сказал мне: "Завтра ты проснешься знаменитым". Я просыпался... И не понимал, где моя слава»

Из интервью «Российской газете»

«Я никогда не делил людей на веселых и мрачных, потому что, мне кажется, это все прекрасно совмещается в одном человеке»

Из интервью «Аргументам и фактам»

«Мы сами творцы своей доли. Но главный режиссер — все же жизнь. Иногда такое решение подбрасывает, что диву даешься»

Из интервью «Собеседнику»

«В кино я в основном обаятельный мерзавец. Кино — это прежде всего фактура, внешний вид... Я вот в фильме "Катала" исполняю роль доброго человека, но уголовника»

Из интервью на www.v-garkalin.ru

«Нельзя же все красить одной краской. А в кино любят покрасить. Сейчас, к счастью, в европейском кино этого уже нет. В Голливуде всегда так. Все-таки один человек противостоит злому миру. Всегда очень условно разделяют. Но и среди злых людей попадаются хорошие»

Из интервью «Аргументам и фактам. Смоленск»

«Люди старшего поколения могли говорить о том, что что-то было "до войны" и "после". Война как рубеж. Так и для меня это картина "Шырли-мырли" в моей биографии. Роль этой картины в моей судьбе трудно переоценить, она принесла мне успех, радость творческую и человеческую, популярность — не легкую и быструю, а серьезную»

Из интервью «Собеседнику»

«Фильм "Ширли-мырли" был просто обречен на успех. Меньшов позвал туда всех звезд: Нону Мордюкову, Армена Джигарханяна, Олега Табакова, Инну Чурикову, Олега Ефремова... "Ширли-мырли" — это энциклопедия отечественного кинематографа»

Из интервью на www.v-garkalin.ru

«Сейчас мы встречаемся с Меньшовым на театральной сцене, играем в спектакле двух друзей, а в перерывах вспоминаем о съемках в "Ширли-мырли" как о лучшем периоде своей жизни. Кстати, все истории "раздвоения" моего героя мы сочиняли вместе»

Из интервью на www.v-garkalin.ru

«Алкоголь убирает страхи, снимает блок защиты, и люди становятся частью мира, фантастически остроумными, смешными, компанейскими. Я сейчас не говорю про тех, кого алкоголь превращает в уродов. Мне лично нравился сам процесс выпивки, я считал, что это одно из лучших наслаждений. Да и окружающие замечали, что я в таком состоянии очень симпатичный»

Из интервью «Теленеделе»

«Я не курю, потому что уже умирал из-за этого! Когда мы узнаем причину, из-за которой человек умер, то кусаем локти и говорим: "Вот если бы знать вовремя и устранить ее!" Так вот: у меня случился инфаркт и была клиническая смерть. Я две минуты не дышал. Умер. Сердце мое остановилось»

Из интервью «Аргументам и фактам»

«Персонажи, которые нам достаются, а в основном это хорошие персонажи, с хорошей драматургией, в них, как правило, нет чего-то больше, чего-то меньше, правда и в том, и в этом, я негодяй, и я очень добрый, и неизвестно, где кончается начало злое в человеке и где начинается доброе, и начинается ли»

Из интервью «Аргументам и фактам. Смоленск»

«Из-за пандемии я последние два года нигде не снимаюсь. Но я еще при чтении вижу возможность успеха. Если в сценарии есть сердце, то все будет хорошо»

Из интервью «Российской газете»

«Страдания питают и обогащают нас. Человек становится мудрее. Человек становится добрее. Как бы кощунственно это ни звучало, но горе помогает не быть самовлюбленными подонками»

Из интервью «Аргументам и фактам»

«Откровенно говоря, жалею, что большую часть жизни отдал работе, а не самой жизни. Неправильно это… Работал, вкалывал, переходил из картины в картину, из спектакля в спектакль и не понимал, что любимая профессия — это лишь часть той важной сути, в которой нуждается человек. Ведь есть еще семья, жена, ребенок»

Из интервью «Теленеделе»

«Мы горюем не только из-за ухода близких, мы плачем по себе. И надо вовремя остановиться, прекратить жалеть себя. Но ничего не проходит, я знаю. С годами горе становится лишь острее»

Из интервью «Аргументам и фактам»

«Знаете, возраст — это некое условное обозначение. Можно ощущать себя на 15-20 лет, будучи при этом стариком, а можно и наоборот. Я иной раз своим студентам говорю: "Такое чувство, что вам всем под 80, вы прожили большую изнуряющую жизнь..." У меня нет ощущения, что я старый, я не собираюсь стареть»

Из интервью на www.v-garkalin.ru

«Я живу в обществе, где принято скрывать свои подлинные чувства, не вываливать все наружу. А сцена — как раз то место, где это можно делать. На сцене я не стесняюсь "обнажаться". Когда говорят, мол, ой, как неприлично — вот здесь и начинается театр»

Из интервью на www.v-garkalin.ru

«Мы с женой не копили деньги, я не дарил ей бриллианты и шубы. Зато мы стояли, обнявшись на краю света, в Новой Зеландии, на берегу и смотрели на Тихий океан. Все, что у нас было, мы тратили на путешествия»

Из интервью изданию «7 дней»

«Грех жаловаться — мне удалось узнать, что такое счастье»

Из интервью «Теленеделе»