Ольга Миримская

Тайна неприкасаемой банкирши. Как Ольга Миримская связана с иском бывших акционеров ЮКОСа к России

Экономика

В ходе расследования ГСУ СК РФ уголовного дела, фигурантом которого является совладелец банка БКФ Ольга Миримская, выяснились новые обстоятельства продажи акций группы «Менатеп» бывшим владельцам ЮКОСа. В результате той сделки у заинтересованных лиц появилась возможность подать в Арбитражный суд Гааги иск против Российской Федерации с требованием компенсировать убытки за нарушение европейской Энергетической хартии, защищающей инвесторов от экспроприации. Согласно судебному решению 2014 года, обжалование которого продолжается до сих пор, Россия обязана выплатить офшорам, за которыми стоят Леонид Невзлин, Платон Лебедев, Михаил Брудно, Владимир Дубов и Василий Шахновский, рекордные в истории гаагского арбитража 50 миллиардов долларов. Об этом деле — в материале «Ленты.ру».

Контекст

В распоряжении «Ленты.ру» оказалась копия свидетельских показаний по уголовному делу о покушении на дачу особо крупной взятки руководству Пресненского суда, рассматривавшего имущественный спор совладелицы банка БКФ и компании «Русский продукт» Ольги Миримской с ее бывшим супругом, когда-то топ-менеджером ЮКОСа Алексеем Голубовичем, а также организации незаконного прослушивания телефонов четверых адвокатов.

Из документов следует, что обвиняемая по этому делу Ольга Миримская получила в 2006-2007 годах от контролируемого Леонидом Невзлиным траста Rysaffe Charlotte N Isadora и юридической фирмы Charles Russel LLP, представлявшей в международных судах интересы экс-акционеров ЮКОСа, 135 миллионов долларов.

«Помимо 97 миллионов долларов, полученных в августе 2007 года через юрфирму Charles Russel LLP за продажу доли своего бывшего мужа Голубовича в GML (Group Menatep Limited, основной акционер ЮКОСа — прим. «Ленты.ру»), Миримская в августе-октябре 2006 года получила от траста Rysaffe Charlotte N Isadora AS TR, учрежденного Невзлиным, два платежа размером 8 миллионов долларов и 30 миллионов долларов на свои счета в банке UBS AG за продажу тех же долей Голубовича в GML, — утверждается в свидетельских показаниях. — Кроме того, Миримская получила от GML в качестве оплаты долей Голубовича в GML 50 процентов ПАО "Русский продукт", которым сейчас владеет через кипрскую "техническую" компанию Mart Capital LTD». Свидетель также предположил, что данная компания уже сменилась, чтобы избежать ареста имущества в рамках уголовного преследования Миримской.

Против Российской Федерации

По данным следователей ГСУ СК РФ, те самые 135 миллионов долларов, полученные от бывших акционеров ЮКОСа, были переведены на личный счет Миримской в банке UBS AG Jersey, который в налоговых органах РФ задекларирован не был. Причем до этого бизнесвумен подписала соглашение с Group Menatep Limited о неразглашении своего с ней взаимодействия. Копия документа имеется в распоряжении «Ленты.ру». Таким образом, следователи получили доказательства того, что именно Ольга Миримская заключила сделку с бывшими акционерами НК ЮКОС, в результате которой 4,43 процента акций были проданы Group Menatep Limited. Эта сделка, в свою очередь, позволила консолидировать акционерный капитал GML и предъявить исковые требования в международном арбитраже против Российской Федерации.

Напомним, что до банкротства ЮКОСа 1 августа 2006 года более 50 процентов ее акций контролировались гибралтарской компанией Group Menatep Limited (впоследствии была переименована в GML) через цепочку дочерних компаний (Yukos Universal, остров Мэн; Hulley Eneterprises, Кипр). Еще около 10 процентов акций принадлежали кипрской фирме Veteran Petroleum. Владельцем 70 процентов акций GML до 2003 года был основатель ЮКОСа Михаил Ходорковский, после ареста в 2003 году он передал свой пакет в GML Леониду Невзлину. Кроме Невзлина, GML контролируют Платон Лебедев, Михаил Брудно, Владимир Дубов и Василий Шахновский (у них по 7,3-8,6 процента акций компании).

По итогам расследования дела ЮКОСа Леонида Невзлина заочно приговорили к пожизненному лишению свободы, Платона Лебедева — к 14 годам, Василия Дубова — к 8 годам заочно, Василию Шахновскому дали год лишения свободы и освободили от наказания «в связи с изменением обстановки», а Михаил Брудно до сих пор находится в розыске.

Следует пояснить, что бывший супруг Миримской Алексей Голубович ушел из ЮКОСа в 2001 году и занялся бизнесом на рынке ценных бумаг. «В 2007 году я фактически прекратил отношения с Ольгой, но формально не разводился, — рассказывал он «Ленте.ру». — Развод я инициировал в 2012 году (…) Суд зафиксировал, что мы не проживаем как супруги с 2008 года, а фактически — с 2004-го. Когда я уехал за границу, она за мной не последовала, и супружеские отношения прекратились».

«Голубович, после начала уголовного преследования Ходорковского, от любого взаимодействия с GML отказался и никаких сделок с этой компанией не проводил, — утверждает свидетель. — Всеми вопросами, связанными с оформлением сделок между Миримской и вышеуказанными Charles Russel и Rysaffe Charlotte N Isadora AS TR, занимался член совета директоров ООО "Банк БКФ" Андрей Лисянский». Он же владел 20 процентами Банка БКФ».

Учитывая то, что, согласно приговорам в отношении бывших владельцев ЮКОСа, извлеченные ими доходы от деятельности нефтяной компании являются похищенными средствами, получение Миримской 135 миллионов долларов и их сохранение нанесло значительный ущерб бюджету страны. Миримская, сокрыв в 2006-2007 годах информацию о сделках с акциями, преследовала личные корыстные цели и воспрепятствовала установлению всех обстоятельств противоправной деятельности бывших топ-менеджеров ЮКОСа, что негативно отразилось на решениях международных судов.

«Таким образом следует, что Миримская в период 2006-2007 годы активно взаимодействовала с Ходорковским и Невзлиным в целях сокрытия и легализации имущества, похищенного у ОАО "НК ЮКОС", и извлекла незаконный доход в доказанной сумме 135 миллионов долларов, которая не является окончательной, поскольку Миримская претендует на часть от суммы в 55 миллиардов долларов, отсуженной у Российской Федерации по иску бывших акционеров ОАО "НК ЮКОС"», — сообщает следователям Следственного комитета свидетель. По его словам, Миримская не декларировала в ФНС России свои счета в банке UBS, как не декларировала и доход в размере 135 миллионов долларов, с которого не уплатила налоги.

Аргумент для суда

Тем временем судебные баталии по иску бывших акционеров ЮКОСа продолжаются. И 5 ноября Верховный суд Нидерландов отменил решение, согласно которому Россия должна выплатить им более 50 миллиардов долларов. Дело вернули в апелляционный суд Амстердама.

«В 2020 году Апелляционный суд в Гааге оставил в силе арбитражное решение 2014 года, в котором Российской Федерации было предписано выплатить компенсацию в размере около 50 миллиардов долларов трем бывшим крупным акционерам нефтяной компании ЮКОС. Сегодня Верховный суд отменил окончательное решение апелляционного суда, а также предыдущее решение суда. Верховный суд удовлетворил одно из оснований для апелляции Российской Федерации. Дело было передано в Апелляционный суд Амстердама для нового решения по этому основанию. Остальные основания отклонены», — говорится в постановлении.

Учитывая такое решение в Нидерландах, сведения о получении и сокрытии Миримской денежных средств за продажу акций бывшим акционерам ЮКОСа могут иметь важное значение для дальнейшего оспаривания их неправомерных требований к России. Но наличие у нее гражданства Израиля, которое она получила в 2019 году, делает Миримскую практически недоступной для российского правосудия, поскольку ближневосточная страна своих граждан не выдает.

Кстати, минувшим летом Следственный комитет продлил на срок свыше 57 месяцев следствие по делу Ольги Миримской. Летом текущего года издание «Коммерсантъ» сообщало, что «уголовное дело о попытке дачи взятки в особо крупном размере (ст. 291 УК РФ) было возбуждено в отношении сначала неустановленных лиц в мае 2017 года (…) Обвинение по ст. 138 и 291 УК РФ (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, а также покушение на дачу взятки) госпоже Миримской было предъявлено сначала заочно в феврале 2018 года, а очно — спустя два месяца, когда ее задержали сотрудники управления "К" ФСБ и доставили к следователю. Несмотря на вторую, особо тяжкую статью УК, с нее взяли обязательство о явке, что не мешало предпринимательнице свободно перемещаться по всему миру и получить гражданство Израиля».