Вводная картинка

«Вы из тех, кто нагнетает ксенофобию» Кому выгоден раздор между Москвой и Нур-Султаном

Бывший СССР

На минувшей неделе «Российская газета» опубликовала статью министра иностранных дел России Сергея Лаврова, в которой он подвел итоги 29 лет сотрудничества России и независимого Казахстана. Главный месседж публикации состоит в том, что за эти годы двум странам удалось выстроить современную модель межгосударственного взаимодействия. Однако позитивизм статьи Сергея Лаврова не был принят представителями патриотической общественности Казахстана, и все потому, что, касаясь резонансных проявлений ксенофобии в отношении русскоязычных граждан Казахстана, министр указал на то, что эти случаи являются продуктом применения специальных информационных методик, направленных извне и нацеленных на культивирование местечкового национализма и возбуждение русофобии. О том, почему слова российского министра задели казахстанских либералов и каким образом внешние силы пытаются внести раздор между Москвой и Нур-Султаном, — в материале «Ленты.ру».

Удар по тюркскому единству

В статье казахстанской дочерней структуры радио «Свобода» (признано в России иностранным агентом) — «Азаттык» автор приводит реакцию зарубежных СМИ на статью российского министра и в том числе тезис Eurasia Review о том, что Москва подрывает ни много ни мало тюркское единство. Дескать, статья Лаврова опубликована накануне саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств в Стамбуле неслучайно. «Есть предположения, что Москва может использовать кампанию в СМИ, чтобы оказать давление на Нур-Султан и помешать Казахстану участвовать в формировании Союза тюркских государств под руководством Турции», — приводит радио цитату эксперта Ахаса Тажутова. Правда, как именно, связан тезис Лаврова о «ряде резонансных проявлений ксенофобии в отношении русскоязычных граждан Казахстана» с сотрудничеством тюркоязычных государств, Тажутов не поясняет.

Говорить непосредственно от своего лица «Азаттык» пока не решается — предпочитает предоставлять свою площадку разного рода блогерам и комментаторам «от народа». Например, на статью российского министра иностранных дел ресурс отреагировал постом с провокационным заголовком «Чем ответит Лаврову Ак-Орда?», (Ак-Орда — резиденция президента Казахстана, — прим. «Ленты.ру») Как следствие комментаторы под постом выплеснули все свои русофобские настроения, что называется, от души. Среди тех, что еще можно опубликовать в печати, такие: «Русские у вас еще Южную Сибирь заберут, остальное Китаю, будете в резервациях жить», «Думаю, пора России знать свое место», «Вы россияне больные люди!!! У вас фобия во всех отношениях, вас надо лечить в психиатпической больнице» (орфография авторов сохранена). В Facebook и других социальных сетях можно также найти массу примеров русофобских выпадов, подчерпнутых из публикаций «Азаттыка».

Однако здесь же можно прочитать и такие высказывания: «Ваше издание — одно из тех, кто и нагнетает ксенофобию. Взять хотя бы ваши тенденциозно подобранные интервью. Вы выбираете наиболее агрессивно настроенных граждан, которых мало интересуют права человека. За кадром вы подтверждаете, и в этом ваша основная мысль: есть только одно в Казахстане право — исключительное право одних диктовать свое видение остальным. И после этого какой вы «Азаттык»? Кто к вам когда обратиться за поддержкой?».

# Цена «Свободы»

Впрочем, такой настрой вполне понятен, если ответить на извечный вопрос «кому выгодно?». А здесь больших расследований проводить не нужно, потому что все лежит на поверхности. Так как «Радио Свобода» и принадлежащий этому СМИ онлайн-медиапроект «Настоящее время» финансируются американским Конгрессом через Агентство США по глобальным медиа. На 2021 год профильный комитет нижней палаты американского парламента рекомендовал выделить для «Радио Свободная Европа»/«Радио Свобода» финансирование выше запланированного уровня. Вместо запрошенных 628 миллионов долларов конгрессмены захотели дать намного больше — 808 миллионов. И так происходит из года в год — в отличие от других государственных структур пропагандисты получают всякий раз больше, чем сами попросили.

По мнению руководителя Центра политэкономических исследований Института нового общества Василия Колташова, спектакль в Конгрессе с ежегодным увеличением средств на содержание Агентства США по глобальным медиа разыгрывается сознательно. Эксперт считает, что главное — показать, что нет ничего более важного, чем Россия в качестве информационного врага, в отношении которого нужно усиливать пропагандистскую работу, особенно на постсоветском пространстве.

По некоторым данным, бюджет казахстанского «Азаттык» составлял в 2019 году 1 миллион 493 тысячи долларов (более 100 тысяч долларов в месяц, что для казахстанского СМИ — очень много, особенно для медиа без широкой аудитории). Однако точно узнать, сколько средств отпускается казахской редакции, не представляется возможным. Эксперты предполагают, что суммы могут быть значительно больше, поскольку в Мюнхене, где находится штаб-квартира радиостанции, в оперативном порядке могут перераспределять деньги в зависимости от политической необходимости. К тому же спецпроекты также финансируются из дополнительных фондов.

Повстанцы или террористы

Радио «Свобода» часто обвиняют в оправдании терроризма (когда он направлен в сторону стран, идейно чуждых пражской редакции), причем создается впечатление, что несмотря на финансирование Конгрессом США, американские законы на редакцию не распространяются. Например, в сентябре 2016 года журналиста телеканала «Настоящее Время» (подразделение «Радио Свобода» СМИ, признанное в России иностранным агентом) Тимура Олевского неожиданно вызвали к руководству с претензией, что он назвал членов «Аль-Каиды» (запрещена в России) террористами, а руководство редакции посчитало, что террористической группировкой ее называть нельзя. «Нет "Аль-Каиды", нет ИГИЛ (запрещена в России) — только повстанцы. Все — повстанцы. И всех их беспощадно убивают ужасные русские бомбы — химические в основном. Объясняешь, что повстанцы — это в современном русском языке более чем позитивное определение. Нет», — вспоминает Тимур Олевский.

Спустя несколько часов после того, как 27 марта 2019 года оперативники ФСБ задержали 20 членов организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» за подготовку теракта в Крыму, одновременно два проекта «Радио Свобода» — «Idel.Реалии» и «Кавказ. Реалии» выступили в поддержку арестованных (в первом материале речь шла об обращении организации «Свободный Идель-Урал» к муфтию Республики Татарстан Камилю Самигуллину, во втором — об осуждении операции со стороны дипломатической службы Евросоюза.

В целенаправленной исламизации контента для Казахстана и засилье пропаганды прямо обвиняет казахскую редакцию «Свободы» ее бывшая журналистка, которая 13 лет сотрудничала с этим изданием и стояла у истоков русскоязычного отдела редакции, Асем Токаева. Она утверждает: на радио «Азаттык» руководство откровенно проталкивает сомнительные темы, несовместимые с журналистской этикой и стандартами профессии. «Идет массовая исламизация контента, — говорит Токаева. — "Хабар" честнее "Азаттык"». Многих журналистов уволили из радиостанции из-за разногласий с руководством, прикрываясь так называемой реорганизацией».

«Как теперь уже бывший редактор русскоязычного сайта "Азаттыка" могу документально подтвердить, что Аббас Джавади (региональный директор центральноазиатских служб "Радио Свобода") часто извращал политику Казахской редакции. Делалось это в ущерб стандартам честной журналистики и правилам самой корпорации», — говорит Асем Токаева. По ее словам, Джавади не раз давал указания редакторам казахской редакции «Радио Свобода», которые противоречат задаче объективно освещать новости без цензуры. Возражавшие против такой практики журналисты, в том числе и я, были уволены под предлогом реорганизации. За последние пять лет таких «реорганизаций» в казахской редакции было даже две, чего не было ни в одной из 25 редакций «Радио Свободы».

То есть, сопоставив деятельность «Азаттыка» с внешним контекстом, можно с высокой долей уверенности заявить о том, что эта редакция — агент влияния в интересах очень определенной идеологии и очень определенной группы стран. То, что она поддерживает любые русофобские начинания, раздувает их, гиперболизирует и превращает в инструмент розни между казахстанцами, — лишь дополнительный маркер. Например, нашумевшие «языковые рейды» были активно поддержаны журналистами радиостанции. Несмотря на то что МВД Казахстана провело проверку видеозаписей, а сам застрельщик процесса блогер Куат Ахметов заявил что в отношении него заведено уголовное дело о разжигании межнациональной розни, радиостанцию это не смутило и она продолжала в красках рассказывать об этих историях в своих публикациях, а Ахметов выставлялся чуть ли не героем. Но главное — абсолютно законные меры правоохранительных органов названы преследованиями. Что лишь подтверждает высказывания бывших сотрудников радиостанции об отсутствии объективной редакционной политики.

Поэтому неудивительно, что в истории со статьей Лаврова именно «Азаттык» начал играть роль провокатора и заставлять депутатов парламента, а также простых граждан Казахстана реагировать на текст, который они явно даже не видели.

Сорос везде

Еще одна организация из числа неоднозначных друзей Казахстана — Фонд Сороса (признан нежелательной организацией на территории России). Одиозная структура, пытавшаяся создать себе на постсоветском пространстве имидж глобального филантропа, занимающегося прежде всего поддержкой демократических ценностей и развитием общественных институтов.

Историки будущего, конечно, досконально изучат роль благотворительных фондов финансиста Джорджа Сороса в раскачивании рынков, но уже сегодня ясно — без помощи армии воспитанных Соросом агентов такие масштабные «операции были бы невозможны. В 1979 году Сорос создал в США благотворительный фонд «Открытое общество» (Open Society Fund), а затем сеть подобных организаций (известны под названием Фонд Сороса), инициирующих и поддерживающих гуманитарные программы и проекты. В разные годы Сорос спонсировал оппозиционные группы в ряде стран, в частности в Восточной Европе, в период, предшествовавший развалу социалистического лагеря, а также при подготовке революции роз в Грузии и Евромайдана на Украине. И это не пустые слова.

Депутат Верховной Рады от украинской оппозиционной платформы «За життя» Виктор Черный, относит к аффилированным с Фондом Сороса политикам 40-45 процентов от правящей партии «Слуга народа», всю партию «Голос» и «Европейскую солидарность» бывшего президента Украины Петра Порошенко, а также отдельно поставленных политиков — в частности, Мустафу Найема и всех остальных «молодых» парламентариев. По словам председателя ОПЗЖ Вадима Рабиновича, «треть фракции Зеленского находится списках "грантоедов" группы Сороса».

Многие политики обвиняют Сороса в создании продолжающегося с 2015 года миграционного кризиса в Европе. Так, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что Сорос хочет наполнить Венгрию мигрантами и уничтожить нацию. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил его в попытках вызвать разногласия между государствами. В 2018 году Венгрия и Турция закрыли представительства «Открытого общества». Ранее деятельность этой организации была объявлена нежелательной в Белоруссии, Узбекистане, а также в России (в России филиал «Открытого общества» и другие созданные фондом Сороса организации работали в 1995-2015 годы, в настоящее время в России организация признана нежелательной). За время своей жизни фонд поддержал только на Украине более 18 тысяч проектов.

Открытая работа в Казахстане

Казахстан — одно из немногих постсоветских государств, где фонд Сороса работает без видимых ограничений, а вопросов о целесообразности его деятельности не поднимается. Согласно отчетности фонда, в период с 1995 по 2020 год в Казахстане структурами фонда было потрачено около 100 миллионов долларов.

Фонд Сороса открыто заявляет, что одно из заданий организации — работа с правительствами. «Обеспечение позитивных изменений в государственной политике в конечном итоге является задачей национального правительства, и работа с правительствами, законодателями и государственными служащими во всем мире всегда была частью нашей деятельности», — говорят в фонде Сороса. Основное направление работы общества при этом — демократическое управление и права человека. По данным издания «Рубрика», именно на него выделяется почти треть всех средств фондов — 27 процентов. В бюджете на 2020 год самые большие суммы потрачены на «демократическую практику» — 140,5 миллиона долларов; экономическое управление и прогресс — 136,7 миллиона долларов.

Непосредственная деятельность фонда это подтверждает. Например, исследовательские программы Сороса включают, в том числе, и сбор откровенно разведывательной информации. В частности, в закупках за 2018 год можно обнаружить анализ проводимых закупок квазигосударственного сектора национальных компаний АО «Самрук-Казына» на примере АО «НК «Қазақстан темір жолы». А между прочим, «Самрук-Казына» — это актив, который владеет большей частью национальной экономики.

Организация пыталась вмешиваться, согласно ее же отчетам, и в законотворческую деятельность в Казахстане. Например, фонд предлагал за деньги разработать поправки в Кодекс о недрах РК, связанных с определением, контролем и ответственностью бенефициарных владельцев компаний —недропользователей. То есть иностранная организация занималась лоббизмом, которого в Казахстане нет в законодательстве, а значит, квалифицироваться данная деятельность должна по другим статьям и нормам законодательства.

На этом фоне почти безобидной выглядит «мягкая сила» фонда, который поддерживал и, возможно, продолжает поддерживать всю нынешнюю плеяду оппозиционных казахстанских журналистов, блогеров и медиаменеджеров. Так, если посмотреть отчетность фонда за последние несколько лет, можно найти людей, составляющих костяк нынешней медиатусовки республики, причем немалая часть из них сейчас близка к действующей власти. Например, с Соросом была связана нынешний главред Орда.кз Гульнара Бажкенова (по некоторым данным, она близка к советнику нынешнего президента Ерлану Карину.

Главная цель — поссорить народы

Главной целью всех поддерживаемых США пропагандистских проектов в Казахстане является ментально-психологический отрыв населения республики от России и подрыв позиций России в Центральной Азии, полагает публицист Дмитрий Родионов. По его мнению, ставка, как и в других бывших республиках, делается на молодежь, которая должна быть воспитана на западных ценностях, негативно настроена по отношению к России. «Как достигается последнее, я уже писал на примере создания негативного образа России в связи с эксплуатацией Байконура. Вот еще пример: в 2018-м раскручивалась тема, что Казахстан стал жертвой навязанного Россией дефицита сахара, созданного с помощью российских таможенных пошлин. В частности, эту тему разгоняло издание "Караван-сарай", спонсируемое центральным командованием Вооруженных сил США», — пишет Дмитрий Родионов.

За последние 15 лет общее число НКО в Казахстане значительно выросло: если в 2003 году их было около двух тысяч, то сейчас — 22 тысячи. Примерно 200 неправительственных организаций Казахстана получают иностранное финансирование, 70 процентов средств приходит из США. В настоящее время в Казахстане действуют 53 международные организации, 30 иностранных государственных организаций, 77 зарубежных НКО и фондов. Об этом говорил тогдашний министр общественного развития Казахстана Дархан Калетаев на Гражданском форуме в Нур-Султане.

Заметим, что в канун первой революции в Кыргызстане было сосредоточено более 5 тысяч западных НПО, немалая часть из которых после всех знаковых киргизских событий перебралась в другие страны бывшего Союза. О деятельности иностранных НПО и их роли в смене властей в Киргизии «Лента.ру» подробно писала в октябре 2020 года. НПО Кыргызстана развращены западными деньгами, на которые они делают очередную революцию, а потом проедают полученные деньги. В это же время пришедшие к власти элиты отправляются после этого за деньгами на сей раз в Москву, которые тоже испаряются очень быстро. И все начинается по-новой.

Если посмотреть внимательно на деятельность иностранных организаций в Казахстане, становится ясно: Лавров сказал очень мягко, как подобает дипломату. Фактически в республике действуют иностранные НПО, которые, прикрываясь благими намерениями, занимаются откровенно враждебной пропагандистской и разведывательной деятельностью. Неудивительно, что в России это привело к появлению законодательно закрепленного маркера «иностранный агент», а сами организации были объявлены нежелательными на территории страны. Но в данном случае значение имеет не форма защиты страной своих интересов, а скорее, четкое понимание — эта работа иностранными организациями ведется безостановочно.