Вводная картинка

РЖД действуют логистически. Рост тарифов поможет реализовать инвестиционную программу перевозчика

Экономика

Тарифы для пассажиров и грузоотправителей Российских железных дорог с 2022 года могут повыситься на 4,3 и 5,8 процента соответственно. С таким предложением ОАО «РЖД» обратилось в правительство. Вопрос изменения тарифной политики перевозчика обсуждался в конце октября на совещании по инвестиционной программе и финансовому плану РЖД на 2022-2024 годы у первого вице-премьера Андрея Белоусова. Наблюдатели считают, что в контексте глобального тренда на повышение спроса на сырье и энергоносители потребители практически не заметят индексацию, а мультипликативный эффект для экономики будет весьма ощутимым.
О проблеме — в материале «Ленте.ру».

Устранение дисбаланса

«Как ни странно, транспортная составляющая в конечной цене товаров российских грузоотправителей в 2022 году не только не вырастет, но даже снизится по сравнению со средними показателями за последние годы. И это несмотря на планируемое повышение железнодорожных тарифов», — уверен управляющий партнер Центра экономики инфраструктуры (ЦЭИ) Павел Чистяков.

Экспортные цены на российский энергетический уголь в Европе с мая 2021 года поднялись почти в два раза, достигнув десятилетних максимумов. При этом поставщики угля продолжают пользоваться льготными условиями перевозок по железной дороге. Фактически провоз угля оплачивают отправители других грузов за счет более высоких тарифов. Ежегодно объем такого перекрестного субсидирования составляет не менее 150 миллиардов рублей, что сопоставимо, например, с четвертью объема финансирования инвестиционной программы РЖД на текущий год.

В целом доля угля в общем объеме грузоперевозок РЖД составляет порядка 45 процентов, однако в структуре доходов компании поступления от этого сегмента в два раза ниже — всего около 21 процента.

Дело в том, что исторически железнодорожный тариф устанавливался выше для тех грузов, у которых транспортная составляющая в конечной цене меньше, и наоборот. Но эта система абсолютно не гибкая, из-за чего происходят различные перекосы.

Например, необоснованное преимущество теперь получают и некоторые угольщики. Стоимость антрацита на мировых рынках превысила цену на коксующийся уголь, а тариф РЖД на перевозку антрацита все еще на 17 процентов ниже, чем на «более дорогой» коксующийся уголь.

«В 2017 году мы активно поддерживали решение по тарифной модели "инфляция минус", но после ковида поменялась ситуация в глобальной экономике — возник разрыв между потребительской инфляцией, на которую ориентировался тариф, и ценами производителей. За последний год потребительские цены выросли на 8 процентов, а промышленные — на 26,3 процента. Это означает, что РЖД закупает продукцию, необходимую для ремонта и строительства инфраструктуры, на 30 процентов дороже, чем в прошлом году, а тариф на перевозку тех же самых грузов практически не индексируется. Повышение тарифов корректно как с макроэкономических позиций, так и с точки зрения принятых ранее договоренностей», — считает Павел Чистяков.

Управляющий партнер ЦЭИ также указывает на то, что грузоотправители в конечном итоге будут бенефициарами роста тарифов, поскольку это позволит реализовать мероприятия по повышению пропускной способности и поддерживать надежность работы инфраструктуры и тяги.

По мнению Чистякова, отдельно нужно разбираться со скидками на порожний пробег инновационных вагонов. По данным перевозчика, такая скидка каждый год оценивается в восемь миллиардов рублей, и за все время ее существования она уже составила около 50 миллиардов. Теперь ее предлагается заменить скидкой в 4,05 процента в каждом груженом рейсе.

Кроме того, намечена индексация тарифа на 4,75 процента и на контейнерные перевозки. На объемах высокотехнологичных транспортировок грузов с высокой добавленной стоимостью, как считают специалисты, это не скажется. По опыту перевозчика, — а точно такое же повышение тарифа было произведено в 2017 году, — контейнерные перевозки выросли в полтора раза. Однако за четыре года разрыв тарифа в сравнении со стоимостью перевозок грузов в обычных выгонах уже превысил 16 процентов, и это при том, что РЖД обеспечивает скорость доставки контейнеров, в два раза превышающую запланированные показатели.

Источник для преобразований

«Уровень повышения тарифов, который сегодня предлагает РЖД, расходится с предусмотренным самой монополией в ее долгосрочной программе развития показателем ежегодного роста тарифа», — говорит заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий Владимир Савчук. Существенные коррективы, как он отмечает, внесла текущая экономическая ситуация. «Радикальный рост цен на потребляемые РЖД товарно-материальные ресурсы не только увеличил эксплуатационные затраты, но и повысил стоимость реализации проектов расширения инфраструктуры, в результате разбалансировал источники финансирования инвестиционной программы», — отметил Савчук.

Конечно, стабильность и прогнозируемость деятельности системообразующих компаний крайне важны для их потребителей, и, по словам Владимира Савчука, в текущей ситуации речь не идет о каких-то кардинальных и необоснованных переменах в тарифах РЖД. Напротив, считает он, «имеет место предложение по балансированию доходов с расходами, обеспечение источниками финансирования продолжения реализации масштабной инвестиционной программы». В конечном счете необходимо создавать инфраструктурные заделы для восстановления экономики и удовлетворения спроса на перевозки.

В РЖД неоднократно говорили, что в первую очередь видят в повышении тарифов источник финансирования масштабной инвестиционной программы до 2025 года, в том числе для покрытия ее дефицита, который на 2022 год составляет 270 миллиардов рублей, а за ближайшую трехлетку уже приблизился к 1 триллиону.

Сокращать запланированные объемы программы перевозчик не планирует, поскольку от ее выполнения зависит состояние и перспективы всей железнодорожной отрасли России, включая модернизацию БАМа и Транссиба, развитие инфраструктуры на подходах к портам, крупным промышленным центрам и многое другое. Более того, компания заявляла, что готовится скорректировать инвестиционную программу в сторону увеличения — до общего объема в 4,3 триллиона рублей. Справляться с дефицитом монополия намерена с помощью привлечения финансирования, оптимизации затрат и регулирования тарифной политики.