Вводная картинка

«Он бредил открытиями» Российский адмирал шел на все, чтобы покорить Дальний Восток. Какой вышла манга о нем?

Моя страна

«Невельской: плоды воображения» — манга, основанная на истории героического освоения Дальнего Востока исследователем Геннадием Невельским, который ради своих целей не боялся нарушать правила и даже идти против государя, но в итоге присоединил к России около трети ее нынешней территории. В этом произведении реальные исторические факты идут вперемешку с мистическими сюжетами с драконами и магией — потому что именно таким на самом деле и был Дальний Восток для его завоевателей, рассказывают создатели манги. «Лента.ру» поговорила с художниками Романом Иванищевым и Ксенией Фроловой из группировки Hero4Hero о восточной российской действительности и ее мифологии.

«Лента.ру»: Как и когда родилась эта идея и почему именно Невельской?

Роман: Мы с Ксенией знакомы очень давно, и в 2015 году она мне позвонила и предложила участие в авторском курсе Марии Крамар по современному искусству «ПЕРЕСМОТР ГРАНИЦ» в центре современного искусства «Заря» во Владивостоке. Собственно говоря, результатом этого двухмесячного курса должен был стать такой выпускной проект, сочетающий две обязательные составляющие: современное искусство, то есть рассказ о чем-то непривычным способом, и второе — региональный контекст. Именно после этого курса родилась наша с Ксенией творческая группировка Hero4Hero, где мы рассказываем об этнокультурном ландшафте дальневосточной территории языком современного искусства. С тех самых пор мы занимаемся междисциплинарными проектами вместе.

Если говорить о самой идее погрузить зрителя или читателя в историю освоения Дальнего Востока через непривычный визуальный формат, то она имеет профессиональное обоснование. Ксения по одному из своих образований искусствовед, еще до нашего объединения работала как концептуальный художник. По первому образованию я историк-археолог. Именно такое удачное переплетение наших компетенций и привело к тому, что мы сейчас имеем.

Ксения: На самом деле на курсе наши идеи отличались. Я исследовала тему хунхузов (члены организованных бандитских группировок, действовавших в Маньчжурии и на прилегающих территориях российского Дальнего Востока, Кореи и Монголии во второй половине XIX — первой половине XX веков — прим. «Ленты.ру»). Это такие китайские, назовем их, пираты, которые нападали на наши приморские территории. А Роман как раз искал направление исследователей Дальнего Востока и предложил Геннадия Ивановича Невельского как героическую фигуру, рассказ о которой мог уложиться в формат задачи. В общем, так получилось, что период у нас совпал, и таким образом родился проект с Невельским. В конечном итоге мы включили туда и его идею, и мою.

Роман: И еще интересный момент — мы в тот период много размышляли на тему героизма: что одного человека заставляет бросать все ради какой-то идеи и идти на лишения, трудности и, может, даже на гибель, а другой человек с удовольствием сидя на диване смотрит под попкорн эту историю про героя. Этот момент интересовал нас обоих. Кстати, он и отражен в названии нашей группировки Hero4Hero — «Герой для Героя». Как раз о Невельском можно был рассказать как о классическом герое.

Ну да, у него же достаточно интересная история — он шел против властей.

Роман: Он был таким, не вписывающимся в стандарты. Он действовал на свой страх и риск, и так, как считал нужным, а не так, как предписывали указы и уставы. Есть очень известная история, показанная в советском биографическом фильме 1987 года о Невельском «Залив счастья».

Во время разговора с императором Невельской подошел к нему очень близко, нарушая, как сейчас принято говорить, границы личного комфорта, и открутил пуговицу с императорского мундира

По тем временам это нонсенс, такого не могло быть, но случилось. Геннадий Иванович настолько был увлекающимся человеком, что по факту в порыве обсуждений неосознанно мог не соблюсти табели о рангах.

И на первом этапе освоения Дальнего Востока это было удобно, но впоследствии, когда началось менеджерское освоение и сюда пошли переселенцы, когда генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев-Амурский начал налаживать деятельность, Невельской стал неудобен в силу героичности, готовности рубить с плеча и действовать вопреки приказам. Поэтому его отправили на почетную пенсию.

С точки зрения карьеры у него все сложилось очень хорошо — по возвращении в Санкт-Петербург он был награжден адмиральским званием и стал почетным членом академии, консультировал дальневосточных предпринимателей, руководство военно-морского флота. Но тем нее менее от активной деятельности он был отодвинут.

Кто вам помогал работать над проектом, чтобы все было максимально точно?

Роман: Так как я по образованию историк, то основная канва, датировка и все прочее было моей зоной ответственности, но мы работали много с архивными документами. Активную помощь мы получили от Морского государственного университета имени Невельского во Владивостоке, при котором есть Музей истории МГУ имени Невельского. Владивостокский историк и краевед, член Русского географического общества Сергей Корнилов оказывал помощь в подготовке проекта и списка литературы на эту тему.

С жанром манги сразу определились, или были другие варианты?

Роман: Изначально была идея рассказать историю визуально, рисованно, но мы долго перебирали жанры. Как настоящие исследователи мы каждую тему очень долго копаем, погружаемся, читаем кучу литературы, общаемся с профессиональными сообществами и так далее. Изначально была мысль сделать в жанре лубка — русский рисованный жанр, который был популярен начиная с начала XIX века и заканчивая началом XX века. Но при этом, когда мы начали погружаться в эту тему, мы поняли, что лубок — это очень, во-первых, морализаторская история, а во-вторых, всегда умещается обычно на одном листе — начало истории, кульминация и завершение с подведением морали.

Затем мы обратили внимание на культуру комиксов, и потом уже на культуру манги. Мы остановились именно на манга, потому что наше размышление о героизме такое психолого-эмоциональное — здесь важна глубина психологических процессов человека, когда он делает тот или иной выбор, перед ним встает необходимость принять решение — всю эту глубину эмоционального накала можно показать только через мангу, если мы говорим о графических направлениях. Потому что комиксы — это больше деятельная штука: там тыщ-бдыщ, то есть это такая рисованная активность. А в то же время манга имеет в Японии очень древнюю традицию, начиная с конца XVI-XVII веков, то есть еще Хокусай (Кацусика Хокусай — японский художник, иллюстратор (1760-1849) — прим. «Ленты.ру») занимался производством рисованных историй. И это жанр, для которого важна глубина эмоций, насыщающих историю.

Ну и опять же в силу своего географического положения мы выбрали мангу. Владивосток — это форпост Европы в Азии, соответственно, здесь у нас до Японии и Китая рукой подать, эта культура нам близка.

Сложно было соблюдать рамки жанра, историческую точность и вписать в эту стилистику российскую историю?

Роман: Вписать не сложно, а продолжить сложно. Мы пригласили к участию в проекте профессионального мангака, Елену Коляду. Она работает даже с японскими заказами и знает прекрасно специфику жанра, и она разработала концепты для ведущих персонажей, соблюдая все каноны. И затем мы столкнулись с тем, что на территории России очень сложно найти иллюстраторов, которые бы полностью работали в этой стилистике. И мы работали с несколькими художниками, и в конце концов дорисовали первую часть.

В повествовании есть и мистическая часть — драконы и шаманы. Для чего это сделано?

Ксения: Дело в том, что мы выбирали стиль, близкий к целевой аудитории, на которую мы нацелены, — на молодое поколение. Вообще в Японии манга уважаема как форма изобразительного искусства и как литературное явление. Ее читают повсеместно. В России она больше интересна молодежи как раз из-за ее фантазийности. И именно в этот формат мы идеально вписали мифы и легенды территорий, о которых говорим. До прихода капитана Невельского здесь жили только коренные народы, и говорить об этом просто в историческом контексте, не затронув этот фантазийный элемент, нам самим неинтересно.

Роман: Для нас было важно привлечь внимание к истории и личности Невельского, а в очередной раз рассказывать «бу-бу-бу, в таком-то году приплыл такой-то человек» — скучно. Сейчас культура становится все более визуализированной и динамичной, поэтому необходимо было ввести эти элементы. К тому же, как верно отметила Ксения, эти элементы всегда присутствовали на этой территории, и необходимо было дать им место в истории, озвучить их.

Ксения: На самом деле нанайское название реки Амур — Черный Дракон. Согласно легенде, в давние времена добрый Черный Дракон победил злого Белого Дракона, который топил лодки на реке и мешал людям рыбачить. Победитель остался жить на дне реки в районе Хинганских щек, на границе нынешних Амурской и Еврейской автономной областей. Образно говоря, «хвост» Черного Дракона находится в степях Монголии и Даурии (историко-географический регион в пределах современных Республики Бурятия, Забайкальского края и Амурской областиприм. «Ленты.ру»), «туловище» лежит в четырех российских регионах и в одной китайской провинции. Две левые «лапы» дотягиваются до самого Станового хребта, где берут начало притоки Амура Зея и Бурея, а две правые «лапы» — притоки Сунгари и Уссури — в Китае и в Приморье. «Голова» Дракона упирается в Охотское море, и он «пьет воду» Татарского пролива. Длина «тела» Черного Дракона от хвоста до головы — более 4 500 километров, а площадь бассейна Амура достигает 1,8 миллиона квадратных километров. В общем, образы Черного и Белого Драконов в нашей работе взяты именно из легенд места.

И еще про форму, про жизнь замечательных людей: на самом деле сам Невельской оставил посмертные записки «Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России», про него написаны книги, в советское время сняты биографические фильмы. Тема раскрыта, на мой взгляд. Но для кого? И мы хотели привлечь больше внимания к освоению, показать, какие герои есть у нас, именно через графический роман в азиатском стиле. В рамках своей творческой деятельности мы уже были погружены в исследование темы героизма. И тогда возник этот вопрос: «А кто наш герой?» У нас есть дети-подростки, они смотрят «Марвел», читают DC Comics и другие, у них есть свои любимые супергерои — и мы задумались, а какие есть российские герои, какая личность может стать героической для этого поколения, кого мы можем показать в таком ключе, кто мог бы стать интересен этой аудитории?

При этом мы не просто рассказываем легким и актуальным языком — мы оставляем ссылки на список исторической литературы, мы еще и говорим: «Ребят, если вам интересно глубже — то вот он, список».

Роман: Мы сразу поняли, что выбрали очень правильно язык и верное направление. Изданию книги предшествовало очень много выставок. Например, в международном аэропорту Хабаровска (Новый) имени Невельского висит наша постоянная экспозиция, которая посвящена и графическому роману манга, и конкретным историческим вещам. Там лежат навигационные и другие артефакты того времени: подзорные трубы, бинокли, секстанты (измерительный инструмент, используемый для определения высоты Солнца и других небесных тел и вычисления координат, — прим. «Ленты.ру»), карты, книги. В то же время там представлены персонажи из манги. Экспозиция включает технологию дополненной реальности, и с помощью специального приложения ARGIN историю главных героев можно услышать голосами профессиональных актеров. Мы специально прописывали мини-аудиоспектакль, чтобы сделать историю максимально насыщенной.

Тут стоит упомянуть еще одного члена нашей команды, это Максим Андреев, наш сценарист. Есть люди, которые отвечают за конкретные направления в этом проекте. Вот Максим написал чудесный сценарий, в котором дракон выступает не как символ территории, как река Амур, а как некий символ внутренней составляющей человека — белую и черную стороны его души. Здесь немного перевернуто, потому что по азиатской традиции как раз черный дракон является хорошим, а белый — плохим. И поэтому привычная цветовая гамма немного смещена.

Название — «Плоды воображения», а лозунг — «Вы здесь, потому что он пришел сюда». Расшифруйте.

Роман: Фраза «Плоды воображения» родилась так: когда-то в исторической тусовке Владивостока были произнесены слова: «Все, что есть на Дальнем Востоке, — это плод воображения нескольких военно-морских офицеров». Меня эта мысль тогда еще зацепила и как-то, видимо, отложилась в голове, потому что открытие судоходства на Амуре и того, что Сахалин — это остров, было одним из последних великих географических открытий. Потому что на тот момент практически все территории Океании, Америки, Африки были более-менее описаны, составлены более-менее подробные карты.

А вот территория Северо-Восточной Азии была практически последним белым пятном, потому что, во-первых, была мало населена, во-вторых, не привлекала внимание больших держав в силу сложности логистики и не совсем понятной экономической выгоды. Поэтому какой-то борьбы за нее не было — она была и была

И Невельскому очень-очень повезло с учителями — когда он учился в морском кадетском корпусе, у него преподавали на тот момент лучшие российские моряки, которые только могли преподавать. Это были в том числе Лазарев, Крузенштерн, Витте, которые в свое время открывали Антарктиду, совершали кругосветные путешествия и наносили на карты острова. Видимо, своим огнем они заразили и его — в документах говорится, что он прямо с детства бредил и хотел совершить географическое открытие, которое внесло бы его имя в ряд вот этих великих морских путешественников.

Он очень много изучал старые казацкие карты тех времен, когда шло освоение Сибири и Дальнего Востока, это XV-XVI века. И все его аргументы строились на этих картах: что сюда надо идти, что Амур судоходен, что Сахалин — это остров. А по данным западных путешественников, того же Лаперуза, Кука и так далее, говорилось обратное — что Амур несудоходен, что Сахалин — это полуостров, и искать здесь нечего.

Ксения: Лозунг «Вы здесь, потому что он пришел сюда» родился исключительно из того, что рассказал Роман. По сути, открытие Невельского послужило тому, что Россия приросла 36-процентами той территории, которую мы сейчас имеем, и, соответственно, пошло развитие. В 1860 году основывается военный пост Владивосток (от «владеть Востоком»), ранее — Хабаровск, другие дальневосточные города. Поэтому можно сказать, что мы здесь, потому что он пришел сюда.

Вы планируете выпускать похожие проекты о других известных личностях региона?

Ксения: Мы продюсируем текущий проект, и я занимаюсь в нем созданием технологии дополненной реальности и продвижением. И мы стоим на том, что нам нужно довести этот проект до его логической реализации, но также тщательно рассматриваем личности, которые были рядом с Невельским.

Роман: Наше творческое объединение мыслит эту историю как некую вселенную Дальнего Востока, которая населена своими героями. Мы говорим уже о Муравьеве-Амурском и думаем о проекте, посвященном именно ему. Он был гениальным администратором, у которого на тот момент была мысль выстроить здесь экспериментальную Россию. Во многом успехи этих территорий в начале XX века, до революции, связаны именно с его идеями и администрированием. Здесь работали законы порто-франко, экономика прирастала не за годы, а за месяцы, на тот момент она была просто сумасшедшей.

Отвечая на ваш вопрос, хочу обратить внимание на сподвижников Невельского — участников Амурской экспедиции, а что говорить о его жене, Екатерине Ивановне Невельской (Ельчаниновой)? С ней связана очень романтичная история. Она была сиротой и воспитывалась своим дядей, гражданским губернатором Иркутска Зариным, очень дружила с семьями декабристов. И вот жены декабристов, которые пошли за своими мужьями в Сибирь, стали для нее примером, который она и воплотила в своей жизни, которую отдала в служении Невельскому и поддержке и его проектов. После смерти Невельского именно она довела до издания его посмертные записки.

Поэтому героев на Дальнем Востоке очень много, они все очень яркие, и тут можно рисовать целые вселенные и даже галактики. Я думаю, что очень важно, что мы первыми обратили внимание на богатство нашего дальневосточного региона историческими личностями и начали об этом рассказывать. Мы живем здесь, и для нас важно показать, какой это необыкновенный край.

Как люди реагируют на эту книгу? Формат зашел или скорее не зашел?

Ксения: Во-первых, именно благодаря коллективному финансированию через интернет, то есть финансовой поддержке людей, с которыми мы лично не знакомы, стало возможным издание первой части романа. Я думаю, что такая поддержка уже о многом говорит, и мы очень благодарны всем, кто с нами.

Тем не менее мы все разные, и реакции тоже разные. Если говорить про более старшее поколение, то в большинстве своем у них это вызывает удивление, но в конце концов они принимают формат. Ряд наших выставок показал, что старшее поколение приводит своих детей и начинает им на примере нашей работы рассказывать историю, погружать их. Я как мать могу сказать, что в дни тотальной цифровизации сложно ребенка увлечь формальной школьной программой, а через такой формат это все-таки возможно. Молодежь, студенты, дети откликаются сразу — им это интересно.

Кстати, по приглашению Корпорации развития Дальнего Востока и Арктики наш проект прямо сейчас демонстрируется в формате мультимедийной экспозиции в павильоне России на ЭКСПО-2020 в Дубае. Его можно посмотреть до 20 ноября.