Вводная картинка

Не ставят крест. Мусульмане живут по строгим правилам, но хотят зарабатывать. Как они придумали свой финансовый мир?

Экономика

По всему миру наблюдается инвестиционный бум. На Московской бирже регистрируется рекордное количество частных клиентов, фондовые индексы в США растут с самого начала пандемии, заставляя аналитиков рассуждать об опасностях образования новых «пузырей». При этом все популярнее становится ответственный подход, или ESG, в рамках которого допускаются вложения только в те компании, которые заботятся о людях и окружающей среде. Того же принципа придерживаются фонды и крупнейшие корпорации. Но, помимо традиционных активов и инструментов, существует огромный пласт, о котором многие даже не подозревают. А между тем его участники относятся к правилам и нормам особенно ревностно, ведь соблюдать их предписывает религия. Исламские финансы и халяльные инвестиции набирают все больший вес в мире. Вера и прибыль — в материале «Ленты.ру».

По законам чести

Уже несколько лет у профессиональных финансистов и рядовых людей, располагающих свободными средствами, популярно ответственное инвестирование. Понятие зародилось в начале 1970-х и постепенно распространилось на многие области. Нынешние компании уделяют большое внимание окружающей среде, коренным народам территорий, на которых работают, и развитию собственных сотрудников. Такой подход оформился в концепцию ESG (Environmental, Social and Corporate Governance), у которой хватает и критиков, и сторонников.

Облигации, помеченные соответствующим образом (проверкой и оценкой занимаются специальные агентства), пользуются повышенным спросом на рынке. Инвесторы — фонды, банки и их клиенты — рассчитывают, что их деньги пойдут на благие цели, и согласны на меньшую доходность — пока на 0,05-0,1 процентных пункта ниже, чем у обычных облигаций. В середине 2021-го общемировой объем ESG-бумаг составлял 1,6 триллиона долларов, а 91 процент европейских инвестиционных компаний ориентировались на ESG-повестку. Россия с 4,6 миллиарда долларов еще отстает, но отдельные отечественные компании активно привлекают финансирование именно через выпуск зеленых облигаций, а рекордсменом стала московская мэрия, в мае собравшая на рынке 70 миллиардов рублей.

Однако такая осознанность в поведении инвесторов все же является добровольной и многими критиками (среди которых есть представители правительств разных стран, в том числе России) вовсе воспринимается как веяние моды, которое рано или поздно сойдет на нет. Следование принципам ESG и родственным концепциям (корпоративной социальной ответственности и устойчивого развития) пока не регулируется законами — ни юридическими, ни моральными. В то же время среди инвесторов по всему миру есть много верующих, которые согласуют свою жизнь с нормами религии, и больше остальных от правил и традиций зависят мусульмане.

Отсылки к деньгам, указания на то, как мусульманам следует вести себя с ними и что делать недопустимо, впервые появились еще в Коране, составленном, как считается, в начале VII века. Позднее они нашли отражение в фикхе — наиболее полном своде правил бытового поведения мусульман, своеобразной исламской юридической доктрине. На протяжении веков фикх дополняет и разъясняет нормы шариата, которые во многих странах заменяют привычную правовую систему.

Никому не должны

Одно из главных положений экономической части фикха касается так называемой рибы — прироста денег либо товаров за счет их одалживания нуждающимся под процент. Фактически речь идет о классическом кредите. Он находится под строгим запретом и считается тяжким грехом, ведь заимодавец претендует на часть имущества заемщика без оглядки на то, сумел ли последний воспользоваться его деньгами как задумывал и получить с них доход. К тому же заемщик вынужден перекладывать дополнительные процентные расходы на конечных потребителей, то есть на все общество, что считается аморальным.

К рибе также приравниваются виды дохода, при которых его получатель не затрачивает особых усилий и труда, например, от сдачи имущества в аренду. Понятие рибы схоже с рентой — так в классической экономической теории называют доход, отличный от трудового и инвестиционного, полученный за счет доступа к земле, природным ресурсам или власти.

Запретным считается любое ростовщичество независимо от срока и вида процентов, будь их размер фиксированным или плавающим. Кроме того, под определение рибы попадает обмен товарами одной категории, но разного качества с надбавкой. Вне исламских законов находятся спекулятивные операции, связанные с чрезмерным риском и «провоцирующие неопределенность и мошенничество». Еще один существенный запрет, отраженный в фикхе, касается сделок с товаром, которым продавец не владеет на момент заключения договора, или права собственности, которое зависит от наступления неких условий в будущем.

От рассвета до закята

Среди других вопросов, регулируемых фикхом, — закят, обязательный ежегодный налог, выплачиваемый состоятельными мусульманами в пользу нуждающихся единоверцев. Доходы и имущество, с которых закят по каким-либо причинам не выплачен, считаются греховными. Закят сложно назвать полноценным налогом, ведь собранные средства поступают не государству, а обычным людям, но только при условии, что они подпадают под одну из восьми категорий: беднякам; неимущим (немного состоятельнее бедняков); тем, чья вера нуждается в укреплении; занимающимся выкупом рабов и пленников из числа мусульман; должникам; ведущим джихад (в изначальном толковании — способствующие распространению ислама и знаний о нем); путникам, оставшимся в чужой стране без средств к существованию. Также закят могут временно получить те, кто с разрешения имама занимается его сбором, хранением, учетом и распределением.

Размер закята не фиксирован и зависит от базы налога. Золото, достигшее веса 84,8 грамма (примерно 4,5 тысячи долларов), а также серебро, достигшее веса 591 грамм (около 457 долларов) и хранившееся у владельца в течение года (такие параметры соответствуют минимальному достатку мусульманина), облагаются по ставке 2,5 процента от стоимости. Такая же величина предусмотрена для денег (включая банковские счета и вклады) номиналом, превышающим цену 84,8 грамма золота на мировых рынках (нисаб). Держателям ценных бумаг на ту же сумму придется заплатить 4 процента от рыночной стоимости.

Скотоводы должны отдать часть стада, но только если его численность достигает облагаемого минимума, определяемого по отдельности для каждого вида животных. С хозяина 40 овец возьмут одну, как и с владельца 5-9 верблюдов. Фермеры, выращивающие сельскохозяйственные культуры, отдают часть зерна и плодов. Если земля обрабатывается и орошается искусственно, размер закята составит 1/20 часть собранного урожая. В противном случае — 1/10 часть. Отдельные условия предусмотрены для имущества. Предназначенные для продажи товары, чья стоимость превышает нисаб, облагаются по ставке 2,5 процента. Для полезных ископаемых предусмотрена норма в 1/40 рыночной цены, для найденного клада — в 1/5.

Помимо закята, существует садака — добровольная милостыня, также идущая нуждающимся. Ее размер не регламентирован, что делает ее больше похожей на классическую благотворительность. Тайная садака более предпочтительна и больше соответствует нормам ислама, но поощряется и открытая, поскольку она может стать хорошим примером для окружающих. Важно понимать, что и закят, и садака рассматриваются верующими в качестве важного социально-экономического института и инструмента борьбы с неравенством. Государство и даже духовенство почти не имеют к ним отношения, что, как правило, повышает мотивацию плательщиков.

84.8
грамма
золота считаются эквивалентом минимального имущества, собственник которого обязан платить закят

Кроме того, мусульманам нельзя зарабатывать на том, что запрещено исламом (но легально и развивается в странах с другими религиями): на продаже алкоголя, свинины, азартных играх, порнографии. Такое положение вещей можно описать принципом «деньги пахнут». По словам некоторых богословов, исламское общество в большей степени ориентировано на реальную экономику — производство и предоставление услуг, нежели на финансовый сектор.

Своя атмосфера

Тем не менее наличие множества жестких правил отнюдь не означает, что мусульмане отрезаны от привычного многим финансового мира и его составляющих, таких как банковская система или фондовый рынок. Доступа к ним лишены лишь граждане стран, в которых государство наиболее тесно слилось с религией, а власти контролируют все сферы жизни. Хотя даже талибы (движение признано террористическим и запрещено в России), в августе захватившие власть в Афганистане и уже успевшие объявить вне закона музыку и женский спорт, пока не ввели запрета на финансовые операции, ограничившись определенными лимитами, в том числе на обналичивание средств с банковских счетов.

На протяжении столетий исламская экономика не имела единой четко выраженной формы. Верующие руководствовались собственными представлениями об уместном и дозволительном, а также слушались священнослужителей, ответственных, например, за сбор закята. Многие прибегали к услугам обычных банков, признавая их необходимым злом. Параллельно исламские экономисты разрабатывали новые концепции, сочетающиеся с положениями религии.

Так, в середине XX века индийцы Абу-ль-Аля Маудуди и Мухаммед Хамидулла предложили модель мудараба, согласно которой кредитор и заемщик выступают равноправными партнерами и заключают договор о финансировании конкретного проекта. По условиям соглашения, одна сторона — банк — полностью предоставляет финансирование, а другая вкладывает свои знания и опыт. Заранее оговаривается и распределение прибыли, пропорции могут быть любыми, а возврат основной части долга не гарантирован. При этом возможный убыток берет на себя только банк. Считается, что заемщик теряет вложенные время и силы. При мударабе недопустим залог, запрещенный в исламе, а значит, банк вынужден подходить к оценке заемщика и его проекта тщательнее обычного.

В дальнейшем систему усовершенствовали другие ученые, среди которых были Мухаммед Узаир, Абдулла аль-Араби и Неджатулла Сиддики. Появился схожий вид сотрудничества бизнеса с банком — мушарака. При нем финансирование осуществляют обе стороны, банк может заранее выплатить клиенту часть прибыли, убыток так же делится между участниками проекта. Мушараку выбирают те, кто хочет большей гибкости по сравнению с мударабой. Еще один вариант, кард-аль-хасан, предусматривает возврат заемщиком только основной части долга. Надбавку сверху — хиба — он волен выплатить по собственному усмотрению в качестве благодарности банку и возмещения его административных расходов.

2
триллиона долларов
составляет совокупный объем активов исламских банков по всему миру

Вместо привычных вкладов и текущих счетов в исламских финансах предусмотрена амана — доверительное хранение имущества клиента без гарантированной выплаты процентов. Чтобы банк мог распоряжаться привлеченными средствами, нужно заручиться согласием вкладчика. В противном случае депозит превратится в обычную банковскую ячейку. Чтобы избегать такой коллизии, многие исламские учреждения используют в отношениях с клиентами все тот же механизм кард-аль-хасан, так же не обещая вознаграждения за временное пользование деньгами.

Банкуют

Полноценно заработать исламская банковская система смогла только в середине 1970-х, когда вопрос стал особенно актуален на фоне объединения исламского мира против Израиля (после серии арабо-израильских войн) и резко выросших доходов от экспорта нефти. В начале десятилетия в Лондоне, пакистанском Карачи и саудовской Мекке состоялись профильные конференции. В 1975-м был основан ставший первым в своем роде Исламский банк Дубая.

После этого финансовая система, основанная на нормах шариата, стала стремительно развиваться. К 2005 году во всем мире насчитывалось уже больше 300 исламских банков. Тогда же в Лондоне появилось первое учреждение в немусульманской стране — Islamic Bank of Britain, позднее переименованный в Al Rayan Bank. В прошлом году совокупный объем активов исламских банков оценивался в два триллиона долларов, а сами организации давно работают почти во всех странах мира — полноценно или в виде отдельного филиала, или окна при обычном банке. Последний подход практикуют игроки с мировым именем: Citibank, Barclays, HSBC, BNP-Paribas. В саудовской Джидде базируется Исламский банк развития — международная организация, аналог Всемирного банка и Международного валютного фонда, финансирующая за счет взносов учредителей (мусульманских стран) важные государственные и частные проекты на все тех же принципах исламских финансов.

В России запустить исламский банкинг с первого раза не получилось. В середине 2000-х попытки предпринимались в Татарстане, Башкирии и Дагестане. Но затем вмешался Центробанк, требовавший прозрачности и соблюдения стандартных, общих для всех нормативов. С 2016 года исламское финансирование в стране старается развивать Сбербанк, организующий тематические форумы и анонсирующий появление халяльных (соответствующих нормам ислама) продуктов.

На минном поле

В последние годы наравне с исламскими банкингом и финансами в целом активно развивается еще одно направление — инвестирование. Мусульмане так же ищут новые пути для заработка и стремятся приумножить накопленное, а компании вкладывают временно свободные средства в погоне за дополнительной прибылью. Биржевая торговля не противоречит нормам ислама, но и тут есть множество ограничений и нюансов. По-прежнему в силе остается запрет на рибу (ростовщичество), а значит, доступ к сделкам с классическими облигациями для верующих закрыт.

Кроме того, запрет на сделки с товаром, не принадлежащим продавцу, а также с активами, право собственности на которые зависит от наступления определенных условий в будущем, делает невозможными операции с производными финансовыми инструментами (или деривативами). К ним относятся фьючерсы (биржевые контракты с фиксированной ценой на поставку определенного актива в будущем), форварды (внебиржевой аналог фьючерсов), опционы (соглашения, дающие право владельцу купить или продать товар в определенный срок на определенных условиях) и свопы (обмен активами с обязательством обратного обмена в будущем на других, но заранее оговоренных условиях).

Самый очевидный способ инвестирования в таких условиях — сделки с акциями. И хотя спекулировать в исламе тоже нельзя, их покупку и продажу вполне можно рассматривать в качестве долгосрочных вложений в развитие компаний или отдельные проекты. Однако даже с акциями мусульманским инвесторам стоит быть осторожными. Во-первых, необходимо следить за тем, чтобы эмитент не занимался противоправной с точки зрения ислама деятельностью. Купить бумаги производителя пива Boston Beer, пищевой компании Tyson Foods, специализирующейся в том числе на свинине, или табачного гиганта Philip Morris International не получится.

Во-вторых, необходимо следить за тем, как компании-эмитенты получают собственную прибыль, которой и делятся с акционерами через дивиденды. Если хотя бы ее часть сформирована за счет поступлений от классических облигаций или банковских вкладов (то есть инструментов с фиксированной доходностью, или рибы), придется отдать такую же долю заработанного на закят. То же самое касается и инвесторов из числа юрлиц: корпораций или фондов.

В-третьих, важно вовремя ознакомиться с финансовой отчетностью эмитента и следить за определенными показателями в ней. Так, размер совокупного долга, свободных денег на счете и дебиторской задолженности по отдельности не должен превышать трети от средней капитализации (рыночной стоимости) компании за последние два года. Такое правило берет начало в одном из хадисов (преданий о словах и действиях пророка Мухаммеда), в котором описывается как тот запретил человеку жертвовать на закят все свои деньги. Пророк разрешил потратить только одну треть, сказав, что «этого много».

Не допускается покупка привилегированных акций — отдельного вида ценных бумаг, не дающих права участвовать в управлении компанией, но взамен позволяющих рассчитывать на дивиденды в любой ситуации, когда эмитент получил прибыль. Причина все та же — такие акции считаются инструментом с заранее известной доходностью, то есть рибой. Невозможна и маржинальная торговля — совершение сделок на одолженные у брокера средства, либо «короткая» продажа взятых в долг активов с расчетом на дальнейшее снижение их стоимости. Последний пункт попадает сразу под два запрета: на рибу и на торговлю товарами, не принадлежащими продавцу.

Пошли в обход

При этом по-настоящему заинтересованные в инвестировании мусульмане не оставляют попыток обходить всевозможные запреты собственной религии. В свое время они придумали сукук — специальные псевдооблигации, по своей природе напоминающие мударабу. В отличие от обычных облигаций, у сукук отсутствует номинал (стоимость бумаги при размещении), возврат которого гарантирован инвестору вместе с процентами. Держатель договаривается разделить с эмитентом долю в прибыли последнего. В случае убытка он может остаться ни с чем и таким образом понесет ответственность за неудачу того, кому одолжил деньги.

2.5
процента
равняется наиболее распространенная ставка закята — исламского налога в пользу нуждающихся

Сукук можно рассматривать в качестве проектного финансирования, поощряемого в исламе. Из-за отсутствия заранее определенной выгоды торги отличаются от ведущихся на рынке традиционных облигаций, где снижение стоимости ведет к росту доходности, и наоборот. Существуют в исламском финансовом мире и аналоги деривативов, сконструированные таким способом, чтобы — хотя бы фиктивно — обходить главные религиозные запреты. К примеру, бай муаджал выступает аналогом классического договора репо и позволяет купить у заемщика определенный актив, выступающий залогом, с обязательством последующей продажи по более высокой цене. От обычного репо его отличает то, что вторая фаза сделки проводится в рассрочку.

Есть несколько разновидностей лизинга (покупки специальной компанией имущества для последующей сдачи в аренду клиенту): мурабаха, иджара, иджара ва-иктина. Истисна имеет многие признаки фьючерса: ее цена оговаривается заранее, а платежи производятся по четкому графику. Самый сложный исламский финансовый инструмент — бай иннах, призванный заменить классический кредит. По его условиям, банк предоставляет заемщику определенную сумму в виде какого-либо актива, стоимость которого включает наценку за его услуги, и тут же покупает его по установленной цене, выплачивая средства клиенту. Последний получает деньги, банк возвращает себе актив. Многие из перечисленных инструментов активно критикуются верующими за несоответствие принципам ислама, но продолжают пользоваться популярностью.

С чистым сердцем

Зато те, кто искренне стремится соблюдать все правила, могут считать себя ответственными инвесторами. По существу, халяльные инвестиции похожи на ESG, поскольку предполагают столь же тщательный отбор адресатов вложений. В последнее время некоторые биржи и компании начали предлагать зеленые сукук, средства от продажи которых идут на экологичные проекты. Чтобы облегчить процесс поиска нужных активов, крупнейшие площадки и инвесткомпании разработали специальные халяльные индексы: входящие в них акции соответствуют всем требованиям исламского инвестирования.

На Западе существуют халяльные индексы Standard&Poors Shariah Index TR и Dow Jones Islamic Market World Index, доходность которых почти всегда превышает показатели конкурентов благодаря тому, что в их состав входят стабильные и ответственные компании. В середине октября собственные аналоги появились и в России: Сбер и Московская биржа запустили сразу два «Индекса исламских инвестиций». Коэффициент ликвидности входящих в них бумаг (доля активов, которые можно быстро продать без потери стоимости) в обязательном порядке должен быть не меньше 15 процентов, а доля акций в свободном обращении — не менее 5 процентов. Наибольший вес в индексах имеют акции «Лукойла», «Новатэка», «Яндекса» и «Норникеля».

Халяльные инвестиции, как и исламский банкинг, создавались, чтобы открыть приверженцам одной из наиболее массовых религий путь в финансовый мир. Они предъявляют множество строгих правил, соблюдая которые можно не только быть уверенным в собственной праведности, но и зарабатывать за счет устойчивой бизнес-модели компаний-партнеров. Экономисты советуют присмотреться к халяльным инвестициям и тем, кто не имеет отношения к исламу, но разделяет некоторые ценности, например, негативное отношение к курению и алкоголю. Такая универсальность может сыграть на руку исламским финансам и превратить их из экзотического способа вложений в популярный.