Вводная картинка

«Дотронулся — женись» Как россиянка отправилась в Дагестан и не пожалела

Моя страна

Многие туристы считают, что выбирать Дагестан в качестве направления для отпуска может быть опасным и рискованным. Однако те, кто осмелился на поездку в кавказский регион, знают наверняка, что отдохнуть в Дагестане — означает устроить себе настоящий праздник. В этом месте туристов встречают с особым радушием, повсюду звучит задорная музыка и не прекращаются танцы. Корреспондентка «Ленты.ру» выяснила, как увлекательно провести отпуск в Дагестане. В предыдущей статье она рассказала о «кавказском Диснейленде», дагестанских героях и местном менталитете, в новом материале речь пойдет о призрачных аулах, жизни сельчан и природных богатствах региона.

Седьмое чудо Дагестана

После посещения Гунибского плато, Салтинского водопада и своеобразного «Кавказского Диснейленда» за новыми впечатлениями можно отправиться в заброшенный аул Гамсутль, который в последние годы стал очень популярным у туристов местом. По дороге на склонах гор встречаются ухоженные зеленые террасы — память тяжелого труда древних земледельцев.

Подобные сооружения в Азии и Южной Америке признаны мировым наследием, а до этих, дагестанских террас, мало кому есть дело, кроме местных жителей. Ряд ученых убеждены, что эти рукотворные ступени с плодородной землей появились даже до железных орудий труда. Впрочем, большинство террас давно пустует: нет необходимости выращивать все самому, когда можно пойти в магазин.

В некоторых путеводителях Гамсутль именуется «седьмым чудом Дагестана», но более устоявшееся его прозвище — «аул-призрак». На деле призраком его не назовешь — в сезон у подножия горы шумно, как на ярмарке: паркуются микроавтобусы, топчутся верховые лошади, здороваются друг с другом гиды, щелкают телефонами туристы, и что-то сувенирное и съедобное продают в палатках.

Снизу села не видно, поэтому необходимо подняться в гору несколько километров. Самым ленивым предлагают проделать этот путь на «буханке» (полноприводные российские автомобили повышенной проходимости, которые производятся на заводе УАЗ, — прим. «Ленты.ру») или красиво въехать на коне к самым воротам. Вниз же — только своими ногами.

Село окончательно опустело шесть лет назад, когда умер его последний житель Абдулжалил Абдулжалилов, который и сам был местной достопримечательностью. Теперь и про него, и про само поселение рассказывают легенды и небылицы.

Я не раз слышала жаркие споры и о возрасте аула (некоторые утверждают, что ему две тысячи лет), и о названии. Одни говорят, что Гамсутль в переводе означает «у подножия ханской крепости». Другие возражают, что никакого хана и никакой крепости тут не было, да и к чему — село само по себе абсолютно неприступно, а название означает «между башнями».

Дома в Гамсутле вросли в гору как ласточкины гнезда, улицы устроены хаотично, и видно, что крыши нижних построек служили двором, крыльцом и дорогой верхним соседям. Сейчас почти все крыши обрушились внутрь без хозяйского ухода. Стены и голубые резные двери изрядно объело время.

Несколько лет назад вандалы выломали и украли камни с арабской вязью из нескольких фасадов. Прежние жители села вели очень размеренный образ жизни — пасли овец на крутых склонах, разводили пчел, ухаживали за скромными огородами. Сегодня же здесь повсюду толпятся туристы, и то и дело слышны крики: «Э, заберись сюда, я тебя сверху сфоткаю». Боюсь, бесконтрольное посещение Гамсутля большими группами приближает конец аула.

«У нас каждый таксист — туроператор»

Неподалеку от Гамсутля находится другой населенный пункт — большое село Чох, тоже одно из древнейших на Северном Кавказе. Здесь можно попасть на обед в гостеприимный дом тети Ханий — добрейшей женщины редкой красоты, которая приехала в Чох из Адыгеи лет тридцать назад, всю жизнь проработала учительницей в местной школе и в совершенстве выучила аварский — а это, как говорят сами аварцы, граничит с невозможным.

Гулять по узеньким улицам Чоха с непривычки странно: не всегда понятно, разойдешься ли со встречными. Порой из-за поворота может показаться большой тускло-коричневый бык, за ним теленок, а за ними — невозмутимый хозяин. При виде такой картины некоторые туристы бросаются за угол, дожидаясь безопасного прохода.

А на маленькой живописной площади Чоха даже снимают кино. И уже не в первый раз. Приезжие с любопытством рассматривают суетливых киношников с шипящими рациями, а вот местные уже давно привыкли и спокойно идут мимо по своим делам.

Разговаривая с чохцами, замечаешь некоторую ревность к Гамсутлю — почему туда все едут, а не в Чох? «У нас же село интеллектуалов! До Союза, пока религию не запретили, здесь был центр арабистики! А знаете, сколько из Чоха вышло докторов наук? А знаменитых врачей? А гениальных оружейников и камнерезов? А вот здесь жил крупный овцевод! А еще тут родился Али Алиев! Как не знаете? Борец, пятикратный чемпион мира!»

Но привлекательностью Гамсутля жители Чоха с удовольствием пользуются: водят экскурсии, кормят и привечают туристов. С оптимизмом рассказывают: благодаря туризму у людей есть работа, молодежь возвращается в село.

«У нас теперь каждый таксист — туроператор», — усмехается житель Чоха Заур Цохолов. Его можно смело считать местной легендой: большинство тридцатилетних трудятся на стабильной работе поближе к столице, а Заур вернулся в родное село, чтобы восстанавливать самый старый и самый красивый дом на горе — не для себя, а для всех.

Этнодом уже стал центром притяжения для гостей села. При реставрации в нем старались сохранить традиционный архитектурный облик — никаких обоев, никакого сайдинга, только провели воду и канализацию. В доме еще во всю пилят и белят, но посетителей это не смущает. Достаточно выйти на внутренний двор-веранду с арочными окнами на село — и не захочется уходить.

Заур с азартом рассказывает о своем проекте, но вполне скромно умалчивает, что сам вкручивал лампочки на столбах по всему селу, организовывал вывоз мусора, устраивал субботники. Кажется, какое-то время даже был замглавы администрации Чоха. А в помощь извне он не верит, рассчитывает на свои силы — «сам все сделаю, получается же».

Кадры из фантастических фильмов

Выехав с Гунибского плато, на обратном пути к Махачкале, можно заскочить в еще одно примечательное село — Хунзах. Знаменито оно тем, что расположено на краю отвесной скалы, с которой стекают два огромных водопада: Тобот и Итлятляр. Именно их фотографии выпадают первым делом, если вбить в поисковую строку название села. Зрелище поражает — из отвесной каменной глыбы струится мощнейший поток и обрушивается прямо в пропасть.

Здесь же находится мемориальный дом-музей Гамзата Цадасы, классика дагестанской литературы, ученого, переводчика, просветителя и отца Расула Гамзатова. «А вы знаете какое-нибудь стихотворение Гамзатова, кроме “Журавлей”?» — спрашивает хранительница музея Айшат. Никто не знает, но все клятвенно обещают выучить к следующему приезду, и непременно несколько строк на языке оригинала.

Чудеса этого дня только начинались. Спустившись в теснину «Каменная чаша», мы погрузились в совершенно другой, потусторонний мир. За скалами скрываются несколько сводчатых залов, соединенных пещерами и узкими проходами, — все это больше похоже на компьютерную графику. И акустика в этом месте поразительная. Здесь уже проводили несколько концертов и выставок. А совсем недавно в ущелье просто загоняли стада на ночевку, поскольку хищникам сюда не пробраться.

Вообще масштаб плато Матлас в Хунзахском районе ни описать, ни сфотографировать невозможно. А если повезет с погодой, то перед посетителями откроется живописный пейзаж с удачным сочетанием солнца, тумана и наползающих облаков.

На плато расположен одноименный курорт и экстрим-парк с зиплайном и виа-ферратой (участок на скале, оборудованный креплениями для скалолазания, — прим. «Ленты.ру»). Но даже тем, кто не является фанатом экстрима, съездить сюда стоит непременно: стоять на краю, любоваться облаками под ногами, слушать звон водопада и поминутно хвататься за сердце от красоты — ощущения покруче всякого экстрима. Тем же, кто захочет еще больших впечатлений, можно протестировать папаху под матласским водопадом — нет, не промокает совсем!

Южнее некуда

После всех пережитых эмоций уже кажется, что ничего более впечатляющего не увидишь — и тут попадаешь в Дербент, самый южный город России, в который влюбляешься в первую же минуту. Не мешает ни серое небо, ни пронизывающий ветер.

Для Дербента нужно выделять отдельную неделю жизни: неспешно походить по крепости Нарын-кала, обойти все музеи, зайти в Девичьи бани, посидеть под семисотлетним платаном у древней Джума-мечети, прицениться к коврам на рынке, искупаться в море, заблудиться в магалах, прогуляться по модной улице «счастливых людей». И это самый короткий список «Что делать в Дербенте».

И, конечно, нужно не забыть поесть — много и со вкусом. В ресторане «Хаял» гостей встречал ансамбль «Нарын-кала», который огорошил посетителей мастер-классом по лезгинке.

Руководительница ансамбля объяснила, что горянка в танце не должна поднимать глаз на партнера: это означает, что он ей понравился, можно присылать сватов. Горец, в свою очередь, не должен касаться девушки: дотронулся — женись! Напуганные перспективой внезапной свадьбы, гости танцевали очень несмело.

Здесь умеют отдыхать как нигде

Невозможно побывать в Дагестане и не взглянуть на бирюзовую реку Сулак с почти двухкилометровой высоты, поэтому посещение Сулакского каньона — обязательно должно быть в программе каждого туриста.

Рядом — крупнейшее в Дагестане Чиркейское водохранилище. После строительства ГЭС в 1970-х годах прошлого века вода затопила древний аул Чиркей с его плодородными садами. Когда уровень воды опускается, кое-где к небу тянутся голые ветки персиковых деревьев. Здесь же можно испытать острые ощущения — попробовать прокатиться по голубой глади на катере на большой скорости с лихими разворотами.

Из-за того что на Дагестан обрушились обильные дожди, форелевое хозяйство, которое изначально было в маршруте, изрядно подтопило: из воды торчали только крыши веранд, где обычно обедают туристы. Сулак взбунтовался, уровень воды в водохранилище поднялся за ночь на несколько метров, и на всем каскаде ГЭС в этот день экстренно сбрасывали воду.

Но гиды не сдались, ведь гордому народу Дагестана все нипочем, поэтому мы таки поехали в форелевое хозяйство, но в другое. И это не промышленное предприятие, а целый парк с гостевыми домиками, уединенными беседками, собственной пекарней, аллеями для прогулок, детскими площадками и даже зоопарком.

В Дагестане умеют отдыхать как нигде и искренне заботятся о гостях. Хозяин говорит: «Мы очень небольшое количество гостей принимаем — чтобы все спокойно расслаблялись, чтобы никто никому не мешал, чтобы всем было удобно». Пить алкоголь и курить, кстати, запрещено на всей территории, поскольку вокруг много детей, а местные жители очень заботятся об их здоровье.

На обратном пути в Махачкалу всю дорогу играла только лезгинка. Наш гид Байрам не выдержал, на ходу перелез с переднего сиденья микроавтобуса в проход и начал танцевать, а все остальные в это время подпрыгивали, хохотали, подпевали и присоединялись.

Поэтому из всей поездки совершенно точно можно сделать один вывод: чтобы узнать Дагестан, недели мало, но чтобы полюбить — достаточно одного дня.

«Лента.ру» благодарит Федеральное агентство по туризму за организацию тура