Вводная картинка

Кино аттракционов: как советский милиционер изобрел новый подход к монтажу в фильмах и стал вдохновением для всего мира

Моя страна
Марина Аброшина

Марина Аброшина

Марина Аброшина,
креативный продюсер, эксперт в сфере киноиндустрии, автор короткометражной киноленты о проблеме СДВГ в России, окончила НИУ ВШЭ по специальности «Медиакоммуникации»

Создание фильма можно сравнить с процессом построения архитектурного сооружения: для того и для другого необходимо принимать как фундаментальные решения — условно те, на которых будет строиться весь процесс, так и нефундаментальные — наполняющие конструкцию стилистическими особенностями, уникальной атмосферой и различными деталями.

Сергей Эйзенштейн был как раз тем, кто заложил прочный фундамент для всего кинематографа: будучи архитектором, революционером и новатором, он подарил миру тот самый, основной подход к созданию кинопроизведений, хоть сам и не сразу понял, что заниматься ему нужно именно этим.

Режиссер родился в 1898 году в Риге и после Февральской революции устроился работать милиционером, а затем поступил в Петроградский институт гражданских инженеров. В 1918 году будущий гений добровольно вступил в ряды Красной армии и зачислился техником в военное строительство. Он занимался проектированием укреплений и параллельно принимал участие в спектаклях Клуба коммунистов как режиссер, декоратор и даже актер.

Несмотря на сложный, революционный для страны период, ему удалось получить багаж знаний о специфике работы в творческих коллективах и осознать особенности театрального пространства. Позднее Эйзенштейн говорил о роли революции в своей судьбе как о «свободе самоопределения».

В 1921 году он поступил в Государственные высшие режиссерские мастерские и начал обучение под руководством Всеволода Мейерхольда. В ходе практики Эйзенштейну удалось создать знаменитый подход «монтаж аттракционов», суть которого заключается в эмоциональном воздействии на зрителя за счет переплетения «шоковых» сцен, отвечающих тематике фильма. Здесь вспоминается яркий пример из картины «Броненосец Потемкин»: кадры мертвых людей сменяются кадрами забиваемой коровы

Первой полнометражной работой Эйзенштейна считается фильм «Стачка» — историко-революционная картина, рассказывающая о восстании рабочих на крупном заводе. Инициирующим событием в ней было самоубийство одного из рабочих, чье руководство несправедливо обвинило его в краже инструментов.

В «Стачке» режиссер поднимал темы чести, долга и коллективной ответственности. Вообще это «коллективное» играло отдельную, значительную роль в нарративах автора: он одним из первых акцентировал внимание на силе масс и роли толпы. В своих будущих работах режиссер демонстративно ставил на весы «индивидуальное» и «коллективное», показывая, что индивидуализм меркнет перед мощью большинства.

Подобный акцент также можно увидеть в знаменитом фильме «Броненосец Потемкин» — картине о социальных настроениях России XX века, где люди активно выступают за свободу и борьбу за равноправие. Здесь также подчеркивается идея революционного коллективизма, который настаивает на интересах большинства и не готов останавливаться ни перед чем.

Особенность «Броненосца», кроме прочего, заключается в крупных планах, подчеркивающих акценты и лиц людей, и предметов. Крупные планы выражали гротескные эмоциональные состояния героев: от ужасного горя до абсолютно детского счастья. И это было еще одним эффектом так называемого «монтажа аттракционов».

Но авторский уникальный язык изложения прослеживался и в более ранних трудах Эйзенштейна — например, в фильме «Октябрь», посвященном десятилетию Октябрьской революции, который стал масштабным эпосом, наполненным образами и смыслами. При его создании режиссер работал с непрофессиональными актерами. Эйзенштейн был убежден, что люди смотрелись в кадре куда натуральнее и естественнее, если «играли такую же роль» и в реальной жизни. Таким образом, в сценах с крестьянами участвовали настоящие крестьяне, без актерского опыта.

Позже режиссер все-таки коснулся тематики индивидуализма: в фильмах «Александр Невский» и «Иван Грозный» он занимался «мифологизацией истории» и заново переосмысливал образ человека, стоящего у власти. При этом в классике своего подхода он не обделил вниманием психологический портрет масс, поскольку символ вождя без него бессмысленен.

Здесь же Эйзенштейн использует один из своих популярных приемов — параллельный монтаж, основанный на ассоциациях. Таким образом, с помощью простых и доступных каждому ассоциаций, режиссер давал возможность даже зрителям без специального образования и широкого кругозора понять смысл картины.

Неудивительно, что впоследствии Сергей Эйзенштейн получил признание мирового сообщества. Однако слава пришла к нему не только благодаря дерзким решениям в съемочном процессе, но и из-за того, что он стал первым российским специалистом, переосмыслившим и систематизировавшим подход к теории монтажа.

В своих трудах он описывал монтаж как конфликт планов и смыслов и утверждал, что именно в конфликте и противодействии появляется истина, рождается «то самое третье»

Труды Эйзенштейна сегодня — это настольная библия для киноделов всех стран мира. Даже такие режиссеры, как Мартин Скорсезе, вдохновлялись его работами и считали, что сцены из фильмов Эйзенштейна оказали огромное влияние на кинопроизводство. Поэтому в следующий раз, когда будете смотреть очередную растиражированную картину на большом экране, задумайтесь над тем, что без простого советского парня ее могло бы не быть.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора