Вводная картинка

«Они не позволят голодать даже вегетарианцу» Как Дагестан стал одним из самых желанных регионов для путешествий в России

Моя страна

История Дагестана знает немало испытаний — многочисленные войны и нападения закаляли местный народ на протяжении многих столетий, однако ему удалось сохранить веру в людей и теплоту гостеприимства в своих домах. В 2021 году регион стал настоящей Меккой для путешественников со всей России, и дело не только в закрытых границах. Вкуснейшая еда, горные пейзажи, изумрудные водохранилища, добрые сердцем и стойкие духом горные жители — все это сделало Дагестан одним из самых привлекательных направлений. Как увлекательно провести отпуск в Дагестане — выясняла корреспондентка «Ленты.ру».

Магомеды Магомедовичи

В октябре в Дагестане тепло, солнечно и очень приятно, а на выходе из аэропорта некоторым дамам даже дарят розы. Первое погружение в местную культуру начинается по дороге из Каспийска — на каждой заправке на вывесках и билбордах кроме надписей «кафе» и «магазин» непременно есть «молельная». Книжный магазин призывает: «Не берите много жен, берите много книг». Маленькие гастрономы называются «Аманат» или «Медина», магазин одежды — «Красота в платке». «Будь первым, кто посетит Каабу! — зовет билборд у Джума-мечети. — Умра уже скоро!»

В пути проводники Магомед и Байрам рассказывают обо всем сразу: о балхарской керамике и стадионе Исинбаевой, о табасаранских коврах и шестидесятиградусной жаре на Сарыкуме, о кубачинском серебре и о том, что Магомед — самое распространенное среди местных имя. Приходится всем Магомедам принимать прозвища. Вот один Магомед сказал, что у него «в одно ухо влетает, в другое вылетает», и навсегда стал Сквозняк-Магомедом. А другого, Магомеда Магомедовича Магомедова, друзья зовут Куб-Магомед.

Дальше ждал любимый завтрак из яичницы с помидорами, свежего хлеба и творога, чай с чабрецом, номер в гостинице в единоличном пользовании. Для меня как адепта походов и палаток даже шикарно.

Вечером группа поднялась на огромный бархан Сарыкум, невесть как выросший в 18 километрах от Махачкалы. Это самая большая песчаная дюна в Европе, и даже те, кто ее не посещал, наверняка с ней знакомы — по фильму режиссера Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни». Сейчас никаких абреков там нет, и любой может спокойно подняться на вершину по деревянным сходням, не тревожа пески.

На вершине есть площадка для отдыха и любования окрестностями с двухсотметровой высоты. В закатных лучах Магомед жестом фокусника достал джезву, горелку, турецкий кофе в золотой банке и чак-чак. Идеальное место для того, чтобы походить босиком по песку и пофотографироваться.

По местам славы

На второй день путешествия отправились в горное село Гуниб через живописный Буйнакский перевал. Аул этот имеет огромное историческое значение для всех дагестанцев, но обо всем по порядку.

Уши немного закладывало при наборе высоты. Кому-то из попутчиков не понравилась музыка в машине, они не оценили вариации на тему современной лезгинки, но постеснялись признаться. Зато уже через неделю сами наперебой просили поставить «Девочка, стоп!» и «Ведь сегодня Ибрагиму 23».

На дороге есть пара аномальных уклонов: машина, если заглушить двигатель, катится вверх. «Сейчас мы въезжаем в Гимринский тоннель, загадайте желание и задержите дыхание до конца — тогда сбудется», — серьезно объяснил Магомед из-за руля, и все повиновались.

В тоннеле протяженностью более четырех километров изрядно пахнет выхлопными газами. Магомед рассказал, что 15 лет назад строительство буксовало, но народ все равно ездил, хотя в тоннеле не было света, асфальта, связи, вентиляции и вообще никто не давал гарантий, что его можно проехать до конца.

Неподалеку стояла реконструированная Гимринская башня, которая была образцовым оборонительным сооружением горцев Дагестана. Именно с нее во время Кавказской войны при битве за Гимры в 1832 году, предварительно зарубив несколько солдат вражеского войска, прыгнул в пропасть герой Дагестана имам Шамиль, чтобы спасти себе жизнь.

Еще одна стоящая остановка на пути к аулу Гуниб — Ирганайское водохранилище. Вода в нем необыкновенно бирюзовая, как будто кто-то наложил на пейзаж фильтр Instagram. Хочется спуститься, потрогать, попить — кажется, зрение тебя обманывает, невозможно так сгустить красоту в одном месте! Но нужно привыкать к такой красоте, в этом весь Дагестан.

Рядом, на реке Аварское Койсу, расположена известная Гимринская ГЭС, тут же можно подняться на башню Андалал — новодел, выполненный в дагестанских архитектурных традициях.

Вообще Андалал — это союз аварских сел, а башню построили в честь победы над иранским Надир-шахом, который пытался завоевать Дагестан в XVIII веке. Сейчас же за Дагестан борется уже другая партия: среди канонических пейзажей, которые открываются с верхней башенной площадки, виднеется яркий предвыборный плакат, распятый прямо на скале.

Гордость Дагестана

Гунибское плато — последняя ставка имама Шамиля, здесь во время Кавказской войны он надолго укрепился для операции по взятию аула. Эта сторона Кавказской войны в учебниках истории упоминалась вскользь, поэтому все рассказы слушаешь с особым интересом. Имам Шамиль и его соратник Хаджи-Мурат — настоящие народные герои Дагестана: о них и в музее рассказывают, и водят экскурсии по местам боевой славы, и рисуют граффити, а портреты вешают в сельсовете рядом с портретом президента.

После пленения Шамиля на стратегически важной точке выстроили трехкилометровую крепостную стену. Через «ворота Барятинского» проходит основной серпантин в село Гуниб, а «ворота Шамиля» и сохранившаяся часть укреплений находятся сверху, над поселком, — это защита от набегов из глубины гор. К сожалению, в октябре дожди обрушили изрядный кусок стены прямо у верхних ворот. Но туристам непременно советуют подняться вдоль стены на вершину — тропинка вполне доступная, а виды с нее просто неописуемые.

Село Гуниб появилось в 1862 году на месте одноименного аула, разрушенного в 1859 году. В переводе с аварского его название означает «груда камней». «На знакомой кремнистой вершине. Здравствуй, славный Гуниб, Дагестана живая краса!» — написал в одном из своих стихотворений известнейший уроженец Дагестана Расул Гамзатов. О поэте, к слову, тут говорят на каждом шагу.

Здесь же, у краеведческого музея, расположен памятник «Белые журавли», посвященный защитникам родины. Таких монументов по всему миру установлено десятки — от Калининграда до Лос-Анджелеса. А возведены они по мотивам песни «Журавли» на стихи того же поэта.

Краеведческий музей в Гунибе заслуживает отдельного внимания уже потому, что там работает Патимат Халиловна, которая горит идеями и до глубины души влюблена в свою землю. После ее экскурсии так сильно проникаешься культурой Дагестана, что хочется самой расписать шкафы, которым в сравнении с аварскими недостает основательности, или замесить тесто у очага в специальном приспособлении на ножках.

После посещения музея неловко думать о земном, но гостям настоятельно рекомендуют зайти в новенькое кафе «Адат» у главной площади. Традиционная кухня, много света, ковры, многочисленные ненавязчивые коты, веранды с видом на ущелье и заботливые повара — они не позволят голодать даже вегетарианцу!

Например, мой тыквенный суп украсили сушеным мясом и персонально слепили курзе с творогом, хотя в меню их нет. Было неловко, ведь на обед вполне хватило бы лепешек и сыра с помидорами, которые всегда на столе. В Дагестане невозможно ни на секунду ощутить даже малейшее чувство голода.

Напротив Гуниба (если слово напротив вообще применимо к горам) есть «точка Айвазовского». Это место не отмечено на картах, но гунибцы с удовольствием объяснят любому приезжему, как найти приметное дерево. По серпантину-грунтовке забираться на «Спринтере» немного страшновато. Особенно в сумерках. Но оно того стоит.

Сюда великий русский маринист втащил-таки этюдник и краски и написал «Аул Гуниб в Дагестане» — очень нехарактерную для него работу. С тех пор прошло 150 лет, Гуниб изрядно разросся, а силуэты гор ничуть не изменились. Закаты здесь потрясают воображение.

Травы в синеве обугленной
Были плавниками рыб.
Ты прощай, прощай, возлюбленный
В небо врубленный Гуниб

Кавказский Диснейленд

Кавказский регион может удивить даже самого искушенного путешественника. И дело не только в кухне и невероятных пейзажах! На пару ночей мы остановились в еще не открывшемся экстрим-отеле. По просьбе управляющего не буду уточнять адрес, так как «еще много недоделок». Правда, друзья-знатоки Дагестана заверили, что конспирация не имеет смысла — уж больно узнаваем объект.

Приехали мы туда в темноте и тут же пошли на экскурсию по территории. Такого полета архитектурной фантазии и запредельного дерзновения, как у управляющего — тоже Магомеда, вы не увидите и не услышите больше нигде. Он показал и экстрим-качели над пропастью, и переговорную на обрыве, и печь в виде дракона. И даже номера здесь оформлены будто в сказке — кровать размером с обычную комнату, потолки в четыре метра, оперно-золотая люстра и окна во всю стену с выходом в сад.

За кадром осталось футбольное поле, уличные фонари в виде тюльпанов и одуванчиков, спа-зона с бассейном и кедровыми бочками и циклопические шезлонги — «на 17 человеках проверяли, чтобы было удобно!»

Модная мебель сделана из гигантских вертикальных спилов. «Да, мы создаем столы из туалетной бумаги и бетона, потом красим: слой коричневый, слой охристый, слой желтый, так восемь раз, потом так вот кисточкой годовые кольца. Здесь мы высадили эвкалипты, а тут вот пальма, единственная в районе! Все говорили, что не приживется, а она зиму пережила и вот зеленеет. Через это ущелье мы собирались пустить зиплайн, а потом подумали: круче же поставить стеклянный мост над пропастью, как в Китае! Сундук? А, это я придумал тут сделать Форт Боярд...» — слушая эти рассказы управляющего, понимаешь, что не за горами тот день, когда здесь возникнет настоящий дагестанский Диснейленд.

После ночевки в экстрим-отеле можно отправиться на Салтинский водопад — единственный подземный водопад в Дагестане. Один хороший человек (конечно, тоже Магомед) признался, что поставил у этого памятника природы стол и стул и брал с каждого входящего туриста «экосбор» в 50 рублей. Бизнесмен молод и крепок, телосложением — настоящий Хабиб, так что не платить никто не рисковал. Но позже он сам решил прикрыть эту лавочку.

Сегодня Салтинский водопад все еще бесплатный для посещения и мало благоустроен. Вода здесь чистейшая и прохладная, но посетителей очень много даже в рабочий день. Помедитировать на пронизанные серебряным светом водяные струны точно не выйдет: на скользком карнизе у самой воды выстраивается очередь любителей селфи.

В этом месте интересен не только водоем, но и сам каньон, который возник благодаря речке Салтинке, пробившейся через известняковые образования. Если пройти 400 метров от начала маршрута, то попадаешь в самую узкую его часть — для прохода остается всего два-три метра, не больше, поэтому людям с клаустрофобией лучше от посещения воздержаться.

Продолжение следует