Вводная картинка

Город-герой Москва. Что помогло советской армии отстоять столицу в годы Великой Отечественной войны?

Моя страна

Алексей Богданов, военный историк, окончил Саратовский государственный университет по специализации «Военная история»

Во второй половине октября 1941 года ситуация под Москвой была крайне тяжелой. Враг наступал на город с трех направлений: с запада, прогрызая шаг за шагом Можайскую линию обороны, с севера — со стороны города Калинина (ныне Тверь) и с юга — со стороны Тулы. 14 октября немцы взяли Калинин, 18-20 октября советские войска были вынуждены оставить Можайск и Верею. 29 октября части второй танковой группы Гудериана вышли к Туле, началась героическая оборона города. В итоге Тулу немцы взять не смогли.

Немецкие войска постепенно теряли свой наступательный порыв. Потери, которые день за днем несли элитные немецкие дивизии, подтачивали их силы. Выбивались лучшие кадры — войска, имеющие качественную довоенную подготовку и огромный опыт побед над Польшей и Францией. Выходила из строя и техника — как по боевым, так и по не боевым повреждениям: технический ресурс танков, прошедших за полгода от границы СССР до Москвы, начал заканчиваться. Растянулись и линии снабжения немецких войск.

В конце октября начались проливные дожди, приведшие к распутице. Немецкое наступление на некоторое время остановилось из-за непролазной грязи. Эту передышку обе стороны использовали для подтягивания резервов. Советское командование укрепляло наиболее уязвимые участки, а немцы готовились к решающему броску на Москву. 7 ноября прошел парад войск по Красной площади, на котором выступил сам Сталин. Это имело серьезное политическое значение, поскольку показало миру, что Москву сдавать никто не собирается.

Необходимо сказать несколько слов о бомбежках Москвы немецкой авиацией. Первая бомбардировка состоялась через месяц после начала войны, в ночь на 22 июля 1941-го, и с тех пор регулярные налеты продолжались в течение года. Москва обладала сильной противовоздушной обороной, поэтому налеты немцы проводили в основном ночью. На помощь жителям Москвы пришел недавно построенный метрополитен, ставший гигантским бомбоубежищем. В отличие от неглубокого парижского и берлинского метро, московское — изначально проектировалось как объект двойного назначения, и большинство станций строились на серьезной глубине.

Налеты на Москву не оказали того морального эффекта, на который рассчитывали немцы, и не нанесли городу катастрофического ущерба. Это произошло, во-первых, благодаря хорошо налаженной противовоздушной обороне, а во-вторых, потому что люфтваффе не имело достаточных средств для действительно серьезных стратегических бомбардировок. Германия не успела до начала войны разработать тяжелый дальний бомбардировщик.

В итоге было решено сконцентрироваться на создании фронтовой авиации, предназначенной для непосредственной поддержки войск и нанесения ударов по тыловым объектам. Двухмоторные средние немецкие бомбардировщики не могли действовать на стратегическую глубину и достать, например, до уральских заводов. Не могли они и нести адекватное для атак городов количество авиабомб. СССР, в свою очередь, имел некоторое количество четырехмоторных дальних бомбардировщиков. С их помощью в сентябре 1941 года было совершено несколько налетов на Берлин, имевших, прежде всего, политический и психологический эффект.

Наибольшее же развитие стратегическая авиация получила в Англии и в США. Во второй половине войны рейды тысяч тяжелых английских и американских бомбардировщиков буквально стирали в пыль целые немецкие города. К счастью, подобных сил у немцев не имелось, и налет сотни средних немецких бомбардировщиков даже отдаленно не походил на налет тысячи тяжелых английских и американских.

С 4 ноября 1941 установилась устойчивая минусовая температура, и вермахт возобновил наступление. Было решено не наносить главный удар на наиболее укрепленном западном направлении, а добраться до Москвы с севера и юга. Третья и четвертая танковые группы наступали на Клин и Солнечногорск, чтобы обойти город с севера, а вторая танковая группа в обход так и не взятой Тулы наступала на Каширу и Коломну с целью атаковать Москву с юга. В районе Ногинска планировалось сомкнуть кольцо окружения.

23 ноября пал Клин, 24 ноября — Солнечногорск. 27 ноября части немецкой седьмой танковой дивизии форсировали канал Москва-Волга, однако были сбиты контратакой первой Ударной армией генерала Кузнецова. Кроме того, чтобы затруднить движение немецким войскам, был осуществлен сброс воды Истринского и ряда других водохранилищ. На южном направлении продвижение давалось противнику труднее. 26 ноября немецкие войска вышли к Кашире, но были отброшены контрударом Красной армии на исходные позиции.

Ближайшей точкой продвижения немецких войск к Москве считается окраина города Химки. Сейчас там находится монумент в виде трех противотанковых ежей. Многие москвичи знают это место — оно располагается по пути к аэропорту Шереметьево.

Итак, немцы с трудом подошли к окраинам Москвы. Но почему же Красная Армия до сих пор не нанесла свой удар? Ответ кроется в том чувстве момента, которое отличает военное искусство от военного ремесла. Великие полководцы, такие как Жуков и Рокоссовский, умели чувствовать момент, когда нужно действовать. Советское командование приняло решение нанести удар тогда, когда наступление вермахта уже выдохлось, а немецкое командование еще не успело это осознать и продолжало действовать по инерции.

5 декабря 1941 года началось советское контрнаступление под Москвой: войска Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов перешли в наступление. Спустя три дня Гитлер вынужден был издать приказ о переходе к обороне по всему фронту, однако немцы стремительно откатывались на запад. 15 декабря наши войска освободили Клин, 16 декабря — Калинин, 20 декабря — Волоколамск, 30 декабря — Калугу, 2 января 1942 года — Малоярославец и так далее. С 5 января 1942 года контрнаступление под Москвой переросло в общее наступление советских войск на Западном направлении. У советского командования возникла надежда, что выгнать врага за пределы нашей Родины удастся в ближайшие месяцы.

По итогам контрнаступления под Москвой советским войскам удалось отбросить противника на расстояние от 100 до 250 километров. С тех пор немецкое командование уже больше не планировало наступательные операции на московском направлении, считая невозможным добиться здесь успеха. Блицкриг был сорван полностью. Началась долгая война на истощение.

Подводя итоги, можно сказать, что залогом победы в битве за Москву стала выдержка советского командования, которое даже в самые тяжелые моменты не пыталось бросить в бой все резервы, а планомерно создавало кулак из свежих дивизий для будущего контрнаступления. Также огромную роль сыграл правильный выбор момента для контрнаступления — момента, когда немецкие войска уже утратили наступательный порыв, но еще не перешли к обороне и не закрепились.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора