Вводная картинка

Женский голос: о чем снимают женщины-режиссеры в России

Моя страна
Марина Аброшина

Марина Аброшина

Марина Аброшина Креативный продюсер, эксперт в сфере киноиндустрии, автор короткометражной киноленты о проблеме СДВГ в России, выпускница НИУ ВШЭ направления «Медиакоммуникации»

С развитием киноиндустрии все больше женщин пробуют себя в роли режиссеров. Они проигрывают мужской половине в количестве, но не в качестве. С каждым годом женщины с новой силой обретают свой голос, видение, стиль и своими работами обращают внимание зрителей на проблемы как личностные, так и социальные. Так в чем же отличие женского российского кино от мужского и можно ли утверждать, что оно вообще есть?

Рассмотрим ответ на вышепоставленный вопрос на примере картины «Верность» режиссера Нигины Сайфуллаевой, которая поднимает проблему доверия и близости в отношениях. Героиня фильма Елена — акушер-гинеколог. Она замужем за Сергеем, актером драмтеатра. Ни душевного, ни физического контакта между супругами нет. Под давлением напряжения Елена начинает подозревать мужа в изменах. Вместо того чтобы поговорить и выяснить правду, сама начинает изменять. Попытка компенсировать нехватку любви приводит героиню к бесчисленным обманам и разрушает ее.

Таким образом, автор исследует поведение партнеров в длительных отношениях, где люди менялись годами и, изменившись, перестали понимать друг друга. Психологи и гуру отношений считают, что союз лечит диалог, но главная героиня не выбирает разговор. Дичайший страх потери она сублимирует в беспорядочные связи, откладывая обсуждение проблем, которого боится.

Рассказать о чувствах — значит, сделать себя уязвимым. Быть «голой» перед другими мужчинами ей проще, чем перед главным человеком своей жизни. Потенциальное окончание отношений приравнивается к страху смерти: Лена не готова меняться, поэтому занимается саботажем, который, по иронии, отношения точно не спасет. Фильм наполнен постельными сценами, чем вызвал обсуждение среди зрителей — что можно показывать, а что нет? Дискуссия полезна, так как любая цензура начинается с самоцензуры и самоощущений.

Как можно просто взять и поговорить? Нигина Сайфуллаева очень тонко и аккуратно раскрывает проблему недосказанности из страха потери или наказания. Она заявляет зрителю, что, говоря о себе, своих потребностях, болях и проблемах, мы приближаемся к себе настоящим, учимся доверять, ощущать личные границы и банально быть счастливыми

Другой яркий пример — режиссер Кира Коваленко, которая войдет в историю как первая россиянка, чей фильм «Разжимая кулаки» выиграл гран-при Каннского кинофестиваля в категории «Особый взгляд». Картина рассказывает о девушке Аде, живущей в североосетинском городке с отцом и младшим братом. Глава семейства воспитывает детей в суровой строгости, ограничивая их свободу, а Ада мечтает покинуть отчий дом. С приездом старшего брата из Ростова она понимает, что это ее шанс.

Режиссер показывает особенности межличностных отношений в кавказской семье. Она подчеркивает, что в каждой культуре взаимодействие, диалог между женщинами и мужчинами, родителями и детьми — совершенно разные. Они обусловлены религией, историей, культурой, экономикой и миллионами других факторов. К каждой культуре важно проявлять уважение и чтить ее традиции.

В тот момент, когда человек знакомится с новыми культурными особенностями и традициями, он зачастую испытывает шок. Именно поэтому «Разжимая кулаки» шокировал многих, в то время как для кого-то картина была реальностью, отраженной на экране.

Героиня Ады живет в месте, которое существует по мужским законам и правилам. Лишенная голоса и мнения, она обслуживает жизнь мужчин, которых любит. Кира поднимает проблему самоидентификации и сепарации с близкими людьми в попытке найти собственное «я». Автор показывает созависимые, гиперопекающие отношения между членами семьи, которые на самом деле делают каждого глубоко несчастным.

Ада не только не может говорить о том, чего на самом деле хочет, она находится под постоянным контролем отца, воспринимающего ее как маленького ребенка. Молодые люди, ухаживающие за ней, увлечены лишь самими процессом — им неважен ни ее внутренний мир, ни ее переживания.

Пассивная агрессия девушки выражается в символе сжатых кулаков — героиня хронически находится в состоянии готовности к битве за свободу — как ментальную, так и физическую. Однако каждый удар и нарушение личных границ она встречает сдержанно и не дает проявиться инакомыслию, что провоцирует ощущение замкнутого круга: бежать некуда! В этом конфликте режиссеру удается погрузить зрителя в колорит местной жизни — нищета быта на фоне богатства природы подчеркивает главную линию сюжета. Автор буквально кричит о том, что каждая девушка и женщина может разжать свои кулаки.

Как быть независимым и честным? Как уйти от людей, которых любишь, не навредив им? Как не изменять себе и найти свой путь? Такие вопросы зачастую поднимаются и раскрываются в кинолентах женщин-режиссеров.

Женское кино в России — это шанс взглянуть на вечные проблемы под другим углом. С одной стороны, можно сказать, что темы личных границ и близости невозможно поделить по гендерному признаку, и это правда. С другой стороны, любые конфликты и столкновения часто происходят на почве различий, которые как раз и исследует женская оптика — молодая, пытливая и честная.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора