Вводная картинка

Мал, да удал: почему театральные постановки на языках малых народов — это важно для России

Моя страна
Иван Судаков

Иван Судаков

Иван Судаков Актер, режиссер, эссеист, продюсер. Работал куратором в Международном фонде Станиславского, на театральном фестивале Сезон Станиславского. Окончил ГИТИС. Автор двух сборников прозы и стихов, основатель собственного театра KTO studio

Наша страна многонациональна. В каждом регионе живет огромное количество народностей. И каждая как может пытается сохранять свой язык, свою культуру, свое наследие. Но с каждым днем им это дается все труднее и труднее. В 2002 году в городе Ханты-Мансийске, что находится далеко-далеко на севере, был основан театр обско-угорских народов под названием «Солнце». Кому это надо?

На календаре 2002 год — выходят самые громкие хиты Шнурова, гибнет Бодров-младший, захвачен «Норд-Ост», Анджелина Джоли усыновляет первого ребенка... И тут в этот ряд незаметно пристраивается театр «Солнце». Зачем? Начну издалека.

В 1993 году в Ленинградской области началось возведение порта Усть-Луга, о необходимости постройки которого шли разговоры весь XX век. И это неудивительно: 329 дней в году порт не замерзает и, кроме того, дает возможность не производить транзитные грузоперевозки через прибалтийские страны.

В 2015 году заказчики рапортовали о том, что первый этап создания завершен. И тут в дело вмешались лингвисты и этнографы. Оказалось, что к югу от возможных построек второго этапа находятся деревни Краколье и Лужицы, в которых проживает исчезающий народ водь.

По информации на 2011 год, носителей водского языка было всего 6-10 человек, в то время как в 1926 году водью себя считали 705 человек. Теперь если снести их деревни (и даже если их расселить), то они больше не будут жить рядом друг с другом и им придется ассимилироваться либо с русскими, либо с эстонцами. Так большая страна узнала, что в ней живет такой маленький народ

Малых народов на планете теперь не так много, как было, допустим, в начале прошлого века. За всю мировую историю до XIX века исчезло более 500 народов, а с XIX до наших дней — более тысячи. Показатели неутешительные. Но это и естественно. Самолеты летают, люди знакомятся и влюбляются быстрее, почти что без предубеждений против расы и цвета кожи, государства превращаются в федерации и уже национальное самосознание считается «местечковым»... А это совсем не так.

Водь не единственный и, боюсь, уже не самый яркий пример. На Кавказе, на Дальнем Востоке есть множество местностей, куда даже самый отчаянный и влюбленный в свое дело этнограф не отважится поехать. Есть народы, население которых составляет один аул, одна деревня, три дома... И не у каждой народности есть силы и возможность пропагандировать свою культуру посредством искусства.

В своих бесконечных путешествиях по стране я, естественно, таких представителей встречал: «Да? Вы считаете, это кому-то может быть интересно? Вы, молодой человек, очень юны. Людям не до этого. Они уже не думают так. Поэтому я уверен, что вы не правы, молодой человек». Так говорят они и не хотят рассказывать о своих богах и героях и уносят свои легенды в могилу.

Их молодежь не слушает их рассказов. Их рассказы длиннее, чем выпуск Варламова, скучнее, чем тренд в TikTok. Их молодежь едет в Москву. Их молодежь оставляет дома учебник родной речи и говорит только по-русски. Тогда приходит драматург и оборачивает легенды в пьесы. Пьесы берет режиссер и ставит на родном языке со спецэффектами, музыкой и танцами. Танцы и спецэффекты запоминает молодежь и пересказывает людям в своем блоге. Мало-помалу сознание меняется.

Аксакалы и сказители опять приобретают уважение и статус. Даже театральные критики из Москвы и Петербурга приезжают и смотрят, и кивают головой. На их языке это называется «интеллектуальная перцепция и переосмысление фольклорного бэкграунда».

Национальные театры есть в Карелии, Удмуртии, Чувашии, Башкирии. Где-то (чаще там, где ближе административный центр) национальные театры и национальная культура поддерживаются государством. Где-то — это самостоятельные инициативы частных лиц и отдельных диаспор.

Но театром ведь все не заканчивается, правда? Театр — это только часть той визуально-устной традиции, которую мы можем получить из древних времен (а некоторые малые народы живут на территории нашей страны с дохристианских времен). Надо только это понять.

Дружба народов — это не пустой звук, это не просто фонтан на ВДНХ. Это когда ты понимаешь, что ты человек. Это когда ты понимаешь, что ты маленькая песчинка человечества. И чем больше культур ты в себя вберешь (особенно культур твоей родной страны), тем больше будешь понимать о самом себе. И речь не только о хантах и манси. Речь о тебе, дорогой читатель.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора