Вводная картинка

Посягнули на святое: как кекс стал заменой пасхальному куличу в рамках идеологической борьбы СССР с религией

Моя страна
Максим Зиневич

Максим Зиневич

Максим Зиневич Шеф-пекарь исторического музея «Калачная» в Коломне, разработчик уникальных рецептур для выпечки, эксперт по хлебобулочным изделиям

Коммунизм и религия всегда были несовместимы. Коммунисты считали, что религия является одним из самых сильных способов эксплуатации и поддержания неравенства в обществе, которым пользовались заинтересованные в этом люди. «Религия есть опиум для народа», — утверждал Карл Маркс. Приход большевиков к власти и пропаганда пролетарских идей поставили перед будущей коммунистической партией задачу неминуемого уничтожения всей религиозности в стране. Но как это сделать?

Ленин еще в 1917 году писал: «Хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность являются в руках пролетарского государства, в руках полновластных советов самым могучим средством учета и контроля. Это средство контроля и принуждения к труду посильнее законов конвента и его гильотины».

Поэтому идея продразверстки, введенной еще в 1916 году Российской Империей, была подхвачена партией и продолжалась вплоть до 1920-го. В совокупности с последствиями Первой мировой войны и разгоревшимся голодом в Поволжье она стала катализатором череды событий в нашей стране.

Власть Советов пыталась использовать сложившуюся ситуацию в своих целях. «…я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше», — заявил Ленин 19 марта 1922 года.

2 января 1922 года Президиум ВЦИК выпустил постановление о ликвидации церковного капитала. Под прикрытием благих целей у церкви было изъято имущество, стоимость которого в некоторых источниках оценивается в 4,5 миллиона золотых рублей. В те времена это было огромной суммой. Результат сбыта этих богатств должен был быть направлен на ликвидацию последствий голода. Однако некоторые источники утверждают, что только порядка 30 процентов средств пошли на заявленные цели.

С гонениями на церковь пострадал и кулич — традиционный пасхальный хлеб попросту перестали выпекать, а Пасху как праздник постарались забыть. Но ведь печь кулич на Пасху было принято не одну сотню лет.

В то же время шла и активная атеизация советских граждан. Большая масса людей мигрировала из деревень в крупные города, где в условиях коммунальной квартиры печь кулич было проблематично. Многие церкви были разрушены, а в их помещениях основали кружки по интересам, открыли клубы и производственные склады.

Во время пасхальной недели вместо праздника организовывались субботники, концерты и другие мероприятия, требующие обязательного присутствия. Каждый ребенок в семье понимал, что о факте выпечки кулича в семье лучше не распространяться, иначе могли пострадать близкие и родственники

Альтернативой этому продукту стали кекс «Майский» и кекс «Весенний». Они появлялись на прилавках магазинов аккурат перед пасхальной неделей и исчезали с прилавков после нее. По форме и содержанию они были идентичны куличу, но изготавливались исключительно на заводах.

Многие утверждали, что кексы были невкусными. Неудивительно, ведь кулич всегда требовал самых качественных продуктов — еще со времен царской России в него старались класть самые лучшие ингредиенты. Все вкусовые богатства были собраны в этом светлом и священном хлебе. Помимо этого, ручной замес насыщал кулич кислородом, от чего он становился более пышным и кружевным, а главное — делался с любовью и заботой. Такого невозможно было добиться в условиях огромного производства, поэтому люди продолжали втайне печь куличи у себя дома.

Многие хозяйки пользовались рецептам своих бабушек. Не обошла эта традиция и мою семью. Каждую Пасху бабушка сама выпекала кулич в металлической форме и по моей просьбе всегда добавляла туда много начинки.

К счастью, искоренить Пасху целиком не удалось даже такой мощной идеологической машине, как Советский Союз. Люди чтили старые традиции и в особенности — историю своей семьи. Поэтому Пасха оставалась объединяющим праздником для всех — верующих и неверующих.

Родственники собирались за столом, красили яйца в преддверии пасхальной недели, а кто-то даже делал творожную пасху. К слову, этот атрибут церковного праздника тоже пытались заменить на полках магазинов. Именно тогда появилась творожная масса с изюмом, так и оставшаяся в ассортименте торговых предприятий.

Времена поменялись, но даже сегодня, к сожалению, хлеб остается инструментом политической борьбы. В 2019 году на Украине в Николаевской области решили переименовать «Стахановский» сорт хлеба в «Галицкий» по инициативе заместителя главы администрации Вячеслава Боня. Произошло это на основании закона Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов на Украине и запрет пропаганды их символики».

Но если копнуть глубже, то мы видим, что Алексей Григорьевич Стаханов — простой шахтер, ставший символом советской эпохи. В 1935 году он за одну смену добыл 102 тонны угля при норме на одного забойщика в семь тонн, в 14 раз превысив эту норму и установив рекорд. Со Стаханова в СССР началось так называемое стахановское движение ударников социалистического труда. Впоследствии ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора