Вводная картинка

Город-герой Москва. Через что пришлось пройти столице во время Великой Отечественной войны?

Моя страна

Алексей Богданов, военный историк, окончил Саратовский государственный университет по специализации «Военная история»

Алексей Богданов

Алексей Богданов

Столица — это душа любого государства, его символ, концентрированное выражение национальной идентичности. Столица — это мозг государства, место, где принимаются решения, центр управления всей страной. Столица — это сердце государства, к которому сходятся все экономические сосуды и артерии.

А на войне столица — это самая желанная добыча для врага. Захват столицы ведет к резкому ухудшению управления страной, к потере крупнейшего транспортного узла и промышленного комплекса, к утрате дома миллионов человек и крупнейшей гуманитарной катастрофе. Быстро организовать эвакуацию и размещение сотен тысяч пострадавших просто невозможно, а остаться в городе на милость врага — смертельно опасно.

Кроме того, уничтожение культурных ценностей столицы врагом повлечет серьезнейшие последствия для морального духа нации на поколения вперед. Например, один из главных символов России — Московский Кремль. Взяв столицу в 1812 году, Наполеон, уже уходя из города, повелел разрушить Кремль. Его приказ был скорее эмоциональным порывом, который подчиненным не хотелось исполнять должным образом, да и нелегко это было до изобретения динамита и тротила. Результат — повреждения минимальные.

Но можно не сомневаться, что педантичные немцы, вооруженные лучшими технологиями середины XX века, успели бы разнести Кремль до последнего кирпичика, даже если бы их и выбили потом из Москвы.

Итак, начав войну 22 июня 1941 года, немецкое руководство рассматривало Москву как одну из главных стратегических целей. На тот момент немецкая армия владела эдаким супероружием — умением проводить удары на невиданную доселе глубину с невиданной скоростью с помощью уникальных соединений — танковых групп. На тот момент в других государствах даже не понимали, как работает немецкий блицкриг, не говоря уже о том, чтобы суметь его повторить. И сами немцы старались оставлять в секрете вопросы структуры, управления, логистики танковых групп, переключая внимание прессы на малозначительные, но яркие события, такие как воздушные десанты.

Танковая группа состояла из четырех-пяти танковых дивизий и трех-четырех моторизованных дивизий с мощной артиллерийской поддержкой. Вся пехота в танковой группе была посажена на грузовики, бронетранспортеры и не отставала от танков. Артиллерия перевозилась скоростными артиллерийскими тягачами и также не отставала от танков. Прорвав оборону, танковая группа единой массой с большой скоростью выходила в тыл противника, окружала крупные группировки войск, перерезала стратегические коммуникации, захватывала важнейшие города.

Танковые группы были как бы стальными наконечниками копья, пробивавшими вражеский доспех и уходившими вглубь. А за ними шло уже древко копья — основная масса полевых армий: пехота, идущая пешком, артиллерия, перевозимая лошадьми. Эти войска второй волны уже уничтожали окруженные группировки и зачищали местность.

Для победы над Францией в 1940 году оказалось достаточно одной танковой группы. На СССР 22 июня 1941 года были нацелены сразу четыре такие группы: одна на севере — на Ленинград, одна на юге — на Киев и сразу две танковые группы в центре — через Минск и Смоленск на Москву.

Удар, нанесенный в июне 1941-го, был страшным, фронт покатился на восток. Однако под Смоленском советские войска смогли дать серьезный отпор. Каток блицкрига забуксовал. И хотя первый наступательный порыв выдохся, и все сроки плана «Барбаросса» сорвались, немецкое командование было полно решимости взять Москву.

К сентябрю 1941 года разработали операцию «Тайфун». Предполагался удар сразу трех танковых групп по сходящимся направлениям: вторая танковая группа генерала Хайнца Гудериана, третья танковая группа генерала Германа Гота и четвертая танковая группа генерала Эриха Гепнера, переброшенная из-под Ленинграда. 30 сентября началось немецкое наступление.

Удар сразу трех (из четырех имеющихся) танковых групп, поддержанных полевыми армиями, пробил советскую оборону сразу во многих местах. Силы трех советских армий попали в котлы под Брянском и Ельней, и еще большие силы оказались в котле под Вязьмой. Путь на Москву был открыт, казалось, что шансов удержать столицу почти нет. Спешно начала возводиться Можайская линия обороны. 10 октября командующим войсками Западного фронта назначается Георгий Жуков, один из главных творцов «чуда под Москвой».

Войск для наполнения Можайской линии обороны было крайне мало. Пришлось идти на отчаянные меры — использовать курсантов военных училищ, будущих офицеров как простую пехоту. Подвиг Подольских курсантов, подвиг «Кремлевских» курсантов, подвиг Панфиловцев — все это было именно на Можайской линии обороны. Там были самые тяжелые дни битвы за Москву. Дни, когда тонкая линия стоящих насмерть войск отделяла от столицы мощные ударные группировки противника. Окруженные в Вяземском котле советские войска продолжали бороться до последнего, оттягивая на себя лучшие ударные группировки противника.

16 октября 1941 года — черный день в истории Москвы, день знаменитой московской паники. 15 октября Государственный комитет обороны принял решение об эвакуации столицы, но это было серьезной ошибкой. Слухи о сдаче города, об эвакуации Сталина и правительства, мгновенно распространившиеся по городу, чуть было не привели к катастрофе.

В скорую сдачу города поверили не только простые жители, но и многие высшие руководители. Шла подготовка к подрыву основных инфраструктурных объектов, в том числе и метро. 16 октября стал единственным днем в истории московского метро, когда оно не функционировало.

Велась подготовка к возможной эвакуации руководства страны, спешно оборудовались правительственные объекты в «запасной столице» — городе Куйбышеве (Самара). Однако лично Сталин эвакуироваться не собирался, и порядок стал наводиться жестким образом. 20 октября в городе было введено осадное положение. От паники не осталось и следа.

Тем временем третья танковая группа Гота начала обход города с севера, 14 октября был взят Калинин (Тверь). А вторая танковая группа Гудериана начала наступление на Тулу с задачей охватить столицу с юга. Судьба Москвы повисла на волоске.

Чем же занималось в это время советское командование — верховный главнокомандующий Иосиф Сталин, командующий Западным фронтом Георгий Жуков, начальник Генштаба Борис Шапошников, начальник оперативного управления Генштаба Александр Василевский? Эти люди мыслили стратегически и уже с сентября, через мрачную череду поражений, видели контуры будущей победы.

Нужно было проявить поистине железную выдержку, чтобы не бросить все имеющиеся резервы на помощь истекающим кровью войскам. Даже в самые тяжелые моменты обороны Москвы не прекращалась подготовка к будущему контрнаступлению наших войск. В тылу формировался кулак из свежих, хорошо вооруженных и обмундированных дивизий, которому предстояло в нужный момент нанести решающий удар и выиграть, казалось бы, уже проигранную битву за Москву.

Продолжение последует

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора