Вводная картинка

«Космос агрессивен для человека» Кто и как готовит российских актеров к первому в истории кино полету в космос?

Моя страна

5 октября на Международной космической станции стартуют съемки первого в истории человечества полнометражного художественного фильма, который будет снят в космосе. После трехмесячной подготовки актриса Юлия Пересильд и режиссер Клим Шипенко покинут Землю на корабле «Союз МС-19», экспедицию возглавит российский космонавт-испытатель Антон Шкаплеров. Работа над картиной в космосе продлится 12 дней, после чего съемочная группа вернется на Землю, а командир экипажа — останется на станции для исполнения новой миссии. Антон Шкаплеров рассказал «Ленте.ру», легко ли ему было готовить актеров к знакомству с космосом, и вспомнил, чего боялся сам, когда первый раз покидал Землю.

«Лента.ру»: Расскажите о вашем первом полете. Испытывали ли вы страх перед неизвестностью космоса?

Антон Шкаплеров: Страшно было только одно — не полететь. Все складывалось не так гладко, хотя я готовился к полету почти восемь лет. Это было в 2011 году, тогда мне исполнилось 39 лет. Перед самым стартом у нас произошла авария с одной ракетой, из-за чего полет сдвинулся почти на два месяца. А за два месяца всякое могло случиться, поэтому единственное, за что я боялся, — чтобы этот полет свершился. Потом, в космосе, все уже было штатно. Наша российская техника отработала на высшем уровне.

Что вы почувствовали, когда впервые увидели Землю издалека?

Я, конечно, был впечатлен. Ранее я видел фото и видео с изображением нашей планеты, но когда увидел ее сам… Во-первых, я был удивлен ее размеру, она такая большая, красивая — непередаваемые краски. Никакая техника — а у нас всегда были самые лучшие современные фотоаппараты — не может передать того, что мы увидели своими глазами.

Только ради того, чтобы взглянуть на эту красоту, можно было готовиться восемь лет

Антон Шкаплеров

Раньше космос был доступен только для профессионалов, а теперь туда могут отправиться просто состоятельные люди. Как вы к этому относитесь?

Я отношусь к этому очень положительно! Да, действительно, мы — первые, кто начал запускать в космос туристов. Россия отправила первых семь человек, а сейчас этим занимаются частные компании: недавно приземлился Crew Dragon Илона Маска, на борту которого находились четыре непрофессионала, астронавтами они не были. Все развивается, не стоит на месте — и у нас, и за рубежом. Космос должен стать доступным для всех. Он безграничный, поэтому ничего страшного, места хватит всем.

Вам пришлось с нуля готовить двух актеров к полету в космос. Вы шли к первому полету восемь лет, а они — всего три месяца. Как в столь сжатые сроки обучить человека правильному поведению в космосе?

Они готовятся по усеченной программе. Вся нагрузка по управлению космическим кораблем выпадает мне одному, без помощи бортинженера. В фильме я буду играть роль командира космического корабля (его зовут Антон), который доставит на станцию девушку-врача, чтобы она спасла жизнь другому космонавту.

Полет, конечно, получится более трудоемким, чем обычно. Но этим мы должны доказать, что после трех месяцев подготовки можно не только несколько раз слетать вокруг Земли, но и состыковаться со станцией, снять первый в истории художественный полнометражный фильм и вернуться домой

Антон Шкаплеров

Раньше мы почти год готовили туристов к полету — это очень сильно. А тут всего три месяца. Но к тем задачам, что перед ними стоят, они уже готовы. И в целом экипаж готов, поэтому, я думаю, мы выполним этот полет, а ребята снимут очень хороший фильм.

После съемок «Вызова» вы останетесь в космосе еще на полгода. Какие задачи стоят перед вами в новой миссии?

Обычно мои полеты — это полугодичная вахта на Международной космической станции. Главное, что мы делаем, — выполняем космические эксперименты, то есть те эксперименты, которые невозможно поставить на Земле. У меня огромная научная программа, в мою миссию будет очень много прилетов различных космических кораблей. Например, впервые без экипажа должен прилететь и состыковаться новый корабль компании Boeing, а также новые «Драгоны», новый модуль. Меня ждет как минимум три выхода в открытый космос.

Расскажите о космической миссии, которая запомнилась вам больше других.

Больше всего мне нравятся выходы в открытый космос. Крайний из них запомнился тем, что он оказался самым долгим. Восемь часов 13 минут — сейчас по продолжительности это рекорд. Но тогда мы не шли на рекорд: произошла нештатная ситуация. Мы ремонтировали в сложенном виде антенну, заменяли на ней всю электронную начинку. И когда антенна должна была обратно разложиться, она зацепилась за какие-то выступы на станции и перегородила стыковочный узел.

В таком состоянии антенну нельзя было оставить: через несколько дней пришлось бы выходить снова, чтобы вернуть ее в исходное положение. Необходимо было освободить порт, поскольку туда должен был прибыть грузовой корабль «Прогресс», который мы ожидали. Поэтому мы задержались и буквально вручную раскладывали и приводили в чувство эту антенну.

Мы все сделали и вернулись, а потом оказалось, что это был самый продолжительный выход в открытый космос

Антон Шкаплеров

Как вы себя чувствуете физически в космосе? Как реабилитируетесь после полета?

Космос агрессивен для человека: это и радиация, и безвоздушное пространство, и перепады температур по 300 градусов. К сожалению, организм перестраивается, и, чтобы вернуться на Землю живыми, в течение всего полета мы каждый день минимум два часа посвящаем физкультуре. У нас есть две беговые дорожки, два велотренажера, тренажер, который заменяет поднятие тяжелых весов, эспандеры… Мы довольно-таки спортивные! Чтобы не улетать с тренажеров, есть приспособления, которые нас притягивают. Например, на беговой дорожке мы надеваем специальный костюм, который крепится за пояс и плечи.

Если полет долговременный, организм отвыкает от гравитации. Когда по прибытии на Землю находишься в вертикальном положении, вся кровь начинает уходить в нижнюю часть тела, в ноги. Из-за слабого кровоснабжения мозга и нехватки кислорода человек быстро теряет сознание. Поэтому первые дни по возвращении на Землю мы почти все время находимся в горизонте — плаваем в бассейне и по чуть-чуть вспоминаем, каково это — ходить под действием земного притяжения. Обычно через месяц ты уже восстанавливаешься и не чувствуешь, что был в космосе, а через полгода уже можно снова проходить медкомиссию и готовиться к следующему полету.

Чем бы вы хотели заниматься, завершив карьеру космонавта?

После полетов я бы, конечно, с удовольствием продолжил работу в «Роскосмосе», занимался бы именно космической тематикой, имея опыт работы в этой отрасли.

Как ваша семья относится к вашей работе и длительным миссиям в космосе? Было ли у детей желание пойти по вашим стопам?

Моя семья относится к моему долгому отсутствию с пониманием. Они знают, что у меня ответственная работа, ждут меня, скучают и поддерживают. У меня две дочери, и ни одна из них никогда не говорила, что хотела бы стать космонавтом. Они спокойно относятся к моей профессии, мол, ну, папа просто летает в космос. У них есть желание заниматься чем-то на Земле.

Вы родились в Севастополе. Удается ли вам сейчас приезжать туда?

В Севастополе живет мой папа, родная сестра, племянница, друзья. В первую очередь это теплый курортный город на море, поэтому летом приезжаю туда обязательно, бывает, по несколько раз. Меня также приглашают на различные мероприятия — выступить, пообщаться с молодежью. С удовольствием рассказываю жителям родного города о полетах в космос.

Каким вы помните родной город в детстве и что изменилось с тех пор?

За последние пять лет Севастополь кардинально изменился. Раньше, когда я уезжал оттуда и возвращался через 20 лет, никаких перемен не видел: все разваливалось, город приходил в потрепанное состояние. Сейчас же идет строительство, огромное количество людей приезжают туда со всего мира, город преображается, становится новым и современным — приятно смотреть! По сравнению с тем, каким он был в моем детстве, его сейчас не узнать.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа