Вводная картинка

Вышибала из стрип-клуба, ветеран и информатор ФБР решили ограбить наркобарона. Как их дерзкий план превратился в комедию?

Из жизни

Однажды вышибала из стрип-клуба, ветеран войны в Ираке и их друг с богатым преступным прошлым решили ограбить калифорнийского наркобарона, натравив друг на друга две криминальные группировки. Все пошло совсем не по плану: заговорщики оказались на скамье подсудимых, они узнают свою судьбу до конца сентября. История их наполеоновских замыслов и позорного краха — в материале «Ленты.ру».

Ранней весной 2019 года в сомнительном стрип-клубе на окраине Чикаго встретились трое. Разговор шел об ограблении, которое они задумали. Идея казалась беспроигрышной. Если бы им повезло, они могли прикарманить миллионы долларов и выйти сухими из воды.

Заговорщики напоминали персонажей криминального кино, причем, скорее всего, комедии. Первого звали Эмануэль Борисов. Это был татуированный громила с криминальным прошлым, устроившийся вышибалой в тот самый стрип-клуб. Другой, Евгений Копанков, имел обширные связи в калифорнийской наркомафии, занимающейся выращиванием марихуаны. Оба перебрались в США из Болгарии. Третьим стал бывший морской пехотинец Пол Брукс, после возвращения из Ирака работавший вышибалой вместе с Борисовым.

Их целью были деньги Ивана Иллиева — калифорнийского наркобарона средней руки, хорошо знакомого Борисову и Копанкову. Ему и еще двоим выходцам из Болгарии принадлежала небольшая строительная компания, которая служила ширмой для подпольного бизнеса по производству наркотиков.

Несколько месяцев назад Иллиев едва не попался: его теплицы с коноплей заметили с воздуха агенты Бюро землепользования. За территорией установили наблюдение, затем туда нагрянула полиция и нашла больше четырех тонн марихуаны. «Это самое большое количество шишек, которое я когда-либо видел в одном месте», — вспоминал потом один из участников полицейского рейда.

На нелегальной плантации работали около 30 человек — преимущественно мигранты из Восточной Европы. И хотя возле нее неоднократно видели Иллиева, правоохранительные органы не смогли доказать его вину и привлечь к ответственности.

Потеря теплиц почти не повредила его наркобизнесу. Как выяснил Борисов, к Иллиеву направлялся курьер, везущий больше двух миллионов долларов. Он предлагал похитить его и забрать деньги. Если прибавить к ним 400 тысяч долларов наличными, которые Иллиев прятал у себя дома, получался неплохой куш

Грабители не сомневались, что смогут уйти от наказания. И для этого действительно были основания. Человек вроде Иллиева вряд ли побежит жаловаться в полицию, поэтому проблемы с законом исключены. А его самого можно убедить в том, что во всем виноваты конкуренты. Копанков уверял, что знает, как это сделать.

«План будет такой: мы схватим его возле дома, возможно, у ворот, — предложил Борисов. — Подождем, когда он подъедет к воротам на своей машине или типа того. Потом увезем с собой, подержим пару дней... пока он не расколется и не выложит, где прячет деньги».

Чтобы после операции переправить награбленное обратно в Иллинойс, в команду завербовали еще одного человека. Копанков пообещал раздобыть огнестрельное оружие и маски, Бруксу поручили прикрыть товарищей на случай, если операция пойдет не по плану, а Борисов пообещал, что возьмет на себя «самое трудное», то есть пытки.

План пришелся по душе всем, кроме новичка, — последнего завербованного, который должен был везти добычу в Иллинойс. Ему казалось, что затея слишком опасна.

— Предположим, вы схватите этого парня перед воротами, он скажет, что деньги внутри… А дальше? — выспрашивал он. — Что, если в доме будет еще пятеро ребят со стволами? Что вы будете делать тогда?

— Вот потому мы тебя и позвали, — ответил Борисов.

— Но вы тогда что, явитесь и всех перестреляете?

— Тогда мы сделаем то, что придется, — сказал Борисов.

Информатор

Грабители не знали, что новичок задает свои вопросы не просто так. Как только Борисов предложил ему поучаствовать в ограблении, он тут же позвонил в ФБР и выложил все.

К его сообщению отнеслись очень серьезно. Сотрудники ФБР уже сталкивались с именем Копанкова, всплывшим в связи с другим делом. Вскоре после рейда на теплицы Иллиева ФБР и Управление по борьбе с наркотиками перехватили два автомобиля, на которых везли некий груз, доставленный в Калифорнию на частном самолете.

Хотя ищейка учуяла в машинах следы наркотиков, никаких запрещенных веществ там так и не нашли. После обыска агенты изъяли восемь чемоданов, набитых наличными, — в общей сумме около двух миллионов долларов. Также в одном из автомобилей обнаружили сотовый телефон Копанкова.

Изъятые деньги, вероятнее всего, принадлежали Эдгару Гарсии — еще одному криминальному авторитету с Западного побережья и предполагаемому лидеру «мексиканской» группировки. Отношения между Иллиевым и Гарсией были натянутыми: «мексиканцы» и «болгары» что-то не поделили при продаже недвижимости годом ранее.

Именно с Гарсией были связаны надежды Копанкова. Он предложил пустить слух, что его банда замышляет обокрасть Иллиева. «Копанков надеялся, что в итоге тот поверит, что мексиканцы-то его и ограбили», — рассказал осведомитель фэбээровцам. По его словам, таким образом Копанков, Брукс и Борисов рассчитывали отвести от себя подозрения

Полученная информация сильно помогла ФБР: там давно копали под мультинациональные преступные группировки округа Гумбольдт. По расхожим слухам, там выращивали и сбывали марихуану в поистине промышленных масштабах.

Провал

30 марта и 1 апреля осведомитель снова встретился с Борисовым, Бруксом и Копанковым. На этот раз он пришел со скрытым микрофоном, который ему дали в ФБР. Из слов, которые он передал, агенты могли сделать только один вывод: преступление планировали либо лихачи, либо идиоты.

Впрочем, чем ближе становилась дата ограбления, тем больше нервничали грабители. Даже у Борисова появились сомнения, что Иллиева так легко похитить. В итоге первоначальный план признали слишком опасным: территория вокруг дома наркобарона действительно слишком хорошо охранялась.

Тогда Копанков предложил новую цель — некоего Сергея, который якобы также имел на руках около трех миллионов долларов наличными. Борисов согласился, но объявил, что потом доберется и до Иллиева. А еще оставались некие Владо и Гало — совладельцы «строительной» фирмы наркобарона, у которых, по сведениям Борисова, имелось пять или шесть миллионов долларов. Их тоже можно ограбить — после того, как разберутся с Сергеем.

Несмотря на смену потенциальной жертвы, сценарий оставался почти тем же. Он все еще предусматривал похищение человека, выбивание информации под пытками и присвоение собственности

Борисов и Брукс решили лететь в Калифорнию на самолете. Тем временем Копанкову, который отвечал за оружие, предстояло добираться до цели на машине. Грабители договорились встретиться в аэропорту, а оттуда направиться к дому Сергея, подкараулить его и, когда представится возможность, затолкать в машину.

Распределив обязанности, Борисов, Брукс, Копанков и осведомитель ФБР отправились в ближайший Walmart, чтобы купить снаряжение: ботинки, штаны и походные рюкзаки. В тот же день осведомитель купил для Борисова и Брукса билеты на самолет. Разумеется, в Федеральном бюро расследований уже готовились к их прилету.

3 апреля 2019 года в 17:30 самолет, прибывший из Иллинойса, оцепили агенты и полицейские. Борисова и Брукса, которые за время полета успели напиться, арестовали буквально на трапе; Копанкова одного взяли под стражу сразу перед тем, как он прибыл в аэропорт, — для этого агенты ФБР перед прибытием рейса перекрыли движение на шоссе.

Все трое были пойманы с поличным, к тому же у ФБР на руках были задокументированные доказательства — аудиозаписи разговоров, которые делал осведомитель. Несмотря на это, поначалу Борисов, Брукс и Копанков отрицали свою вину и почти сразу вышли на свободу под залог.

Спустя два года болгары все же сознались в содеянном. Их обвиняют в сговоре с целью ограбления и похищения человека — преступление, за которое может грозить пожизненное заключение. Как ни странно, Копанкова оно пугает меньше, чем возможная депортация: на судебном слушании в июне 2021 года он несколько раз подчеркнул, что стал гражданином США еще до преступления. Ожидается, что приговор будет вынесен до конца сентября.