Ахмед Шалинский

«Запустивший руку в общак — не жилец» Главный чеченский вор в законе растратил деньги мафии. Что его ждет?

Силовые структуры

Криминального авторитета, вора в законе Ахмеда Домбаева, известного в криминальных кругах как Ахмед Шалинский, заподозрили в одном из самых страшных проступков по меркам преступного мира — растрате общака. Если вина Шалинского, которого называют главным вором Чечни, будет доказана, за свои действия он может ответить головой. Между тем сам чеченец утверждает, что ничего не знает о судьбе двух миллионов долларов из общака, а квартиру в Москве и роскошный особняк на родине стоимостью более 400 миллионов рублей приобрел на средства, честно заработанные в колонии. В непростой истории Ахмеда Шалинского разбиралась «Лента.ру».

Ахмед Домбаев родился 31 января 1981 года в чеченском городе Шали. В поле зрения милиции он попадал с юных лет — был судим за разбой и грабеж.

А свой десятилетний срок, во время которого и был коронован, Домбаев получил после дерзкого нападения в 2009 году. Тогда 11 апреля 28-летний кавказец узнал, что в Москву прибыла крупная партия обуви, принадлежащая китайской компании.

Товар стоимостью восемь миллионов рублей погрузили в четыре фуры. Однако до конечного пункта стараниями Домбаева они так и не доехали. План был отработан в деталях. Одна из главных ролей в нем была отведена товарищу Ахмеда Домбаева, полковнику ФСБ Евгению Журавлеву.

Сначала колонну с товаром остановили инспекторы ГИБДД, заранее поставленные на точку Журавлевым. Они забрали у водителей документы на груз. В этот момент к фурам подъехали внедорожник Mercedes и две Lada Priora с чеченскими номерами. Из них выбежали десять кавказцев, пересели в грузовики и отогнали их на склад на востоке Москвы.

Менеджера, который приехал на место в поисках товара, уже ждал чекист Журавлев. Офицер заявил, что груз изъял как контрабандный, после чего забрал у менеджера накладные с сертификатами качества, выдав взамен лишь листок с номером мобильного телефона кладовщика.

Но уже на следующий день вся партия обуви со склада исчезла. Мошенники ее продали, а деньги разделили

Первым задержанным по громкому делу стал офицер ФСБ Журавлев, а 9 октября 2009 года сотрудники московского уголовного розыска задержали и Ахмеда Домбаева. От дачи показаний налетчик отказался. Летом 2011 года Домбаева признали виновным по части 4 статьи 159 («Мошенничество») УК РФ и приговорили к десяти годам колонии строгого режима.

Дважды коронованный

Сначала осужденного поместили в СИЗО «Бутырка», а затем отправили в исправительную колонию №1 во Владикавказе. Там Домбаев быстро заработал репутацию злостного нарушителя, следующего воровским законам, а не правилам, установленным администрацией.

Этим 30-летний чеченец заслужил уважение криминального мира. В декабре 2012 года кланы кутаисских и сухумских воров в законе решили короновать Домбаева. Свой титул 10 декабря он получил на воровской сходке в Дубае (ОАЭ).

В ней приняли участие 15 воров в законе во главе с одними из самых авторитетных представителей воровского мира, Тариэлом Ониани (Таро) и Мерабом Джангвеладзе (Сухумским)

Однако сторона лидера преступного мира России Аслана Усояна (Дед Хасан), у которого на тот момент был конфликт с Таро и Сухумским, приняла коронацию Домбаева в штыки и отказалась признавать решение дубайской сходки.

А несколько недель спустя сам Домбаев, ставший Ахмедом Шалинским, отказался от воровского титула, объяснив, что воздерживается от него «по ряду уважительных причин».

Но две недели спустя все круто поменялось: Домбаева короновали опять, на этот раз — со стороны Деда Хасана

Новым крестным чеченского криминального авторитета стал вор в законе Гела Кардава (Гела Гальский). Правда, сухумский воровской клан во главе с Таро и Мерабом Сухумским воспринял это как личное оскорбление. Корону Домбаева «сухумцы» так и не признали.

По словам криминалиста и подполковника милиции в отставке Михаила Игнатова, таким поступком Ахмед Шалинский уронил свой авторитет и перед многими другими представителями криминального мира.

Он [Домбаев — прим. «Ленты.ру»] просто выбрал наиболее могущественный на тот момент клан — Деда Хасана. А это расценивают как предательство и приспособленчество. Авторитет у перебежчиков невысокий

Михаил Игнатов
криминалист и подполковник милиции в отставке

Сидеть красиво

После повторной коронации Ахмеда Шалинского десяток раз переводили из колонии в колонию — он побывал в Ростове-на-Дону, Воронеже, Самаре, Оренбурге, сидел в знаменитом «Черном дельфине» Соль-Илецка и, наконец, попал в исправительную колонию №10 (ИК-10) Челябинской области.

Там, судя по снимкам в сети, жизнь авторитета наладилась. На полу вместо линолеума в его камере был уложен ламинат, а стены украшали обои с золотыми узорами. Спал вор в законе не на двухъярусной металлической кровати, как все зэки, а на деревянной односпальной.

На другом снимке, сделанном в аналогичном интерьере, на столе перед авторитетом стоит корзина фруктов. Тем не менее к выходу Ахмеда Шалинского на свободу сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России подготовились основательно.

Вора в законе попросили на восемь лет поместить под административный надзор

Также ФСИН предложила запретить Шалинскому выходить на улицу ночью, выезжать за пределы района проживания и обязательно являться два раза в месяц в орган внутренних дел по месту жительства. Суд это ходатайство удовлетворил. А 9 октября 2019 года Шалинский вышел из колонии и сразу направился в Чечню.

«У нас есть законы получше»

Между тем в Чечне исторически сложилось неприятие воровской идеологии. Даже попав в места лишения свободы, чеченцы группируются не вокруг криминальных лидеров, а вокруг единоверцев. Так же обстоят дела и с решением конфликтных ситуаций на воле: воры не выступают в них судьями.

Как говорит в беседе с «Лентой.ру» криминалист Михаил Игнатов, на первом месте в республике — тейповые связи. Блатные законы чеченцам не интересны: так сложилось исторически.

Даже на знаменитой воровской сходке в Дагомысе в 1988 году [там Люберецкая и Долгопрудненская ОПГ делили Москву на зоны влияния] чеченцы не присутствовали, хотя их звали. Они просто заявили, что и так возьмут все, что им нужно

Михаил Игнатов
криминалист и подполковник милиции в отставке

О том, что Чечне не нужны воры в законе, заявил в ходе своей ежегодной пресс-конференции и глава республики Рамзан Кадыров.

Не признаю воровские законы. Когда-то я собрал воров из Чечни и сказал, чтобы оставили свои воровские дела в Чечне. У нас есть законы получше и поважнее

Рамзан Кадыров
глава Чечни

При этом, по словам редактора информационного агентства (ИА) «Прайм Крайм» Виктории Гефтер, отрицать растущее влияние чеченцев в криминальном мире нельзя. В частности, сегодня именно они контролируют его наиболее доходную сторону — колонии и тюрьмы.

Зоны отданы на откуп чеченцам — так же, как рынки азербайджанцам. Чеченские «смотрящие» в местах лишения свободы — это устойчивый тренд нашего времени

Виктория Гефтер
редактор ИА «Прайм Крайм»

Несмотря на все влияние чеченского криминала в преступном мире, среди воров в законе он оставался незаметен. И тогда в Чечне задумались над тем, чтобы найти такую фигуру, которая смогла бы занять лидерские позиции в воровском мире.

Сначала на эту роль рассматривали вора в законе Азиза Батукаева по кличке Азиз. В 2014 году авторитета даже под надуманным предлогом досрочно вызволили из тюрьмы в Киргизии, а затем спецбортом перебросили в Чечню.

Это обернулось для бывшего президента Киргизии Алмазбека Атамбаева уголовным делом и лишением свободы, но ставка на вора в законе Батукаева не оправдалась

Как только чеченский авторитет попытался распространить свое влияние за пределы республики — начались проблемы. В частности, у Батукаева произошел конфликт с влиятельным главным вором в законе Азербайджана Надиром Салифовым (Гули).

По некоторым данным, примирить оппонентов сумел Ахмед Шалинский, который позвонил Гули прямо из колонии. Возможно, именно после этого в Чечне решили присмотреться к нему как к новому кандидату в воры номер один. На руку Шалинскому сыграла не только его решительность, но и репутация религиозного и спортивного человека, незамеченного за употреблением наркотиков.

Воровской кортеж

Уже на следующий год после выхода Шалинского из колонии СМИ облетели кадры того, как чеченский вор в законе обосновался на родине. На фото попал участок авторитета: высокий забор скрывал несколько трехэтажных коттеджей с большими окнами.

Резные ворота, ведущие на территорию, украшали воровские звезды, а неподалеку от въезда был припаркован люксовый автомобиль. Стоимость особняка Шалинского эксперты оценили примерно в 300 миллионов рублей.

Однако надолго в Чечне вор в законе не задержался и вскоре перебрался в Москву. Не помешал ему даже административный надзор. 25 июня кортеж из бронированных внедорожников и седанов представительского класса въехал в столицу.

Вместе с Ахмедом Шалинским из Чечни прибыли его ближайшее окружение и охрана

Чтобы с комфортом проводить время в Москве, Ахмед Шалинский приобрел недвижимость и здесь. Квартира обошлась вору в законе в 150 миллионов рублей. По некоторым данным, его прислали в Москву как координатора околокриминальных соотечественников. Но надолго задержаться в столице ему не удалось: помешало уголовное дело.

3 августа 2020 года в Северной Осетии против чеченского вора в законе возбудили дело по статье 210.1 («Занятие высшего положения в преступной иерархии») УК РФ. В ноябре того же года Ахмеда Шалинского объявили в федеральный розыск.

Но и это не вынудило криминального авторитета залечь на дно. Напротив, в сентябре 2020 года появилась информация, что он хочет силой завладеть империей убитого к тому моменту главного вора в законе Азербайджана Гули.

В частности, говорилось, что Ахмед Шалинский планирует подмять под себя денежные потоки не только от колоний и тюрем, но и от рынков

На тот момент в зоне влияния вора в законе были Челябинская, Свердловская, Новосибирская, Кемеровская, Волгоградская области и Ставропольский край. Активнее всего чеченец заявил о себе на Урале.

Так, 11 августа 2021 года у ресторана в Екатеринбурге состоялась встреча лидеров городского криминала с представителями Ахмеда Шалинского. По данным источника издания Ura.ru, стороны хотели обсудить сферы влияния — но договориться не успели. Встречу сорвали силовики, задержав 18 человек. Двое из них отделались штрафом, а остальные были арестованы.

Пропавшие миллионы

Впрочем, на этом черная полоса в жизни Ахмеда Шалинского не закончилась: в сентябре воровской мир заинтересовался его растущим финансовым состоянием. Шалинскому предложили выделить средства из общака на поддержку пожилых криминальных авторитетов — но тот отказался.

Тогда воры в законе подсчитали, что за последнее время Шалинский собрал с регионов как минимум два миллиона долларов (150 миллионов рублей) и потребовали отчитаться за поступления денег на сходке, которая состоялась в ночь со 2 на 3 сентября в Афинах.

Возглавил сходку с участием трех десятков криминальных лидеров 60-летний Камо Сафарян (Горьковский) — доверенное лицо лидера нынешнего преступного мира России Захария Калашова (Шакро Молодой)

Сам Шалинский от участия в сходке воздержался, передав лишь, что никакие деньги он не получал, а покупку дорогой недвижимости объяснил миллиардом рублей, заработанным на «нефтяном бизнесе» во время отбытия срока в Челябинской области.

В то же время теневые кассиры, допрошенные воровским сообществом, заявили, что приближенные чеченского преступного лидера еженедельно обналичивали в банкоматах Грозного сотни тысяч рублей. В связи с этим воровской мир приостановил действие титула Ахмеда Шалинского.

Об этом решении оповестили все российские колонии, связанные с чеченцем

По словам криминалиста Михаила Игнатова, такая реакция закономерна. Более того, лишением титула для Шалинского дело вряд ли закончится.

Воровство из общака — самый страшный проступок, который только может совершить уважаемый человек, авторитет. По понятиям, воровской общак священный и неприкосновенный. Тот, кто запустил в него руку, — не жилец. Он объявляется крысой, гадом и подлежит уничтожению

Михаил Игнатов
криминалист и подполковник милиции в отставке

По словам эксперта, с учетом того, что влияние чеченских авторитетов так и не смогло выйти далеко за пределы республики и нескольких регионов, надеяться на благоприятный исход Ахмеду Шалинскому не приходится. Санкции против него поддержали даже авторитеты в Чечне.

На родине против Шалинского, в частности, выступили местные воры Гилани Седой и Тимур Саратовский. По словам Игнатова, доказанная вина вора в законе будет означать для него смертный приговор. Если, конечно, его покровители на родине не окажутся в этой игре более значимыми фигурами, чем лидеры преступного мира России.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru