Асиф Али Зардари и Беназир Бхутто

«Я хотела бы унять боль» Как женщина впервые стала премьером Пакистана, настроила против себя полстраны и была убита

Ценности

Беназир Бхутто, которую народ Пакистана прозвал «Черной розой», по праву считается одной из самых эффектных политических деятельниц ХХ века. Интеллектуалку, независимую и целеустремленную женщину, окончившую Гарвард и Оксфорд, часто сравнивали с Клеопатрой. Бывший премьер-министр много сделала для раскрепощения пакистанок, с ней связывали надежды на демократизацию страны, при ней появилась бесплатная медицина. Однако во времена Бхутто расцвела и коррупция. Ее подозревали в отмывании миллионов долларов и даже в причастности к убийствам. О том, как жила Беназир Бхутто — в новом материале «Ленты.ру» из цикла о политических деятелях всех времен и народов.

За четыре дня до наступления нового 2008 года весь мир облетели трагические кадры из Пакистана: джип, в котором ехала на митинг экс-премьер Беназир Бхутто, был изрешечен пулями, его заднее сиденье — запачкано кровью, а на коврике лежали черные женские туфли. После теракта 54-летнюю Бхутто доставили в больницу, врачи начали операцию, однако спасти ее им не удалось.

«От жары кожа слезала с рук клочьями»

В Пакистане многие считали, что путь в большую политику Бхутто заказан: в мусульманской стране женщина просто не могла возглавлять правительство. Беназир же сделала это дважды. «На дорогу политики, проходящую по долине смерти, я вступила без страха», — рассуждала потом премьер-министр.

И ее дед, и отец в свое время находились у власти — предками Беназир были князья, правившие индийской провинцией Синд. Семья Бхутто, получив образование на Западе, придерживалась либеральных взглядов. Еще в детстве будущий премьер решила, что ни за что не наденет чадру — ее родители не возражали. Девушка училась в пакистанских католических школах, затем с отличием окончила Гарвард и Оксфорд. За границей, по словам пакистанки, она впервые почувствовала вкус демократии, а вернувшись на родину, с головой окунулась в политику.

Беназир всегда шла против системы, исключение составил лишь брак с будущим президентом Пакистана Асифом Зардари. В окружении Бхутто говорили, что они поженились по расчету: самая влиятельная политическая династия соединилась с одной из самых богатых семей в исламском мире.

Но, как утверждала сама Беназир, прежде всего в Асифе она увидела человека, готового разделить и принять ее прогрессивные взгляды. У Бхутто и Зардари родились трое детей: две дочери и сын. Все они впоследствии учились в университетах Великобритании.

Во время военного переворота 1977 года арестовали премьер-министра Пакистана, отца Беназир Зульфикара Али Бхутто. Вместе с ним в тюрьму попала и его дочь.

От летней жары моя камера превратилась в раскаленную печь. Кожа трескалась и стиралась, слезала с рук клочьями. Лицо покрылось волдырями, выпадали волосы. Камеру заполонили полчища насекомых. Чтобы спрятаться от них, я накрывалась одеялом с головой, снимала его, лишь когда становилось тяжело дышать

Беназир Бхутто
из личной автобиографии во время заключения

Зульфикара казнили, несмотря на то что приговор просили смягчить многие мировые политики: президент США Джимми Картер, индийский лидер Индира Ганди, советский генсек Леонид Брежнев и британский премьер Маргарет Тэтчер.

До расправы над отцом Беназир мечтала построить карьеру дипломата, но потом твердо решила стать первой женщиной-премьером Пакистана. Сделать это было непросто: несмотря на то, что жители страны считали отца Бхутто невинной жертвой, его дочь была женщиной. По этой причине на протяжении всей жизни она боролась с гендерными стереотипами.

«В стране воцарится хаос»

Беназир все же стала премьером. В 1988 году, одетая в белое и зеленое по цветам пакистанского флага, она принесла присягу в качестве главы правительства. Заняв высокий пост, Бхутто была вынуждена отказаться от европейского образа жизни: больше никаких оголенных плеч, декольте и мини-юбок. Теперь ее гардероб состоял из платка-хиджаба, элегантных просторных платьев и строгих деловых костюмов. При этом она смогла оставить за собой право носить яркий макияж, дорогую одежду и много драгоценностей.

Став премьер-министром, Бхутто забеременела вторым ребенком. Ее противники решили использовать ситуацию и пугали население, что теперь «в стране воцарится хаос», поскольку сама глава правительства не сможет нормально работать. Тогда на последних сроках беременности Беназир решилась на отчаянный шаг: проконсультировавшись с врачом, она выбрала кесарево сечение и уже на следующий день после операции вернулась к работе.

Говорили, что правление Беназир отличалось непоследовательностью и даже парадоксальностью. Многое было сделано для раскрепощения женщин, в Пакистане появилась бесплатная медицина, все больше людей обучились грамоте, в страну потекли иностранные инвестиции

Однако многие инициативы не увенчались успехом: провалилась кампания по ликвидации наркоторговли, не принесла результата и борьба с мировым терроризмом. В то же время в стране достигла гигантских масштабов коррупция.

Коррупционным скандалом закончился второй срок правления Беназир. Чету Бхутто заподозрили в отмывании 12 миллионов долларов, полученных незаконно, через швейцарские банки. На тщательном расследовании этого дела настаивал брат Беназир — Муртаза. Однако мужчина неожиданно погиб при загадочных обстоятельствах — во время перестрелки с полицией. В его убийстве заподозрили Беназир и ее мужа — популярность Бхутто в народе стремительно падала.

Недовольство народа подогревали слухи о том, что чета Бхутто-Зардари живет в роскошном дворце из розового мрамора, Асиф закатывает грандиозные вечеринки и играет в гольф позолоченными клюшками, а его жена держит экзотических диких зверей и кормит их деликатесами, в то время как каждый третий пакистанец недоедает.

Опасаясь преследования, в 1999 году вместе с детьми Беназир покинула страну. Сначала она жила в Дубае, потом — в Лондоне: читала лекции в разных университетах мира, а также продолжала поддерживать руководство своей партии.

«Теперь за каждое издевательство он получает деньги!»

Несмотря на скандалы, в центре которых оказалась бывшая премьер-министр, пакистанцы ее любили. Совсем иначе они относились к ее мужу, который возглавил страну сразу после смерти супруги, в 2008 году. Зардари постоянно сравнивали с Беназир, называли алчным, слабым и некомпетентным. Многие считали, что в политику его протащила жена. Его прозвали «Асиф — десять процентов», намекая на его любовь к откатам.

Многим не нравились решения, которые принимал президент. В частности, он запретил рассказывать о себе анекдоты, а также поручил спецслужбам вылавливать всех, кто над ним пошутит. Нарушителям грозило до 14 лет тюрьмы. Несмотря на это, в сеть то и дело просачивались новые шутки о Зардари.

«Правительство ввело налог на сообщения. Видимо, оно поняло, что все это время над Зардари издевались бесплатно. Теперь за каждое издевательство он получает деньги!»
«Террористы похитили нашего любимого Зардари и потребовали пять миллионов долларов, иначе они обольют его бензином и сожгут. Пожертвуйте кто сколько сможет. Я уже пожертвовал пять литров»

Особое раздражение у местных жителей вызывала любовь Зардари к роскоши. У Беназир и ее мужа было много недвижимости: например, шикарное поместье Роквуд в графстве Суррей. СМИ обратили внимание на расследование коррупционных дел 1990 года, когда Зардари отрицал, что этот особняк — его собственность. Но в 2004 году он публично признался в обратном, а еще через год продал эту недвижимость. Точная сумма сделки неизвестна, но стартовая цена составляла 10 миллионов фунтов стерлингов.

Ходили слухи, что у скандальной виллы было «интересное прошлое». В интернете всплывало видео с музыкальной вечеринки Secret Mansion. Помимо этого, говорили, что в доме нередко устраивали частные секс-вечеринки.

«Не могу понять, ради чего умерла моя мать»

Уехав из Пакистана, Беназир Бхутто прожила восемь лет за границей. На родину она вернулась лишь после того, как ей пообещали амнистию. Для борьбы с радикальными исламистами стране нужно было объединить гражданское население с военными. Экстремисты пригрозили бывшему премьер-министру расправой.

18 октября 2007 года, в первый же день возвращения на родину, на пути следования кортежа Бхутто в толпе встречающих прогремели два взрыва. Более 130 человек погибли, около 500 — получили ранения. Сама Беназир не пострадала, заявив, что не откажется от выступлений.

Два месяца спустя на Бхутто совершили второе покушение, когда она выступала на митинге в городе Равалпинди. После встречи политик села в бронированный автомобиль, но в последний момент поднялась из люка, чтобы попрощаться со своими сторонниками. Прогремел выстрел, а затем в толпе подорвал себя смертник. В результате теракта погибли более 20 человек. С тяжелыми ранениями Беназир доставили в больницу. Не приходя в сознание, она скончалась на операционном столе.

Ответственность за произошедшее взяла на себя запрещенная в России террористическая группировка «Аль-Каида». После убийства Бхутто по Пакистану прокатилась волна беспорядков, в которых погибли еще десять человек. Похороны Беназир показывали в прямом эфире местные телеканалы.

Бывшего премьер-министра похоронили в семейном мавзолее около деревни Гхари Кхуда Бакш. Многие пакистанцы громко плакали в отчаянии, когда мимо них проезжал траурный кортеж с гробом Бхутто

После смерти Беназир ее дочь Бахтавар Зардари, которой тогда было 18 лет, написала в память о матери песню на английском языке. Композиции в стиле хип-хоп она дала название «Я хотела бы унять боль». В тексте есть, например, такие строки: «Мою мать убили, а я до сих пор не могу понять, ради чего она умерла».

На эту песню сняли клип, который показывали по государственным каналам. Одни плакали вместе с Бахтавар, другие — обвиняли ее отца в попытке «выжать максимум» из гибели супруги для своей предвыборной кампании. Помогла ли ему композиция — сказать сложно, но Пакистанская народная партия, лидером которой была Бхутто, победила на парламентских выборах, а через девять месяцев после трагической гибели супруги Асиф Али Зардари стал президентом Пакистана.

Еще через несколько месяцев в Швейцарии закрыли дело против вдовца Бхутто. С него сняли все обвинения в коррупции и отмывании денег, а его счета на 60 миллионов долларов разморозили. Адвокаты Зардари настаивали на том, что его психика пошатнулась после 11 лет тюрьмы (будущего президента обвиняли в контрабанде наркотиков, коррупции, подозревали в причастности к убийствам) и гибели супруги. Врачи выявили у президента слабоумие, депрессию и посттравматическое расстройство. Говорили, что он задумывался о суициде, а также не мог вспомнить дни рождения жены и детей.

Что касается расследования убийства Беназир, то комиссия ООН так и не смогла получить ответы на все вопросы, несмотря на потраченные на эти цели пять миллионов долларов. У каждого пакистанца на этот счет свое мнение. Сходятся они лишь в одном: Бхутто была первой в мире женщиной, возглавившей правительство в мусульманской стране, и одним из наиболее авторитетных политических лидеров «третьего мира».