Вводная картинка

«Сначала добьемся сокращения выбросов, потом займемся климатическими проектами» Один из лидеров «Зеленых» — об экологии

Один из лидеров партии «Зеленые», депутат красноярского горсовета Сергей Шахматов считает, что защита окружающей среды может стать значительно эффективней, если правильно выстроить приоритеты и не распылять ограниченный ресурс на проекты с ничтожным результатом. В интервью он рассказал о претензиях «Зеленых» к федеральной программе «Чистый воздух» и о том, почему время климатических проектов еще не пришло.

Насколько приоритетна сегодня тема защиты окружающей среды в информационной повестке? Какое место она занимала в минувшей избирательной кампании?

Людей чрезвычайно волнует качество атмосферного воздуха и воды. Но справедливости ради отмечу, что в российской глубинке это все-таки пока проблемы второго порядка: людей больше беспокоит состояние здравоохранения, транспортная доступность и в целом низкий уровень жизни.

Вместе с тем, увеличивающаяся год от года площадь лесных пожаров и, как следствие, смог в городах, дымка за тысячи километров от эпицентра огня — это уже не столько про лесозащиту, сколько про здоровье граждан. В этом году одномоментно горели более восемь миллионов гектаров леса, вдумайтесь в эту цифру! При этом пожары не только не тушили, но даже не локализовали. Возникают вопросы к системе лесопожарной охраны, к работе и оперативному реагированию отдельных служб. Пока системный подход не поменяется, сибиряки, уральцы и так далее будут задыхаться от смога.

Сергей Шахматов

Сергей Шахматов

В 12 промышленных городах России реализуется федеральная программа «Чистый воздух». Как вы оцениваете ее промежуточные результаты и насколько конечные цели (снижение вредных выбросов на 20 процентов к 2024 году) вам кажутся амбициозными?

Я в целом скептически отношусь и к самой программе, и к заявленным целям. Отдельные участники проекта — крупные промышленные предприятия, объекты энергетики, конечно, сократят объемы вредных выбросов на заявленные проценты. У них просто нет другого выхода, кроме как исполнить предписанное. Но это точечные и не главные участники вредной эмиссии. Основные загрязнители окружающей среды в приземном слое — это автотранспорт и печи частных домовладений. И есть большие сомнения, что в этом случае удастся добиться 20 процентов снижения выбросов загрязняющих веществ.

«Зеленые» внесли целый пакет предложений по переформатированию федеральной программы «Чистый воздух». В частности, мы указываем на ничтожность экологического эффекта от целого ряда весьма затратных пунктов программы. Так, по нашим расчетам, замена устаревшего парка общественного транспорта, например, в Красноярске и покупка 100 современных автобусов высокого экологического класса снизят городские выбросы всего на 0,001 процента в год! То же самое касается проекта подземного метро. Если мы построим к 2030 году три станции, то закопаем огромное количество миллионов и не добьемся никакого положительного экологического результата. Вместо этого мы предлагаем наземное метро, которое будет соединено с железнодорожной и трамвайной сетью города.

Но самый большой экологический эффект даст перевод частного сектора с угля на газ, электроэнергию или бездымное топливо. Мы посчитали, что экологический эффект в этом случае окажется колоссальным, и выбросы сократятся:
— по бензапирену с 1 300 килограммов до 250 килограммов;

— по взвешенным частицам — на 12 000 тонн;

— по мелкодисперсной пыли — в 10 раз.

Бездымное топливо начали использовать в частном секторе Красноярска в прошлом году. Прокомментируйте, насколько удачным оказался эксперимент?

Эксперимент на самом деле оказался удачным, и наши контрольные испытательные замеры на разных видах автономных источников теплоснабжения, проще говоря, печках, это подтвердили. При сжигании бездымного топлива фиксируется снижение диоксида азота, оксида углерода (угарного газа) в 10 раз, безнзапирена — в 50-60 раз. Поэтому бездымное топливо, конечно, на порядок лучше, чем традиционный уголь.

Наряду с экологическими проектами сегодня на разных уровнях активно обсуждаются и климатические, направленные на снижение эмиссии парниковых газов. Что-то из обсуждаемого уже реализуется в Сибири?

Климатическая повестка становится ключевой, мы постоянно фиксируем температурные рекорды в разных регионах континента и в целом планеты. У нас пока в центре внимания Арктика, которая теплеет в среднем в 2-3 раза быстрее, чем остальной мир. И сегодня нужно очень-очень постараться, чтобы сохранить хрупкую арктическую экосистему. Что касается каких-то конкретных климатических проектов, которые бы сегодня обсуждались, а тем более внедрялись в Сибири, то я ничего такого вспомнить не могу.

Возможно, потому что прежде, чем начать бороться с углеродным следом, нам необходимо существенно снизить выбросы вредных веществ, загрязняющих атмосферу. Заниматься климатической повесткой, не решив проблему черного неба над Сибирью, бессмысленно.

Я сегодня везде говорю: ребята, давайте для начала сократим концентрацию диоксида азота в атмосфере наших городов, которая приводит к росту онкологических заболеваний, а потом обсудим снижение выбросов СО2, безопасных для человека. Нужно правильно расставлять приоритеты и расходовать ресурсы.

Народ сегодня страдает не от промышленных выбросов (во многих малых городах Сибири есть смог, но нет промышленности), а от автономных источников отопления. Каждую зиму на территории от Абакана до Минусинска (Минусинская котловина) дымят примерно 50 тысяч (!) приземных труб. Находящиеся в этой газовой яме города автоматически попадают в антилидеры рейтинга загрязненности, выходят на первые строчки статистики по онкозаболеваниям. Вот реальная проблема, эти 50 тысяч малых источников выбросов — очевидная цель для властей всех уровней, экологов и активистов-общественников. Эти источники нужно закрыть и заместить. А потом уже двигаться в сторону климатической повестки.

Но ведь замещение тех же котельных в разных городах Сибири идет достаточно активно?

Замещение малых котельных и тех, что не имеют очистного оборудования, в каждом городе происходит по-разному. В Красноярске, например, будет закрыто более 30 малых, как правило, ведомственных котельных, которые находятся в черте города, в центрах жилых районов. Это серьезные источники загрязнения, и переключение жилого фонда на центральное отопление от большой генерации — реальный вклад в защиту окружающей среды.

И важно подчеркнуть, что при существенном сокращении выбросов из приземных источников (печей, малых котельных), мы автоматически снижаем не только количество загрязняющих веществ, но эмиссию парниковых газов.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа