Генри Пэджет, 1900 год

Безумный маркиз. Как известный аристократ опозорил свой род, прославился причудами и стал кумиром европейской богемы?

Из жизни

За свою короткую, но яркую жизнь Генри Сирил Пэджет, 5-й маркиз графства Англси, прославился как невероятный мот, фанатичный театрал и актер, а также самый непристойный лорд в истории Великобритании. В рамках цикла о знаменитых эксцентриках, самозванцах и аферистах, «Лента.ру» решила разобраться в легендах, окружающих самого эксцентричного представителя английской аристократии рубежа XIX-XX веков.

Сын двух берегов

Генри Сирил Пэджет, 5-й маркиз Англси, родился 16 июня 1875 года в Париже. Его матерью была Бланш Мэри Бойд — вторая жена британского пэра Генри Пэджета, 4-го маркиза Англси. Правда, позже ходили упорные слухи, что безумный «танцующий маркиз» никак не мог быть родным сыном столь благородного британского аристократа, а настоящий его отец — французский актер Бенуа-Констан Коклен.

Насколько эта легенда правдива, теперь уже не установить, но стоит отметить, что тетка Генри Эдит Бойд действительно через несколько лет вышла замуж за Коклена, а их семьи были знакомы еще до рождения Генри

Жизнь будущего 5-го маркиза Англси началась с трагедии. Мать умерла, когда ему было всего два года, и мальчик поступил на воспитание той самой Эдит Бойд и ее родне.

Позже многие ревнители британского величия будут писать, что Генри Сирил превратился в паршивую овцу благородного семейства Пэджетов именно из-за того, что в раннем детстве получил не строгое английское воспитание на родине, а рос во Франции с «подозрительными» родственниками — не секрет, что британцы всегда с особой «нежностью» относились к соседям с другого берега Ла-Манша.

Маленький Робинзон

В восемь лет маленький Генри впервые приехал в Великобританию, в родовое поместье Plas Newydd на валлийском острове Англси. Отец женился повторно, но и он, и мачеха не очень интересовались воспитанием мальчика. Кроме того, Пэджет-старший, как рассказывают, отличался непростым характером и родительской любви к старшему сыну не проявлял.

Топпи, как позже называли его друзья, не знал в детстве бесценного прикосновения материнской любви. Пожилая набожная шотландская нянька была его единственным компаньоном, когда он гулял или ехал куда-то в коляске

неназванный друг Генри с острова Англси

Мальчик рос в поместье Пэджетов в окружении роскошных интерьеров, прислуги и множества домашних животных, которые стали его единственными друзьями. Общаться со сверстниками Генри практически не позволяли. Видимо, в этот странный и почти неизвестный исследователям период и сложилась личность будущего маркиза, который потом поразит всю Европу.

Позже Генри отправили учиться в знаменитый Итонский колледж, и он даже стал лейтенантом во 2-м добровольческом батальоне Королевских валлийских фузилеров, где его отец числился почетным полковником.

В общем, из Генри Сирила всеми силами пытались сделать достойного представителя рода Пэджетов, и до 23 лет он, по крайней мере внешне, соответствовал этому образу. Впрочем, рассказывают, что уже служа в армии Генри носил кольца на каждом пальце и пользовался белилами, потому что находил свою кожу слишком темной.

Неправильный наследник

Главные странности начались в 1898 году. В январе Генри женился на своей двоюродной сестре Лиллиан Флорес Четуинд. Свадьба эта тоже была частью обязательной аристократической процедуры — прежде чем стать главой фамилии, мужчина из высшего общества должен был жениться на достойной женщине. Генри действительно нравилась красавица Лиллиан, которую описывали, как «девушку, как будто сошедшую с картин прерафаэлитов», но только в очень необычном смысле.

Во время медового месяца, который молодожены провели в Париже, маркиз сделал жене немыслимый даже по меркам высшего света подарок. Когда пара прогуливалась по центру города, он вдруг подошел к витрине одного из ювелирных магазинов и купил Лиллиан все драгоценности, которые были за стеклом

Вечером в номере гостиницы Генри полностью раздел Лиллиан, уложил ее на кровать, усыпал обнаженную девушку золотом и бриллиантами и… на этом брачная ночь завершилась. Пэджет искренне восхищался красотой жены, но сексуальной близости у них не было.

13 октября того же 1898 года умер Генри Пэджет-старший, и Генри Сирил стал полноправным наследником состояния Пэджетов. С этого момента и начинаются те чудачества, которые принесут 5-му маркизу Англси короткую всемирную славу и едва не разорят фамилию.

Представление начинается

Как только Генри вступил во владение наследством, его любовь к роскоши превратилась в одержимость. Пэджеты обладали крупным состоянием и ежегодным доходом в 110 тысяч фунтов стерлингов (около 14 миллионов по современному курсу), однако очень быстро этот бюджет начал трещать по швам.

Маркиз устраивал немыслимо дорогие вечеринки, на которых представал перед изумленной публикой в невероятных нарядах, стоивших безумных денег. Лондонская публика была поражена появлением в обществе такого персонажа. 5-й маркиз Англси гулял по району Мэйфер разодетым в пух и прах, накрашенным, надушенным и с белым пуделем под мышкой. Ошейник собаки обязательно украшался розовыми лентами.

Генри Сирил был еще и большим любителем последних достижений технического прогресса. Он владел пятью автомобилями, которые изготавливались в начале XX века только на заказ и стоили огромных денег. Причем его машины отделывали самыми дорогими материалами, а их выхлопные системы были устроены таким образом, чтобы распылять парфюм.

Маркиз одним махом посрамил всех молодых представителей аристократии, которые смели называть себя эксцентричными. С его появлением в столице остался только один настоящий денди. Можно сказать, что Генри потряс сами основы этого понятия.

Все это вызвало восторг у творческой публики и прогрессивного крыла высшего света, однако аристократия старой закалки, в том числе родственники, иначе как паршивой овцой его не называли. И это еще самый мягкий эпитет. Впрочем, мнение высшего света не заботило Генри вовсе.

Лишенный детства одинокий мальчик, выросший в роскошной золотой клетке поместья Plas Newydd, каждым своим действием, каждой новой расточительной вечеринкой или покупкой мстил высшему обществу. Он как будто бы делал все, чтобы довести свою жизнь до абсурда в глазах возмущенных аристократов.

Театр Радости

Следующей жертвой вырвавшегося на свободу маркиза стало его родовое гнездо. Plas Newydd был переименован в «Замок Англси», а поместная часовня переделана в настоящий театр на 150 посадочных мест, названный хозяином Gaiety Theatre (Театр Радости). Все это снова стоило чудовищных денег, так как помимо дорогой отделки и прочих работ, Генри провел в свой театр электричество и освещал зал диковинными и довольно дорогими в те времена лампами Эдисона.

В 1899 году Генри начинает ставить на своей сцене спектакли, на которые приглашает как знакомых из Лондона, так и жителей округи, для которых вход на представления всегда был бесплатным.

Актеров маркиз-театрал выписывал из Лондона и платил им баснословные гонорары. Впрочем, в главной роли в любом спектакле всегда блистал он сам — Генри Сирил Пэджет

Люди, видевшие представления в «Театре Радости», утверждали, что они были совершенно невероятны хотя бы по роскошеству костюмов и декораций. Впрочем, бывавшие на спектаклях Генри специалисты говорили, что он сам был талантливым актером и играл на сцене ничуть не хуже столичных профессионалов.

В антрактах Генри часто оставался на сцене, чтобы развлечь публику и исполнить для нее свой коронный сольный номер — «Танец бабочки», который он почерпнул из репертуара американской танцовщицы Лои Фуллер, восхищавшей его всю жизнь. Именно благодаря этим представлениям его и прозвали «танцующим маркизом» — то ли иронично, то ли всерьез.

Фотографии и сплетни

Помимо всего прочего, Генри был страстным фанатом фотографии, и на каждом его спектакле работали несколько фотографов. Они снимали все происходящее на сцене, а позже маркиз лично выбирал лучшие снимки, делал из них открытки и рассылал друзьям.

Особую страсть Генри Пэджет питал к постановочным снимкам. Он обожал позировать перед камерой в своих невероятно дорогих сценических костюмах, которые лучшие кутюрье Европы шили для него и украшали только настоящими драгоценными камнями. Рассказывают, что на костюмы и декорации первой постановки в театре на Англси ушло более 45 миллионов фунтов в современном эквиваленте.

Он не имел понятия о концепции бижутерии. Если в пьесе было написано «платье, украшенное драгоценными камнями», — в ход шли настоящие бриллианты

актер «Театра Радости»

Вероятно, самую скандальную славу получили снимки Генри в образе королевы Алиеоноры Аквитанской, который он очень любил. Маркиз вообще без стеснения появлялся на публике в женских платьях, чем множил самые непристойные слухи по поводу своей ориентации. Складывая любовь к платьям и полное равнодушие к сексу с женщинами, недоброжелатели мгновенно делали вывод, что Генри Сирил Пэджет — гей.

Тем не менее за время жизни и после смерти маркиза не нашлось ни одного доказательства его сексуальных связей с мужчинами или женщинами. Судя по всему, секс был для него чем-то невероятно грязным, разрушающим красоту и образ человека. Здесь, похоже, сказалось суровое воспитание богобоязненной шотландской няньки.

Он был классическим нарциссом. Единственным, кого он мог любить и с кем мог бы заниматься сексом, был он сам

Вив Гарднер
историк Манчестерского университета

Смертельные гастроли

Красавица Лиллиан ничего не могла поделать с образом жизни мужа и подала на развод в ноябре 1900 года. Лишившись единственного человека, который хоть как-то сдерживал эксцентричные порывы его души, Генри пустился во все тяжкие. Вместе с труппой своего театра он начал гастролировать по всей Европе.

В странствующий театр Генри Пэджета входила полная труппа актеров, обслуживающий персонал и оркестр. Кроме того, он возил с собой и декорации. Рассказывают, что автомобильный поезд Генри насчитывал шесть грузовиков, не считая пяти легковых машин маркиза.

В течение трех лет Генри с труппой колесил по Европе, играя спектакли в столицах и все больше увеличивая невероятные долги, которые давно перекрыли его наследство и фамильные доходы. В итоге долг 5-го маркиза Англси достиг суммы, которая сегодня будет равняться примерно 250 миллионам фунтов стерлингов.

Тут-то родственники наконец нашли управу на расточительного главу семейства. Сговорившись с кредиторами, они запустили тяжбу, пытаясь хотя бы расплатиться с долгами. Имущество герцога Англси арестовали в 1904 году и назначили аукцион. С молотка пошло все, что было куплено за шесть лет безумств Генри.

Занавес

Родственникам удалось расплатиться почти со всеми долгами Генри и отстранить его от управления финансами. Опальному маркизу назначили ежегодную выплату в размере трех тысяч фунтов. Оставшись без состояния, он отправился жить в Европу, где путешествовал, правда уже без прежнего размаха, и раздавал интервью прессе.

Впрочем, эта кочевая жизнь продлилась совсем недолго. В 1905 году Генри Сирил Пэджет, 5-й маркиз Англси, подхватил туберкулез и умер 14 марта в Монте-Карло в возрасте 29 лет на руках бывшей жены Лиллиан и тетушки Эдит.

После смерти «танцующего маркиза» семейство Пэджетов сделало все, чтобы поскорее стереть память о своем нерадивом родственнике. Они, подобно древним египтянам или римлянам, пытались полностью уничтожить все упоминания о неугодном представителе рода. Были сожжены все бумаги и сотни фотографий Генри. «Театр Радости» переоборудовали обратно в часовню.

Впрочем, Генри Сирил Пэджет был слишком ярким человеком, чтобы его смогли так просто забыть. Сегодня в бывшем «Замке Англси», переименованном обратно в Plas Newydd, есть даже небольшая экспозиция, посвященная маркизу, где представлены несколько сохранившихся оригинальных фотографий Генри.

Кстати, и безумные костюмы Генри никуда не делись — они до сих пор появляются на аукционах, где продаются и покупаются за безумные суммы частными коллекционерами, каждый раз вызывая новую волну интереса к этому очень странному, но несомненно выдающемуся человеку.