Вводная картинка

«Мне не хватало чего-то настоящего» Как российский фотограф объехал полмира, но остался жить в Дагестане

Моя страна

Дагестан по праву считается одной из самых интересных и живописных республик в составе России. Здесь проживают представители 30 коренных народностей, которые чтят традиции и со скепсисом относятся к изменениям в укладе своей жизни. В то же время современная молодежь стремится развивать республику, получая образование за границей и возвращаясь на родину с необычными предпринимательскими идеями. Российский фотограф Руслан Атаев исколесил полмира и рассказал «Ленте.ру», почему решил пожертвовать комфортом городской жизни ради природных красот Дагестана.

«Связь со столицей оборвалась»

Я родился в Дагестане, но в раннем детстве родители перевезли меня на север, в маленький город Новый Уренгой, уехав на заработки. В Дагестан меня совершенно не тянуло — противился, когда мне предлагали поехать туда на лето, хотя старшие брат с сестрой рвались на родину. Мои взгляды на жизнь тогда расходились с местным менталитетом.

После маленького холодного города, в котором из развлечений были только торговый центр и пара суши-ресторанов, я захотел тепла. И уехал в Барселону, где обучался на подготовительных курсах, а затем поступил в университет в Москве. Вскоре я осознал, что хочу заниматься съемками, и бросил учебу.

В столице я прожил около пяти лет, часто путешествуя за границей. В тот период я приезжал и в Дагестан, где познакомился с очень крутым фотографом — местным пейзажником. Как-то раз он позвал меня на съемку в горы.

Это был, кажется, 2017 год: тогда я открыл для себя Дагестан с другой стороны и заинтересовался своей исторической родиной

Я начал чаще приезжать, обычно оставался на месяц и возвращался в Москву. Но у меня не было ни единой мысли о переезде в Дагестан. Из Москвы проще вырываться куда-то по горящим билетам. В тот период я полгода находился в столице и остальные полгода колесил по Европе.

Все изменилось в 2020 году. Все закрывалось из-за пандемии коронавируса, и я подумал, что в Москве мне будет очень скучно. В Дагестане же соблюдаются далеко не все законы, поэтому идея переждать карантин на родине показалась мне удачной. Я скооперировался с подругой, и мы уехали туда в конце марта.

Через несколько дней после нашего приезда в республике объявили о растущем числе заболевших, и там тоже начался локдаун. В городах абсолютно нечем было заняться, а сидеть в четырех стенах было невозможно. Тогда я уехал на два месяца к бабушке в деревню. Половина деревенских жителей даже не знала, что такое COVID-19. Вокруг просторно, можно было ездить до ближайших гор или реки.

Я прожил там до середины лета, и первые мысли о переезде начали закрадываться именно в этот период. Здесь я постоянно могу что-то снимать. Для развития личного блога это даже интереснее Италии, Франции и других заезженных локаций. В то же время Дагестан — новое место, о котором знают далеко не все.

Фотографии из Дагестана набирали в моем блоге куда больше лайков, чем кадры из Европы

Мое пребывание затянулось. Когда ограничения немного ослабили, я поехал в столицу по работе и пробыл там недели три. В Москве остались мои близкие, но на контрасте с Дагестаном я понял, что мне не хватает природы и чего-то настоящего. Появилось ощущение, что в столице можно только работать.

Я прилетел обратно. Снял квартиру в Махачкале всего на пару месяцев, но в итоге остался здесь до сегодняшнего дня. Я очень удивился, узнав, что оплата творческой деятельности в Дагестане не уступает московским расценкам. К тому же я понял, что здесь мне будет проще «прокачать» себя в плане медийности, поскольку конкуренция в столице гораздо выше.

Естественно, если в Дагестане у тебя какая-то общественная профессия — например, школьный учитель, — то зарплата будет довольно низкая. Но мне в этом плане повезло. Расходов тут тоже гораздо меньше, чем в столице, поэтому на руках остается больше денег.

Четыре месяца назад я закрыл последний проект в Москве, после чего рабочая связь со столицей окончательно оборвалась. Бывают, конечно, разовые съемки, но приезжаю я туда только ради друзей и семьи.

В Дагестане я снимаю в основном природу, что-то связанное с туризмом, а также коммерческие проекты для малого бизнеса. Работаю в удовольствие и получаю за это деньги.

«В Дагестане очень высокий уровень общепита»

Мне нравится жизнь в Дагестане, но, как и везде, в ней есть свои преимущества и недостатки. Например, тут не очень хорошо развита инфраструктура. Много лет в республике была некая клановость в политической среде, что отражалось, в частности, на жилищно-коммунальных услугах — эти инстанции до недавнего времени принадлежали частным лицам. Из-за этого у нас часто отключают свет и воду.

Ты просыпаешься, а воды нет, и ты не знаешь, когда она появится

Как-то во время карантина мы с другом снимали квартиру на центральной улице Махачкалы. Так вышло, что в доме на пять дней без какой-либо причины отключили воду, и мы не знали, что делать. В доме, где я живу сейчас, свет отключается в комплекте с водой, и иногда я могу остаться без интернета и связи. Помню даже, что из-за одного такого случая я поехал в горы — там с этим дела обстоят лучше.

Проблемы возникают и с местным транспортом. Тут редко ходят троллейбусы, чаще всего люди пользуются какими-то старыми убитыми маршрутками. Они рассчитаны человек на 14, а загоняют в них, по ощущениям, 40. Поэтому постоянно приходится передвигаться на такси, но их тоже вечно не хватает.

Один мой знакомый работает в сервисе такси. Он рассказывал, что в приложении регистрируется несколько тысяч машин, но из них реально доступны только 40-50. Тут круглогодично повышенный спрос, ты можешь прождать такси больше 15 минут. Оперативности нет, поэтому, если нужно срочно куда-то съездить, приходится забегать в местные маршрутки.

А еще однажды я вышел гулять с симпатичной подругой и сразу понял, как тяжело тут живется девушкам. Подкаты, крики, возгласы каждые 40 секунд — проблема менталитета и невоспитанности огромной части молодежи.

В то же время в Махачкале сейчас довольно много молодых ребят, которые хотят развивать республику. Они получают образование за границей, а затем возвращаются строить бизнес и вкладываться в развитие родного края.

Приведу пример. Часто в Дагестане высокогорные села опустошаются из-за неудобного расположения, поскольку их жители перемещаются вниз. Мои знакомые хотят восстановить заброшенное село путем экотуризма: они строят гостевой комплекс с минималистичными домиками в финском стиле, конюшню. Молодые предприниматели делают также упор на кемпинги: создают комфортные и современные условия для отдыха на природе посреди гор.

И еда тут безумно вкусная! Продукты свежие — не то что пластмассовые помидоры без запаха, которые продают в Москве. Благодаря регулярной активности, чистому воздуху и морю у меня улучшилось здоровье. Здесь ты можешь просто пойти в кафе, взять еду навынос и поужинать на берегу.

В это сложно поверить, но в Дагестане очень высокий уровень общепита. Здесь большой выбор разнообразной еды, у меня есть даже знакомые повара, которые обучались по всему миру.

Все началось с кофейного бума: примерно пять лет назад в Махачкале начали открывать модные кофейни. На этой волне тут появилось много и других заведений, где подают не только традиционные блюда из мяса и теста.

Сейчас в городе можно найти и веганскую еду, и азиатскую, и модные поке — и все это в «инстаграмных» заведениях

В республике бешеный поток туристов, но проблема в том, что их не могут полноценно обслуживать. Например, для очень состоятельных людей здесь нет люксовых условий: гостей не катают на высококлассных машинах, а комфортные гостевые дома с высоким уровнем сервиса можно пересчитать по пальцам.

Популярности Дагестана способствовали различные шоу про путешествия по типу «Орла и решки» и блогеры. Активно начали развивать и историческую столицу республики — Дербент. Если хотите этники, нужно ехать в горы. Есть разные села, где приезжих могут обучать традиционному ремеслу и знакомить с местной кухней.

«В республике должна процветать борьба, но никак не скейт»

Сейчас в Дагестане только начинают появляться скейтеры, неформалы, прогрессивная молодежь. Но есть также очень ярые их противники. Консервативные жители республики, причем довольно молодые, считают, что здесь должны процветать борьба и бокс, но никак не скейт. Они делают замечания тем, кто выделяется из толпы.

Взрослые, на удивление, более терпимы в этом плане. Мне мой дядя может сказать, мол, чего это ты с длинными волосами ходишь. Он это скажет от непонимания и без намерения задеть или что-то навязать.

Еще в Дагестане очень много предпринимателей. Семью на государственную зарплату не прокормишь, поэтому все чем-то занимаются: кто-то открывает магазинчик, кто-то мини-забегаловку.

Как по мне, республика очень отдалена от государства. Народ здесь довольно самостоятельный и находчивый. Большой проблемой стал карантин и ограничительные меры — многим надо было выезжать в другие города, чтобы заработать и принести домой денег, а им перекрывали кислород и выписывали штрафы.

Меня радует то, что молодежь сейчас развивается в медийной сфере. Здесь каждый второй умеет красиво снимать, каждый третий интересуется SMM и рекламой. Ребята стараются развиваться и как можно раньше начать зарабатывать.

Жизнь в Дагестане более спокойная и размеренная, чем в Москве, где ты постоянно думаешь о способах заработать. Вокруг стресс, вечно недовольные люди. Сейчас я отчетливо чувствую разницу: здесь ты можешь отработать и пойти посидеть у моря — это очень расслабляет. Моя семья до сих пор удивляется тому, что я больше всех отнекивался от поездок на родину, а теперь сам здесь поселился.