Вводная картинка

«Ирина Трубникова решила встать над компанией и забрать все себе». Президент Natura Siberica о ситуации в компании

Экономика

Продолжается громкий корпоративный конфликт в Natura Siberica. Пока наследники судятся, с заметной регулярностью появляются сообщения о том, что будущее компании под угрозой. Недовольство части сотрудников выплескивается на страницы социальных сетей, звучат громкие обвинения в рейдерском захвате. Что происходит, и с какими проблемами столкнулся самый известный российский производитель косметики, «Ленте.ру» рассказал президент Natura Siberica Сергей Буйлов.

«Лента.ру»: 1 сентября Natura Siberica разослала пресс-релиз о прекращении производства и закрытии магазинов из-за того, что один из акционеров, а именно, первая жена покойного Андрея Трубникова Ирина отозвала права на торговые марки компании. Почему она, а не компания контролирует ваши бренды и чем это грозит Natura Siberica?

Сергей Буйлов: Примерно год назад российские компании группы вывели за рубеж торговые марки Natura Siberica. Правообладателем стала эстонская компания ОУ Гуд Дизайн. Далее она предоставила право пользования этими товарными знаками обратно российским компаниям на основании лицензионного соглашения. Предоставление права пользования не было оформлено надлежащим образом, Роспатент ничего не регистрировал, то есть это было символическое действие. Речь идет о брендах: «Рецепты бабушки Агафьи», «Аптечка Агафьи», Planeta Organica, Sibirska Apotheca и ряде других. Ирина Трубникова, будучи одним из совладельцев ОУ Гуд Дизайн, прислала нам уведомление о расторжении лицензионных соглашений с Natura Siberica на эти марки. Как я понимаю, это один из ее новых шагов по захвату компании. Или ее разрушению, тут сказать уже сложно.

И хотя все эта передача товарных марок вызывает много сомнений и вопросов, уведомления от ОУ Гуд Дизайн носят официальный характер и игнорировать их мы не можем. Мы также несем обязательства перед коллективом и контрагентами и не можем подвергать их правовым рискам, которые могут материализоваться в результате этих уведомлений. Поэтому мы были вынуждены остановить производство и продажи товаров с этими брендами. То есть примерно все производство и 80 магазинов. Сейчас оцениваем юридические риски и последствия уведомлений. Надеюсь, это все временно, потому что убытки будут колоссальными, а нарушить график отгрузок в нашем бизнесе равносильно смерти. Конкуренты «дышат» в спину.

30 августа Ирина Трубникова заявила о том, что вернула контроль над производством Natura Siberica и ограничила компанию в правах пользования товарными знаками. Правильно ли мы понимаем, что именно это вылилось в остановку компании?

Взять под контроль производство и ограничить компанию в пользовании брендами в понимании Ирины Юрьевны, видимо, значит блокировать одни активы и отнять другие. Она перешла к активным силовым действиям против Natura Siberica. Что вообще значит «Ирина Трубникова вернула контроль над производством»? Это не ее производство, она его никогда не контролировала. Это завод компании Natura Siberica, в которой у нее есть доля, но она не контролирующий акционер. У нее нет абсолютно никакого права самолично распоряжаться собственностью компании.

Заявляя, что она взяла под свой контроль производственные мощности и бренды, она поднимает над собой большой транспарант: «Я рейдер!». Выгнала сотрудников, остановила производство и продажи, которые даже в самые трудные моменты не останавливались. Убыток от такого простоя — несколько десятков миллионов рублей каждый день. Пытается отнять у компании бренды. Именно у компании, как бы ей ни хотелось представить это по-другому.

Действия Ирины Юрьевны выходят за всякие границы адекватности или законности. Это вам любой юрист скажет. Компания, особенно находясь в наследственном деле, обязана сохранять контроль над своими активами. Но Ирина Трубникова решила встать над Natura Siberica и забрать все себе. Прикрывается постановлением суда, которое не дает ей права забрать производство или бренды, оно дает только право обеспечивать сохранность активов в интересах компании. Это очень большая разница, и прикрывать силовой захват предприятия буквой закона — вредная тактика. Идет жонглирование словами и понятиями, а под прикрытием этого цирка — рейдерство в чистом виде. Из компании выводятся активы — производство, бренды. Именно то, что формирует стоимость.

Вчера Трубникова заявила, что производство косметики Natura Siberica, «Рецепты бабушки Агафьи» и других ваших брендов будет продолжено и что она ведет переговоры об этом с крупными холдингами. Что она, по-вашему, собирается сделать?

Единственная причина приостановки производства и продаж — запрет ОУ Гуд Дизайн на использование брендов. Рецептурный ряд нашей косметики является собственностью компании и его использование на сторонних производствах будет нарушением закона. Косметика — это не только бренд, но и рецепт. Кроме того, запуск производства на сторонних мощностях даже при наличии известной рецептуры — процесс очень небыстрый и займет месяцы. Предполагаю, что заявления Ирины предназначены для давления на коллектив, который отказывается вредительствовать по ее указаниям.

Единственное, как можно воплотить ее заявления — выведя производственные активы и бренды за периметр собственности Natura Siberica или отдав бренды другому производителю косметики. То есть оставив от компании, фактически, юрлицо и коллектив с набором офисной мебели. Любой подобный сценарий в соответствии с российским законодательством — действия, подпадающие и под корпоративное, и под уголовное право.

Не представляю, какие «крупные холдинги» в здравом уме и твердой памяти согласятся так себя подставить. У любого крупного холдинга есть и репутация, и публичные акционеры, и часто акции на бирже. Разрушить все это ради возможности здесь и сейчас поддержать Ирину Трубникову в ее уголовщине? Не очень представляю.

Коллектив Natura Siberica пожаловался на Ирину Трубникову бизнес-омбудсмену Борису Титову. Что это за коллектив? Ирина Трубникова утверждает, что сотрудники компании поддерживают ее, а не вас.

В документе, если правильно помню, 79 реальных подписей, действующих и работающих сотрудников главного офиса Natura Siberica. Просто команда не только читает газеты, но и находится внутри всего происходящего. Весь удар Трубниковой приходится на них — и психологическое давление, и саботаж, и страх лишиться работы, зарплаты и любимой компании. Они работают в очень токсичной среде из-за Ирины Юрьевны, каждый день спасают бизнес в прямом смысле слова. Это не про поддержку в мой адрес, это крик о помощи.

Три недели назад, задолго до превращения конфликта в аресты имущества и остановку производства, Вы были довольно оптимистичны в своих прогнозах развития ситуации, называли процессы в компании «стандартными». Изменили мнение?

То, что в компании все непросто, было понятно с самого начала. Но задача по сохранению компании показалась интересной и важной, и я считаю ее таковой до сих пор. Да, Ирина Трубникова сильно изменила обстановку и обстоятельства работы и во многом именно такие ее резкие действия, скажем так, не было оснований ожидать. Потому что это очень вредно для компании, учредитель так не ведет себя. С ежедневным саботажем мы научились справляться, ни один процесс в результате не остановился. Но когда риски переходят уже в строго юридическую плоскость и начинают распространяться не только на компанию, но и на ее партнеров, это уже трудно исправить в моменте. В том, что происходит, один из основных фокусов у меня — быть опорой для сотрудников, которым попросту не на кого опереться. Ирина Юрьевна хочет представить все так, как будто весь коллектив против менеджмента. Это не так. Есть команда Natura Siberica и есть группа поддержки Ирины Трубниковой. Это не одно и то же.

Зачем вам столько охраны в офисе компании? Команда Natura Siberica, судя по многочисленным видео в сети, состоит из довольно дружелюбных женщин.

Это не охрана физической безопасности. Прошлого доверительного управляющего, например, даже в офис не пустили. Законного доверительного управляющего, который должен сохранить компанию для наследников. Не пустили. Не говоря уже о том, чтобы он получил доступ к каким-то документам, системам. Меня беспокоят заранее спланированные, хорошо продуманные и организованные попытки Ирины Юрьевны подорвать работу компании и по сути создать копию компании с целью вывода в нее главных активов. Сейчас мы видим апогей ее поведения, но действовать она начала сильно заранее, как я теперь понимаю.

Что вы имеете в виду?

Корпоративный саботаж с ее стороны и некоторых близких к ней сотрудников начался очень заблаговременно. Была осуществлена блокировка доступа в 1C, чтобы зарплаты не выплатить. Вывезли из офиса документы и выкинули ключи неизвестно куда. При этом, видимо, с самого начала планировать все сваливать на новый менеджмент, что это он дал команду вскрыть двери и взломать базы. А когда я пытаюсь отозвать сотрудников из самовольного отпуска, чтобы работа не встала, это преподносится как «он нам угрожает».

Реальные действия Ирины Трубниковой вообще не сравнимы с образом смиренной бывшей жены, который Ирина Юрьевна так старательно создает в своих интервью. Благо, это уже не скроешь. Во-первых, сама она должна быть заинтересована в сохранении стоимости компании, это же ее бизнес, она мать наследников Андрея Вадимовича. Во-вторых, сейчас же XXI век, все действия логируются, у всего остается бумажный след. Зачем так явно и намеренно разрушать компанию? Теперь вот видим зачем. Ей не нужна компания как таковая, ее интересуют активы Natura Siberica.

Ирину Юрьевну все еще поддерживают сотрудники. Вы знаете, что они обратились к нотариусу, ведущему это дело, Айгуль Корнауховой, с требованием назначить Ирину Трубникову доверительным управляющим?

Я уже сказал — группа поддержки Трубниковой и коллектив компании — не одно и то же. Самое главное, знаете, что? Это письмо, все его требования и заявления не имеют никакого отношения к закону. Ирина Юрьевна в этом обращении не просто наговорила оскорблений или обвинений, она, фактически, пытается перехватить управление в компании и организовать рейдерский захват.

В то время как все мои действия происходят строго в правовом поле и в интересах всех наследников. Ирина Трубникова хочет получить единоличный контроль над компанией в обход процедуры о наследстве, в обход закона. Через грубейшую манипуляцию и общественностью, и коллективом. Это уже не первая ее попытка агрессивных и одновременно абсурдных требований, насколько я знаю, но это, пожалуй, первый раз, когда все маски прилюдно сброшены и на сцене стоит истинный агрессор.

Что с этим делать — решает нотариус. Мое отношение очень простое и не меняется: принципиально важно избежать конфликта интересов. Важно сохранять принцип равноудаленности наследников и их родственников от компании, пока процесс о наследстве не закончится. Важно спасти компанию.

Ирина Трубникова утверждает, что Вам и новой команде не удается справиться с оперативным управлением компанией. Она говорит, что вы потеряете компанию. Прокомментируете?

Ирина Юрьевна разрушает компанию. Вот что происходит. А мы активно этому противостоим. Она то утверждает, что вообще ничего не знает о происходящем, то рассказывает самые подробные, якобы, детали происходящего. Тут какое-то противоречие опять, не считаете? Именно по призыву Ирины Трубниковой часть сотрудников пытается парализовать и саботировать работу. Уходит в отпуск целыми отделами, блокирует системы, дезинформирует поставщиков и партнеров.

Вообще, тактика Трубниковой и части ее сторонников из старого менеджмента — перекладывать на меня проблемы, которые были накоплены задолго до моего прихода или создавать для этой цели искусственные проблемы. Чтобы не быть голословным приведу примеры. Когда мы с сотрудниками начали разбираться с контрактами, выяснили, что с марта по июль 2021 года компания накопила задолженность по поставкам сырья и материалов на 700 миллионов рублей. Оплата по договорам аренды, оплата охраны объектов, договоров по аутсорсингу была просрочена на 2-3 месяца на общую сумму порядка 50 миллионов рублей. Теперь у нас уже все эти цифры есть, все это установлено.

Другая проблема кроется в том, что кадровый учет в компании велся с огромным количеством нарушений. Сотрудники, в том числе и их руководители, уходили в отпуск, но заявления на отпуск не оформляли. Отдельно скажу, что зарплата в компании в полтора-два раза выше среднерыночной, а у некоторых сотрудников к рыночной ставке она вообще не имела никакого отношения. Секретарь мог получать почти миллион рублей. Сейчас большинство сотрудников отдела развития написали заявление на увольнение, а так как отпуска почему-то ими «не отгуляны», то компания оказалась единомоментно «должна» 35 миллионов рублей. И это речь только об одном подразделении. С каждым таким случаем мы разбираемся.

Если все так, то сможет ли компания выполнять свои обязательства перед поставщиками и партнерами?

У нас очень сильный коммерческий отдел с релевантным опытом. Составлен не только график платежей, но есть понимание того, что нужно предпринять, чтобы этот график выполнить. Кажется, что поставщики и партнеры нас слышат, и мы говорим на одном языке. Серьезнее дело обстоит с банками. Гарантом кредитных продуктов и факторинга де-факто выступал лично Андрей Трубников. После его смерти и недопуска первого доверительного управляющего и генерального директора Бориса Любошища к управлению, эти продукты оказались почти недоступными, так как компания стала для банков непредсказуемой. Кроме этого, все первое полугодие этого года компания теряла рыночную долю и выручку. Сейчас мы очень активно работаем с банками, и, не сомневаюсь, справимся. Работа сплоченного коллектива, тщательное финансовое планирование и сезонно высокий спрос в конце года позволяют выражать уверенность в этом.

Ранее Вы говорили о планах провести аудит компании, наняв специализированного аудитора. Уже есть его результаты?

Планомерное разрушение бизнеса и процессов идет давно и системно, поэтому да, без аудита не обойтись. Я пока не могу вам рассказать детали. Уже после аудита, с фактами на руках, будем принимать соответствующие решения.

Что вы имеете в виду под «соответствующими решениями»?

Давайте дождемся результатов аудита. Все, что я хочу по этому поводу сказать уже сейчас — это обратиться еще раз к сотрудникам. Абсолютное большинство из них — честные и компетентные люди. Сохраняйте выдержку и продолжайте выполнять свои профессиональные обязанности. Помните об интересах компании и не становитесь заложниками чужих нечестных игр. Не давайте собой манипулировать. Что касается перспектив Natura Siberica — убежден, компетенций команды хватит для того, чтобы преодолеть сложности и успешно сохранить бизнес для передачи законным наследникам.

Получается, что один из собственников, не наследник, пытается своими руками разрушить свой бизнес, объект наследования. Мягко говоря, нелогично. Да и картинка, которую мы видим в социальных сетях, очень похожа на то, что мы неоднократно наблюдали во время рейдерских захватов предприятий. Менеджмент и Ирина Трубникова обвиняют в рейдерстве друг друга. Где тут истина, по-вашему?

Рейдерский захват — это максимальная дестабилизация процессов внутри предприятия, затем незаконное исправление правоустанавливающих документов, затем силовой отъем предприятия или наиболее ценных активов у законных собственников. Проанализируем действия Ирины Трубниковой и ее группы поддержки, описанные выше. Не напоминает вам все это ту ситуацию, которую создала Ирина Юрьевна и ее помощники? Я же и новый менеджмент вместе со мной делаем ровно наоборот. Мы не позволяем сделать ничего деструктивного ни с активом, ни с бизнес-процессами.

До тех пор, пока в наследство не вступят законные наследники, моя задача сделать все, чтобы этот бизнес работал так же, как работал при Андрее Трубникове. Менеджмент компании ведь для этого и назначен, и действует строго по закону. А о рейдерстве, очевидно, кричит тот, кто именно им и занят. Жаль только, что для этого своего занятия они используют простых сотрудников. Ведь, поддаваясь эмоциям, люди, которые принимают решение покинуть компанию или пойти на должностное преступление и поддержать незаконные требования, подчас не отдают себе отчёта в том, что их подстрекатели перед ними не несут вообще никаких юридических обязательств. Что будет, когда тайное станет явным и придет время нести ответственность?

Но сотрудники, тем не менее, массово увольняются. Получается, они не совсем с вами согласны?

Часть людей, лояльных Ирине Юрьевне, участвуют в этой показательной акции. Это их право, я никому не препятствую. Да, я с ними разговариваю, общаюсь, проясняю ситуацию, уговариваю, но если они приняли решение увольняться, то насильно не держу. На сегодняшний день уволились 54 сотрудника. На самом деле — основной коллектив, а это около 2 тысяч человек, просто хочет работать. Моя важная задача — гарантировать им такую возможность.

Почему же тогда вы не пресекаете регулярные посты Natura Siberica в сообществах бренда в Instagram и Facebook? Получается, компания транслирует совсем другую позицию, чем ее руководство.

То, что в этих аккаунтах публикуется — наглая ложь и грубое искажение фактов с целью переврать реальное положение дел в компании, дестабилизировать работу, дезинформировать сотрудников и клиентов и попутно разрушить мою деловую репутацию. Нетрудно понять, кто бенефициар всего этого. Эти сообщества не имеют официального отношения к Natura Siberica, страницами владеют физические лица. Мы уже, разумеется, подали жалобы относительно этой ситуации в соцсети, но это всегда процесс небыстрый, ждем ответа из штаб-квартиры Facebook.

Вы так и не ответили на вопрос о логике происходящего. Зачем собственнику разрушать свой бизнес? Ирина стояла у истоков компании. Она претендовала на роль доверительного управляющего. Ей разрушенный бизнес зачем?

Лучше спросите ее саму. Если хотите мое мнение, то я могу только предполагать, что ей помогают в принятии этих решений «серьезные и надежные партнеры». Потому что им интересно купить больше, а заплатить меньше. Самой Ирине Юрьевне, возможно, просто нечего предложить в плане стратегического управления этим бизнесом.

Вы уверены, что у Вас хватит антикризисных компетенций для того, чтобы сохранить актив? Вы же всю жизнь работали в нормальном международном бизнесе.

Вся эта ситуация — не о том, как должно быть, а о том, как быть не должно. С учетом моего международного опыта я как раз очень хорошо знаю, как должно быть. Я отдавал себе отчет в том, что здесь потребуются и навыки антикризисного управления, и стрессоустойчивость. Все это у меня есть. А дальше ты просто делаешь так, как должно быть, исправляешь негативное поведение и «сломанные» процессы.

Вот, например, из насущного — у нас стоит задача наладить нормальную работу бухгалтерии. Все сотрудники бухгалтерии в отпуске. При этом, находясь в отпуске, они заходят в систему, меняют договоренности с поставщиками, и поставщики блокируют работу с компанией. Как вам такое? Помогает ли это работе компании или разрушает ее? Мы, конечно, все это видим, решаем проблемы — отключаем доступ в систему этим сотрудникам, перезагружаем систему, связываемся с поставщиками, объясняем ситуацию, процесс снова налаживается. Сейчас обсуждаем, как защитить компанию от саботажа системно. В том числе варианты полного аутсорсинга отдельных функций, переноса этих функций в другой город, чтобы их работу физически невозможно было саботировать. Ведь этот кризис намеренно создают некоторые сотрудники во главе с Ириной Трубниковой. Но мы справляемся. Нужно только терпение и профессионализм. Этим я и команда по-настоящему верных Андрею Трубникову и его памяти людей обладаем в полной мере.