Надежда Сэротэтто

«В тундре есть проблема с женщинами — их не хватает» История россиянина, решившего снять кино в условиях Крайнего Севера

69-я параллель

В России завершились съемки фильма Владимира Тумаева о Русском Севере. На этот раз режиссер нашумевшего «Белого ягеля» сфокусировался на месте женщины в жизни северных кочевников. Его новый фильм будет посвящен судьбе хранительниц очага оленеводов и расскажет зрителю о праве молодых людей жить и работать на земле предков. Картина получила рабочее название «Очаг» и сейчас находится на стадии монтажа. О съемках фильма в условиях Крайнего Севера и о том, как простые оленеводы становятся актерами, Тумаев рассказал в разговоре с «Лентой.ру».

«Лента.ру»: Это будет уже второй ваш фильм о северных народах. Откуда возник такой интерес к их жизни?

Тумаев: Тема жизни северных народов возникла случайно. Однажды кинорежиссер Владимир Меньшов, в чьих мастерских мне посчастливилось преподавать много лет во ВГИКе и ВКСР, показал мне сценарий «Белого ягеля». Этот фильм ему предложили снять в качестве режиссера. «Интересно, но не мое, — сказал он. — Посмотри, если понравится — снимай». Сценарий был написан Валерием Бакировым по одноименной повести известной ненецкой писательницы Анны Павловны Неркаги.

Меня необычайно увлек неизвестный мне до того момента мистический мир Севера

После ознакомительной экспедиции мне захотелось расширить временные рамки повести, для чего я пригласил выпускника ВГИКа Савву Минаева, который и доработал сценарий. В итоге в него вошли некоторые сюжетные линии из другой повести Неркаги — «Анико из рода Ного».

Во время съемок фильма «Белый ягель» я все больше вдохновлялся удивительным миром Севера и приходил в отчаяние от мысли, что многое из увиденного в реальной жизни остается за кадром.

Поэтому уже тогда мне захотелось снять второй фильм о жизни кочевников, в который и должно было войти все, что не вошло в первый проект. Все семь лет после «Белого ягеля» собирался материал и разрабатывался замысел нового фильма. «Очаг» — его рабочее название. Новый проект — это не продолжение «Белого ягеля», а совершенно независимая история о возвращении молодой женщины в тундру из города. Все события в этой истории основаны на реальных фактах. Но не стоит искать в фильме судьбы реальных людей, потому что, как пишут в титрах в таких случаях, всякое совпадение случайно.

Главным героем «Белого ягеля» был мужчина. Почему в новом фильме вы решили развить женскую тему и рассказать о судьбе женщины?

В тундре есть проблема с женщинами — их не хватает. А чум оленевода не может существовать без женщины, потому что именно на ней держится очаг, к которому после тяжелого трудового дня всегда возвращается мужчина.

Если после какого-либо происшествия чум оленевода остается без женщины, то мужчину на время отсутствия его жены закрепляют за другим чумом, в котором есть женщина, способная позаботиться о нем до возвращения его жены

Подобное мы наблюдали во время наших съемок: у одного из оленеводов жена была на последних сроках беременности, и попутным вертолетом ее отправили в поселок рожать. На целый месяц мужчина остался один, и в отсутствие жены в его чуме жизнь замерла. Оленевод после работы был вынужден скитаться по другим переполненным чумам, где его подкармливали, пока из поселка к нему не приехала сестра, чтобы зажигать очаг в чуме на время отсутствия жены. Вместе с очагом ожил и мужчина.

О чем будет новый фильм? Вы говорите, что он, в отличие от предыдущей ленты, основан на реальных событиях. Можете рассказать о сюжете и откуда вы взяли эту историю? В чем главный конфликт фильма?

Сюжет сложился из наблюдений и размышлений о роли женщины в тундре. Наша героиня находится в поисках себя. В попытках обретения своего «я» она возвращается в тундру. Без нее этот кочевой уклад жизни невозможен. Свою же задачу я вижу в том, чтобы художественными средствами отразить красоту и гармонию трудной кочевой жизни, которая до сих пор остается в первозданном виде, возможно, только тут, на Русском Севере. И нам нужно делать все, чтобы не разрушать этот древний кочевой уклад, который, на мой взгляд, сегодня является общемировой универсальной ценностью.

О начале работы над фильмом стало известно в начале августа. Сейчас вы говорите, что уже закончили съемки. Неужели удалось доснять фильм за несколько недель? Или раньше работа над фильмом не афишировалась?

Работа над замыслом велась в течение нескольких лет. Потом еще несколько лет мы с командой не могли реализовать проект. Почему так долго? Да потому, что сегодня невозможно получить бюджетные деньги на такие проекты, как, впрочем, и на любые другие, потому что существующая система государственного финансирования кинопроизводства не совсем эффективна. Чтобы своими силами реализовать замысел, пришлось сократить съемочную группу до нескольких человек.

Как правило, съемочная группа состоит из 30-50 человек, а нас было всего десять. Бюджет фильма ужался до неприличного минимума, съемки шли с 22 июня до 5 августа

Деньги собирали всем миром, я как режиссер взял кредит. Кроме этого, деньгами и продуктами помогли отдельные предприниматели. Различные местные организации и предприятия предоставляли нам снаряжение, оборудование, вертолет и так далее. Конечно, без помощи администрации губернатора ЯНАО нам не удалось бы реализовать этот проект в указанные сроки, и мы им искренне благодарны за всестороннюю помощь.

Еще хочется сказать несколько слов об одной предприимчивой ненецкой женщине — Матарас Галине Ачембоевне, которая взяла на себя всю организационную, техническую и человеческую часть проекта. Именно она привлекла в съемочную группу волонтеров, заинтересовала проектом местных предпринимателей и, наконец, собрала на одном стойбище несколько оленеводов-частников. И это стойбище на полтора месяца стало площадкой для съемки игрового фильма. Не будет преувеличением сказать, что проект во многом состоялся благодаря усилиям этой неординарной женщины.

А как вы снимаете фильмы? Есть ли какие-то приемы, которые позволяют достигать документальной точности? И насколько трудно находить актеров на такие роли? Среди известных российских артистов я не могу припомнить ни одного ненца.

Фильм «Очаг» принципиально отличается от фильма «Белый ягель», причем не только стилистикой кадра, но и методом съемки. Разницу между двумя проектами можно объяснить разным подходом к построению кадра. Если в «Белом ягеле» кадр строился «от камеры» — то есть жизнь оленевода выстраивалась вокруг нее: люди, олени, мизансцены — в общем, весь мир, то в новом фильме камера следовала за реальной жизнью кочевника. И эта реальная жизнь стала фоном для каждой сцены. В связи с таким подходом мне понадобились актеры, игра которых бы не выглядела бы театральной на фоне реальных событий. Те оленеводы, которые смогли естественно держаться перед камерой, и стали актерами в игровом фильме «Очаг».

Считаю, этот эксперимент вполне себя оправдал. Удалось добиться поставленной задачи: ненцев убедительно сыграли сами ненцы. Главную мужскую и женскую роли сыграли выпускник ГИТРа, начинающий режиссер Юрий Худи и выпускница Гнесинки Надежда Сэротэтто.

Где вы черпаете вдохновение и как собираете материал о быте и традициях кочевых племен? У вас были специальные экспедиции? Или вы изучали литературу?

Существует обширная литература о культуре и традициях ненецкого народа. Это, например, такие авторы, как Людмила Хомич, Григорий Вербов, Галина Харючи, Леонид Лар и Валентина Вануйто.

Хотя без собственных наблюдений и впечатлений трудно увидеть этот мир в художественных образах. Поэтому я неоднократно бывал на Русском Севере, в тундре, знакомился с людьми, кочевал с оленеводами и наполнялся впечатлениями. Зимой и летом. Ходил много пешком и летал на вертолетах. И всегда тундра притягивает своими бескрайними просторами. Всегда возникает ощущение, что ты оказываешься где-то в начале земного бытия... Или в конце его...

Как удается проникнуться совершенно чужой культурой? Чем вас больше всего удивляют северные места и люди? Чем они вам полюбились?

Я просто ощущаю тесную внутреннюю связь с людьми, живущими в тундре, потому что знаю, что точно так же или в чем-то похоже жили когда-то мои предки...

Меня восхищают кочевники: это невероятно ловкие, трудолюбивые люди, которые в совершенстве приспособились к суровым условиям жизни в тундре

Представители северных народов видели ваши фильмы? Как они оценили их достоверность?

В целом ненцы хорошо приняли «Белый ягель», кроме эротической сцены между мужем и женой, которую они посчитали нескромной для своего образа жизни. Сейчас, впрочем, эта изначально деликатная сцена выглядит весьма целомудренно.

Ваша предыдущая картина «Белый ягель» была одной из главных на Московском кинофестивале. «Очаг» вы снимали с расчетом именно на такое признание ленты? Или в планах более крупные кинособытия?

На Московском международном кинофестивале «Белый ягель» получил приз зрительских симпатий, на кинофестивале в Лос-Анджелесе — приз жюри и еще много призов на международных и российских кинофестивалях. Специально для фестивалей мы не снимали, но будем удовлетворены, если художественный уровень нового фильма будет соответствовать самым крупным кинофестивалям.

Вы говорили, что на Крайнем Севере много тем и сюжетов, не освоенных и не раскрытых российским кинематографом. Вы планируете снимать дальше о северных народах? И о чем вам еще хотелось бы снять?

Всегда готов работать по национальной тематике, а своим студентам не устаю повторять, чтобы свои фильмы они ехали снимать в российскую глубинку, жизнь которой мало освещена современным российским кинематографом, а в этой глубинке вдумчивого кинематографиста, уверен, ждет много художественных открытий.