Вводная картинка

Слово пацана. В прокат вышла «Легенда о Зеленом рыцаре». Почему это лучшее фэнтези года?

Культура

В российский прокат выходит фэнтезийная драма «Легенда о Зеленом рыцаре» режиссера Дэвида Лоури («История призрака», «Пит и его дракон») со звездой «Миллионера из трущоб» Девом Пателем в роли Гавейна, племянника короля Артура. «Лента.ру» объясняет, как этот размеренный, небогатый на экшен фильм оказался не только одной из самых интересных экранизаций старых британских легенд, но и лучшим фэнтези еще не окончившегося года.

В Камелоте Рождество. На шумное пиршество ко двору короля Артура (Шон Харрис) собираются самые именитые рыцари. Молодой Гавейн не из их числа — ни подвигов за плечами, ни знатного титула у него нет, но все же протагонист удостоен чести сидеть подле самого монарха, решившего наладить отношения с кровным племянником, ребенком его сестры Морганы (Сарита Чоудри). Пировать, однако, король Артур не спешит, желая сначала услышать от сотоварищей захватывающую историю или развлечься представлением. Желание исполняется: как в сказке, простите, скрипнула дверь, и в тронный зал верхом на коне входит закованный в чудные, будто деревянные доспехи рыцарь. Или это не доспехи вовсе? Незваный гость предлагает участникам торжества игру — спарринг, за участие в котором обещает могущественную секиру. Одно условие: те раны, что один противник нанесет другому, последний вернет обидчику по прошествии года.

Жаждущий показать свою удаль Гавейн принимает вызов, только вот его соперник драться почему-то не спешит. Разгоряченный юноша сносит оппоненту голову с плеч, а тот вместо того, чтобы рухнуть на каменный пол, поднимает ее, и, напомнив ошарашенному Гавейну, что ждет его в своей Зеленой часовне к следующему Рождеству, со зловещим хохотом уносится из замка, под стать Всаднику без головы. Год пройдет слишком быстро, и вот Гавейну уже пора собираться в путь, в конце которого его ждет ответный, по всей видимости смертельный удар.

«Легенда о Зеленом рыцаре» основана на английской поэме, написанной неизвестным автором в XIV веке. В первоисточнике Гавейн — рыцарь, слава которого уже давно прокатилась по Британским островам, а квест оказывается проверкой его добродетелей. Пателевский же Гавейн, пусть и получивший толику славы благодаря «победе» в рождественском спарринге, не слишком благороден: в Камелоте будни его проходят либо в кабаке, либо в постели влюбленной в него простолюдинки Эссель (Алисия Викандер), которую он отказывается брать в жены. Путешествие в обитель Зеленого рыцаря становится для такого протагониста испытанием куда более суровым, благодаря чему поэма о воинской удали и аристократической чести превращается во вполне актуальную драму о взрослении.

Титул рыцаря в фильме Лоури становится метафорой человека, не избегающего ответственности; но не был бы так хорош «Зеленый рыцарь», окажись тема взросления единственным его смысловым пластом

В оригинальной легенде конфронтация сэра Гавейна и Зеленого рыцаря символизировала конфликт (и в некоторой степени примирение) христианства, персонифицированного рыцарями Камелота, и язычества, которое представляют магические существа. Лоури же неоднократно демонстрирует в ленте столкновение цивилизации с силами природы и влияние — разумеется, деструктивное — человека на окружающую среду. На пути к покрытой зеленью часовне своего палача-энта (или Грута из «Стражей Галактики» — больно уж похож) Гавейн проходит вырубленные леса, усыпанные телами поля брани, неприветливые руины. В то время как протагонист переживает болезненный переход от повесы-инфантила к человеку, принимающему ответственность за собственные поступки, на само противостояние Гавейна и Зеленого рыцаря можно при желании посмотреть под совсем иным углом — как на конфликт человека и природы, в котором урон, нанесенный последней, впоследствии непременно возвращается с куда более ужасающей смертоносной силой. И в контексте многочисленных катаклизмов лета 2021-го метафора эта кажется не такой уж и сказочной.

Теорию эту подтверждает мощнейший монолог соблазняющей Гавейна Леди (которую также играет Викандер — в фильме актриса получила двойную роль, что добавляет и без того мистической картине еще больше психоделичности) о том, как зеленый цвет, воплощенный в растениях, мхе, плесени и следах гниения рано или поздно отвоюет у человека отобранную территорию, сколько бы тот с ним ни боролся. Такие неожиданные философские монологи у персонажей Лоури не редкость — в схожие экзистенциальные рассуждения о конечности человеческой жизни и ее незначительности как в космических, так и в исторических масштабах пускается, например, безымянный тусовщик в фильме «История призрака» с Кейси Аффлеком и Руни Марой. Но об этой явно беспокоящей его теме режиссер рассказывает не только при помощи слов. Как и в «Истории призрака», в «Легенде о Зеленом рыцаре» Лоури продолжает эксперименты с хронологией сюжета и материей времени, наполняя свое кино флешбэками и водящими за нос альтернативными сюжетными ответвлениями, растягивая отдельные моменты и сжимая целые жизни в пятиминутные эпизоды.

Как кинематографист рассказал в интервью «Ленте.ру», ему кажется невероятно увлекательным то, как жизнь давно ушедших людей в конце концов сводится к паре-тройке субъективно значимых вещей, и то, что инструменты кино прекрасно позволяют это запечатлеть.

В этом фильме я отчасти хотел показать, что в космических масштабах человек становится почти несущественным. Мне нравится то, как реальную жизнь можно свести всего к ряду событий. Мы видим это в учебниках истории, когда читаем о каком-нибудь правителе, да о ком угодно: их жизни в основном умещаются в пять-шесть абзацев

Дэвид Лоури
в интервью «Ленте.ру»

«Легенда о Зеленом рыцаре» бесконечно далека от современных фэнтези-картин; весьма откровенная в подходе к постельным сценам, предпочитающая игру света и цвета CGI-графике (которая, обмолвимся, в ленте тоже имеется — нашлось тут место и обнаженным великанам, и триеровской говорящей лисице), небогатая на экшен и неоднократно обманывающая ожидания (вместо масштабных баталий — только эхо войны, и даже таким сподручным макгаффином, как секира Зеленого рыцаря, Гавэйн ни разу не пользуется). Удивительным образом все это особенно выгодно выделяет фильм Лоури на фоне других свежих экранизаций легенд о короле Артуре, в том числе снятого Гаем Ричи пестрого блокбастера 2017 года «Меч короля Артура». Принимая и почти не меняя структуру древней сказки, режиссер органично наполняет ее новыми актуальными смыслами — вот и выходит, что от фэнтезийных шаблонов картина далека, а к действительности, в том числе ее мрачным аспектам, наоборот, подбирается пугающе близко.

Фильм «Легенда о Зеленом рыцаре» (The Green Knight) вышел в российский прокат 26 августа