Вводная картинка

Черное море. Что грозит Каспийскому трубопроводному консорциуму за аварию под Новороссийском

Экономика

Основная причина разлива нефти под Новороссийском на терминале Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) — отсутствие капитального ремонта. Площадь нефтяного загрязнения составила почти 80 квадратных километров. Авария произошла 7 августа, но размеры ущерба подсчитывают до сих пор. Об экологических последствиях аварии и как ответит за это КТК — в материале «Ленты.ру».

«То, что случилось на этом объекте (терминале КТК — прим. «Ленты.ру»), в основном связано с многолетней эксплуатацией данных сооружений без капитальных ремонтов. Сменился подрядчик в этом году, буквально в марте текущего года. А предыдущий, кто эксплуатировал, туда вообще не вкладывался», — заявила вице-премьер РФ Виктория Абрамченко.

Залповый выброс нефти произошел на терминале Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) при погрузке сырья на греческий нефтяной танкер Minerva Symphon в шести километрах от берега, в районе Южная Озереевка вблизи Новороссийска. По предварительным данным, отказало оборудование выносного причального устройства, которое позволяет загружать танкеры на значительном удалении от берега. Столь масштабная экологическая катастрофа по вине КТК произошла впервые, но, по мнению экспертов, имела к тому все предпосылки.

Тридцать лет назад

Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) был создан 17 июля 1992 года для строительства и эксплуатации магистрального нефтяного трубопровода протяженностью более 1,5 тысячи километров. Трубопровод проходит по территории Казахстана и России с конечным пунктом в поселке Южная Озереевка под Новороссийском, где нефть загружается в танкеры для отправки на рынки. Поначалу в проект вошли Казахстан и Оман (он позже вышел из договора), через месяц к проекту присоединилась Россия, а впоследствии — частные компании из других стран.

Вокруг строительства терминала КТК в Южной Озереевке с самого начала складывалась неблагоприятная атмосфера. Экологи еще в 1999 году заявляли, что «экономические интересы КТК идут вразрез с интересами экологическими», потому что «из двух вариантов выхода нефтепровода к морю (пригород Новороссийска — мыс Мысхако и район двух уникальных заказников под Южной Озереевкой) был выбран наиболее выгодный, но экологически опасный южно-озерейский маршрут».

«Угроза экологической катастрофы нависла над одной из жемчужин краснодарского побережья Черного моря — курортной зоной между Анапой и Новороссийском. В этом году здесь, в поселке Южная Озереевка, началось строительство нефтеналивного терминала "Новороссийск-2", который будет перекачивать на танкеры казахстанскую нефть, поступающую по 1253-километровому трубопроводу, — писал в 1999 году в журнале «Энергия» кандидат географических наук Сергей Голубчиков. — Голоса протестовавших против такого решения академика Александра Яншина, ученых Института географии РАН Дмитрия Люри, Сергея Шапоренко, Дмитрия Фащука, лидеров зеленого движения Западного Кавказа Андрея Рудомахи, Евгения Матвеева, местных жителей, собравших тысячи подписей под письмами протеста, не были услышаны руководством КТК. Выбор между коммерческими интересами КТК и интересами охраны природы и здоровья тысяч отдыхающих на черноморском побережье был сделан не в пользу последних».

Более 30 лет назад эксперт напомнил о рисках перекачки нефти с берега на танкеры. «Перекачка нефти с берега на танкеры будет осуществляться при помощи двух выносных причальных устройств (ВПУ) с круглыми плавающими буями, прикрепленными к морскому дну в пяти километрах от берега. Буи имеют плавающие рукава для подачи нефти, соединенные с подводным нефтепроводом, по которому нефть будет поступать на суда с береговых терминалов (пять нефтехранилищ по 100 тысяч кубических метров), — писал Сергей Голубчиков. — По мнению экспертов, работа ВПУ может сопровождаться аварийными выбросами нефтепродуктов, что нанесет огромный ущерб подводной части биосферного заповедника, который предполагается здесь разместить, уникальным гидробиологическим системам в прибрежной акватории Абрауского природно-исторического заказника, а также полуострову с его знаменитыми виноградниками». По его словам, еще при проведении экспертизы проекта КТК не был оценен риск аварии в системе нефтепроводов, не было изучено влияние строительства терминала на морскую среду и курортные зоны побережья. Именно это сейчас и произошло.

Ради прибыли

В этом году исполняется 20 лет с начала заполнения трубопроводной системы КТК нефтью месторождения Тенгиз и 20 лет с момента загрузки первого танкера на Морском терминале в Новороссийске. За эти годы прокачка нефти только увеличивалась. Уже к середине 2004 года КТК вышел на показатель полной пропускной способности первого этапа развития — 28,2 миллиона тонн. С 2005 года КТК, используя антифрикционные присадки, продолжал увеличивать объемы транспортировки, которые в 2010 году достигли значения 35 миллионов тонн в год. В 2011 году начал реализовываться проект по расширению КТК до 67 миллионов тонн в год. Он завершился весной 2018 года, а в мае 2019 года акционерами КТК уже была принята программа, предусматривающая расширение пропускной способности трубопровода к 2023 году до 80 миллионов тонн нефти ежегодно. Как писала «Независимая газета», в рамках проекта расширения построено и запущено шесть новых нефтеперекачивающих станций, шесть новых резервуаров для хранения нефти РВС-100000 и закончено строительство третьего выносного причального устройства. Сейчас КТК может прокачивать до 90 миллионов тонн в год.

Соответственно растет и прибыль компании. Но такая жесткая эксплуатация трубопровода приводит к износу оборудования, что, в общем, и подтверждается заявлением Виктории Абрамченко. От местных жителей и экологов постоянно поступают жалобы на сильный неприятный нефтяной запах, идущий с терминала Каспийского трубопроводного консорциума.

Еще в 2007 году проверка Северо-Кавказского межрегионального управления по техническому и экологическому надзору установила, что КТК крайне редко осуществляет контроль за состоянием атмосферного воздуха во время погрузки танкеров. А между тем замеры тогда показали, что на границе санитарно-защитной зоны КТК количество бензола в воздухе превысило предельно допустимые концентрации в 2,5 раза, двуокиси азота — в 1,26 раза, а оксида углерода — в 1,65 раза.

В том же году к консорциуму возник интерес у правоохранительных органов. «Консорциум работает уже несколько лет и работает, по моему мнению, с вопиющими нарушениями требований российского законодательства, — рассказывала член Общественного совета по экологической безопасности при администрации Новороссийска Татьяна Трибрат. — Вы знаете, что КТК так и не получил разрешение на строительство своей трубопроводной системы? Для этого нужно было получить положительное заключение федеральной экологической экспертизы проекта. Этого решения нет, но это не помешало им приступить к строительству и благополучно его завершить. До сих пор на руках у КТК только разрешение на продолжение разработки ТЭО проекта. Поэтому все объекты КТК в Новороссийске — обыкновенный самострой».

Правда и ложь

Есть еще одна причина, по которой экологи выступали против строительства нефтяного порта в Южной Озереевке, — непосредственная близость выбранного места к Анапе, одному из лучших в мире детских курортов. К тому же основные морские течения и преобладающие ветры в районе Озереевки направлены в сторону Анапы. «Сейчас в прибрежной зоне в районе Анапы отмечается масштабный процесс отмирания водорослей, — заявляла Татьяна Трибрат. — Почему это происходит — никто не знает. Могу лишь предположить, что без КТК здесь не обошлось. Или вот еще пример: нам звонили рыбаки из Анапы, которые рассказывали, что неоднократно вылавливали рыбу, пахнущую нефтью. Все эти факты, в том числе по загрязнению атмосферы, требуют серьезного изучения».

И сейчас Татьяна Трибрат продолжает критиковать КТК. По ее мнению, руководство консорциума в десятки раз занижает объемы разлива нефти. «В Новороссийске подобная ситуация произошла в 1998 году — случился разлив нефти на Шесхарисе. Виновник разлива нефти тоже лгал. Главное сейчас — добиться правды и подсчитать реальный ущерб», — негодует Трибрат. По ее словам, утверждения собственника о том, что сразу после аварии были установлены боны, не выдерживают критики: «В море тот день было волнение, задержать пятно было невозможно».

«Разлив нефти из-за особенностей течения угрожает заповеднику Утриш и песчаным пляжам Анапы. Если нефть достигнет песчаных пляжей, восстановить их будет невозможно. Не стоит топить нефть сорбентами, потому что это несет угрозу обитателям морского дна. В районе разлива нефти — в поселке Южная Озереевка — находится крупнейшее нерестилище камбалы черноморской — калкана. В советское время там даже судам запрещали проходить на полной скорости! После разлива нефти ее реактивный запах разнесся не только по поселку, но и по другим населенным пунктам — Кабардинке, Новороссийску», — утверждает Трибрат. По ее словам, КТК периодически пытается увеличивать объемы транспортировки нефти, а на общественных слушаниях экологи пытаются доказать, что предприятие наносит ущерб экологии.

Волнуют ли эти проблемы акционеров КТК? Главными акционерами КТК выступают Российская Федерация в лице Росимущества (24 процента уставного капитала, акции находятся в доверительном управлении «Транснефти»), а также казахстанская «КазМунайГаз» (19 процентов). Но при этом солидным весом в компании обладают иностранные акционеры. К примеру, американская «Шеврон Каспиэн Пайплайн Консорциум Компани» (15 процентов). То есть это компания как минимум не российская. Как максимум — зависимая от американских акционеров.

По информации компании, КТК ежегодно проводит не менее десяти крупномасштабных учений по ликвидации разливов нефти и тушению пожаров, что является частью политики в области промышленной безопасности, охраны труда и окружающей среды. Учения направлены на «обеспечение готовности сил и средств КТК и его подрядчиков по аварийному реагированию к оперативной ликвидации чрезвычайных ситуаций и их последствий». Кстати, последнее учение прошло 21 июля — отрабатывали действия при разрушении подводного трубопровода при погрузке танкера у выносного причального устройства, а также ликвидацию последствий разлива нефти в прибрежной полосе. «Учения получили положительную оценку наблюдателей, представителей государственных надзорных органов, акционеров», — сказано на официальном сайте КТК. Но почему-то эти «силы и средства КТК» оказались не готовы к аварии, а руководство компании выбрало политику замалчивания реального положения дел.

Утянуло в море

Изначально в КТК говорили о том, что в море попало около 12 кубических метров сырой нефти, площадь разлива составила всего 200 квадратных метров. Утечку быстро устранили: для этого привлекли 17 специальных судов, выставили боновые заграждения, задействовали четыре нефтесборных системы, сообщали в компании. А гендиректор Каспийского трубопроводного консорциума Николай Горбань заявил, что причиной разрушения гидрокомпенсатора на выносном причале нефтеналивного терминала мог стать заводской брак. Но возвращаемся к заявлению Виктории Абрамченко, где она прямым текстом говорит о «многолетней эксплуатации без капитальных ремонтов». До этого Институт космических исследований Российской академии наук (ИКИ РАН) со ссылкой на спутниковые снимки сообщил, что площадь загрязнения морской акватории была занижена КТК в 400 тысяч раз и реально составила более 80 квадратных километров, а нефтяное пятно уже вытянуто от берега в открытое море на расстояние 19 километров.

«Каспийский трубопроводный консорциум сам утонул во лжи, заявив, что разлив нефти не превышает двухсот квадратных метров (это пятилитровая бутылка). Как заявили, так последствия и ликвидировали. Как тот ленивый доктор — и так пройдет, само рассосется. В результате получили то, что сейчас имеем: пятно расползается. Но даже на тех любительских снимках видно, что масштабы катастрофы в десятки раз превышают заявленные, — считает член Общественного экологического совета при губернаторе Краснодарского края Вениамин Голубитченко. — Любой разлив нефти приводит к самым плачевным последствиям. Пленка, которая образуется от разлива нефти, мешает газообмену. В воде начинается кислородное голодание. Особенно это опасно для водоемов, в которых происходят сильные процессы гниения: повышается уровень аммиака и сероводорода. Пятно понесло в Керченский пролив, в котором большие иловые отложения. В первую очередь погибает фитопланктон, который кормит все море».

Активист «Экологической вахты по Северному Кавказу» Евгений Витишко считает, что КТК случайно или намеренно не оценил вовремя масштабы аварии. По его словам, все компании, загрязняющие окружающую среду, склонны преуменьшать вред своей деятельности. Эксперт в интервью News.ru отметил, что нефтяной разлив уже ушел в международные территориальные воды, и инцидент теперь подлежит международному регулированию. Эколог считает, что в первые несколько часов надо было мобилизовать все силы «Транснефти» для ликвидации аварии, но из-за неверных оценок этого сделано не было, а дальше уже нефть не собрать.

В ответе

По факту ЧП под Новороссийском следователи возбудили уголовное дело. Сначала речь шла только о загрязнении морской среды (часть 1 статьи 252 УК), но затем дело было переквалифицировано на более тяжкий состав преступления и теперь расследуется по части 2 статьи 252 УК РФ — загрязнение морской среды, причинившее существенный вред водным биологическим ресурсам и окружающей среде. По этой статье максимальное наказание составляет до двух лет лишения свободы. В офисах КТК прошли обыски. Не исключено, что в ближайшее время в уголовном деле появятся обвиняемые.

«Нефтеразливы являются системной проблемой и связаны с низким уровнем обновления инфраструктуры, нежеланием нефтяных компаний вкладываться в модернизацию, — считает руководитель направления «Климат и энергетика» Greenpeace России Василий Яблоков. — Так, например, некоторые объекты эксплуатируются со времен Советского Союза. Нефтяные компании экономят на модернизации и тем самым снижают себестоимость добычи, а значит — повышают прибыль. Штрафы за экологические нарушения все еще остаются крайне низкими и не мотивируют компании соблюдать высокие экологические стандарты. Огромный иск в отношении "Норникеля" стал прецедентом».

Напомним, что в 2020 году в результате прорыва резервуара на ТЭЦ в Норильске в окружающую среду вылилась 21 тысяча тонн дизельного топлива. За экологический ущерб «дочку» «Норникеля» оштрафовали на беспрецедентную сумму — 146 миллиардов рублей. Возможно, если многомиллиардные штрафы за экологические преступления станут нормой в российской практике, тогда и КТК, и другие компании будут более ответственно подходить к стандартам безопасности и распределять прибыль не на дивиденды, а на модернизацию производства и соответствие экологическим требованиям.