Вводная картинка

А в Киеве дядька. 30 лет назад Украина добилась независимости. Почему это не сделало украинцев счастливыми?

Бывший СССР

В 2021 году украинская власть планирует широко отметить тридцатилетие независимости страны. Запланировано целых три дня праздничных гуляний — с 22 по 24 августа. Ключевые лица украинской политики девяностых наперебой дают интервью, в которых вспоминают о том, как зарождалось новое государство, и рассуждают о том, чего оно добилось. Самым интересным из них стал, пожалуй, рассказ второго президента страны Леонида Кучмы, где он откровенно признался, что власти УССР сознательно вводили людей в заблуждение перед референдумом о независимости. По его словам, тогда руководство республики создало впечатление о ее способности быть экономически успешной, хотя по сути экономика страны была полностью зависима от России. Смогла ли Украина за эти 30 лет встать на ноги и разрешить свои проблемы — разбиралась «Лента.ру».

Нация под ключ

Главным событием в истории независимой Украины стал конфликт в Донбассе. И как бы украинские власти ни старались убедить собственное население и западных партнеров в том, что причина войны в российском вмешательстве, корни конфликта лежат куда глубже.

Русский язык всегда играл на Украине огромную роль. К моменту распада СССР 80 процентов книг в республике продавались на русском языке, и первые 15 лет независимости этот показатель только рос. При этом в качестве русских себя идентифицировали 22 процента населения страны. То есть значительная прослойка населения считала себя украинцами, однако пользовалась русским языком.

С первых лет независимости власти страны взяли курс на насильственную украинизацию и вытеснение русского языка из публичной и политической сферы. «Украинизация — это восстановление справедливости», — писал в своей книге «Украина — не Россия» Кучма. При этом те, кто считал себя украинцами, но пользовался русским языком, тоже оказались за пределами украинской политической нации.

В распространении русского языка и русской культуры власти Украины видели препятствие к завершению национального и государственного строительства

В Киеве сознательно стремились к максимальной изоляции от России, что и стало происходить после 2014 года.

Выдавливание русского языка в стране продолжается до сих пор. С 1 сентября 2020 года на Украине законом «О полном общем среднем образовании» ликвидировали все русскоязычные школы. В документе прописана возможность обучаться на языке национальных меньшинств, но такое образование существенно ограничено. Начиная с пятого класса русскоязычные школьники должны изучать на украинском языке не менее 80 процентов предметов. Программы обучения на русском фактически отменены во всех образовательных учреждениях.

Украинизация касается не только сферы образования. Полностью переведены на украинский язык СМИ, чиновники должны делать все свои заявления только на украинском. Кроме того, с 16 января все поставщики должны будут обслуживать потребителей и предоставлять информацию исключительно на украинском языке. Учитывая то, что русский язык продолжает сохранять свои позиции (в 2019 году его называли родным 35 процентов населения), страна и дальше будет продолжать раскалываться по языковому признаку.

При этом русскоязычный юго-восток остается главной электоральной базой последних украинских лидеров. Именно голоса пророссийских избирателей принесли победу бывшему главе государства Виктору Януковичу, они же массово поддержали и нынешнего президента страны Владимира Зеленского. Он, кстати, продолжает аккуратно заигрывать с русскоязычным населением. В своем новогоднем поздравлении Зеленский в очередной раз перешел на русский язык, говоря о Крыме, а также о Донецке и Луганске. Однако дискриминационные языковые законы, принятые его предшественником Петром Порошенко, Зеленский отменять не торопится. Более того, власти страны предлагают еще сильнее ужесточать наказания и штрафовать тех, кто не говорит публично на украинском.

Директор Фонда перспективной политики Олег Бондаренко сказал «Ленте.ру», что так произошло, потому что иначе украинцы попросту растворились бы в русском населении. То есть авторы украинского национального проекта не могли себе позволить создавать гражданскую нацию, так как русская культура поглотила бы украинскую как более глобальная.

Гражданская нация на Украине означала бы русскую нацию с украинским меньшинством. И они решили строить свою местечковую культуру, которая заняла бы свое место в большой семье малых народов Восточной Европы

Олег Бондаренко
директор Фонда перспективной политики

Однако с такой оценкой не согласен политолог Максим Семенов. Он считает, что за последние 30 лет украинским властям удалось провести успешную политику украинизации и включить русскоязычное большинство страны в украинский политический проект. Семенов уверен, что Украина сейчас находится на финишной прямой создания политической украинской нации. «Будь это не так, мы бы видели массовые акции протеста против ущемления прав русскоязычных, бойкоты уроков украинского языка», — сказал эксперт.

По мнению Семенова, миллионы русскоязычных не воспринимают насильственную дерусификацию в качестве угрозы своей идентичности. Причины этого он видит, с одной стороны, в пассивности русскоязычного населения Украины, а с другой — в отсутствии альтернативы, которую предлагала бы Россия. Эксперт считает необходимым активизацию российской «мягкой силы» на украинском направлении, чтобы окончательно не потерять русскоязычное население страны.

Но история Украины знала массовое движение русскоязычных граждан за свои права. И оно как раз таки закончилось войной в Донбассе, которая продолжается уже семь лет, и трагедией в Одессе, где во время пожара в Доме профсоюзов, устроенном украинскими радикалами, погибли несколько десятков мирных жителей. Последние действия Зеленского, направленные на разгром оппозиционных телеканалов и преследование лидеров юго-восточной оппозиции вроде Виктора Медведчука, показывают, что и нынешние украинские власти не собираются церемониться со своими политическими противниками.

Зарисовки краха

Согласно данным украинского Госстата за 2021 год, только один процент жителей страны относит себя к среднему классу. 67 процентов находятся ниже уровня бедности. Только по официальным данным, за последние 20 лет население страны снизилось на 8 миллионов человек (то есть приблизительно на 16 процентов). И это не учитывая временных трудовых мигрантов, которые ездят в Россию или страны ЕС на сезонные работы.

Сейчас Украина является едва ли не единственной страной постсоветского пространства, за 30 лет независимости так и не вышедшей на экономический уровень конца 1980-х и начала 1990-х годов. Если в 1990-е по подушевому ВВП Украина отставала только от России, республик Прибалтики и Казахстана, то сейчас ее обгоняют Белоруссия, Азербайджан, Армения и Грузия.

Многие предприятия, делавшие советскую Украину индустриальным сердцем СССР, за годы независимости пришли в упадок. Причем если в России этот процесс закончился к концу девяностых, то на Украине продолжается до сих пор. Так, в 2014 году остановил производство Львовский автобусный завод, в 2018-м — Запорожский автомобильный. «Мотор Сич» — когда-то лидер производства авиационных двигателей — сейчас практически банкрот и ждет продажи иностранным инвесторам.

Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС также не оказало благотворного влияния на украинскую экономику. Более того, в последние годы у Украины часто наблюдался нулевой баланс экспорта и импорта с ЕС. Конечно, раньше он вообще был отрицательным, но дело в том, что новые показатели были достигнуты не за счет роста экспорта, а за счет снижения объемов импорта из ЕС.

Украинская экономика крайне зависима от внешних вливаний. Страна, по сути, живет от одного транша МВФ до другого. А получение этих траншей зависит от условий, которые ставит фонд, европейские и американские партнеры Киева

Публично они заявляют о необходимости реформ, однако все эти реформы еще сильнее подсаживают Украину на кредитную иглу и делают украинское правительство политически зависимым от Запада, который использует Киев в своих целях.

Олег Бондаренко полагает, что украинская экономика в принципе не смогла бы быть конкурентоспособной без хороших отношений с Россией. По его словам, на излете существования Советского Союза украинская экономика строилась из расчета, что для СССР это будут «большие ворота на Запад». Для этого и создавались газохранилища, электростанции, инфраструктурная система. И разрыв связей с Россией попросту не дал ее использовать, что привело к стагнации остальной экономики.

Под колпаком

В июле прошлого года центр «Социальный мониторинг» провел опрос, согласно которому лишь 22,5 процента граждан Украины считают страну реально независимой. 66,5 процента воспринимают украинский суверенитет как фикцию. В качестве основных сил, под контролем которых, по их мнению, пребывает Украина, респонденты назвали МВФ, США и Евросоюз.

И эти опасения сложно отнести к разряду теорий заговора. За многими членами команды Зеленского сразу после его прихода к власти закрепилось прозвище «соросята» (от имени американского инвестора Джорджа Сороса) — все из-за их связей с западными фондами и НКО. К «американскому лобби» относили бывшего премьера страны Алексея Гончарука, ряд иных членов правительства и многих высших чиновников, включая занимавшего тогда пост генпрокурора Руслана Рябошапку.

До прихода в правительство Гончарук возглавлял общественную экспертно-аналитическую организацию «Офис эффективного урегулирования» (Better Regulation Delivery Office, BRDO). Она работала на деньги министерства иностранных дел Канады. За «Офисом» стоит продвижение на высокопоставленные посты десятков общественных экспертов в украинские ведомства. Двух бывших сотрудников BRDO Гончарук позвал за собой в правительство: Денис Малюська получил пост министра юстиции, а Алексей Оржель — министра энергетики и защиты окружающей среды.

Различные международные неправительственные фонды превратились чуть ли не в основных лоббистов громких назначений после Евромайдана и провозглашения курса на евроатлантическую интеграцию Украины. Занимая руководящие посты, выходцы из западных НКО принимают важнейшие решения, далеко не всегда руководствуясь при этом чаяниями простых украинцев.

Самый яркий пример такой лоббистской деятельности — снятие моратория на продажу земли, которого от Украины требовал МВФ для предоставления очередных кредитов. Это откроет огромные возможности для западных инвесторов. В законе предусмотрено ограничение — не более 10 тысяч гектаров земли в одни руки, однако на кредитные организации оно не распространяется.

Впрочем, западные партнеры давят на Украину не только через лоббистские организации и лояльных людей, но и напрямую, по старинке. К примеру, американские государственные органы получили сильное влияние на Генеральную прокуратуру Украины (ГПУ). Киевские власти официально признали причастность Вашингтона к реформе ведомства, а бывший генпрокурор Рябошапка даже обращался к американским дипломатам с просьбой помочь в поиске кандидатур для кадровой комиссии ГПУ.

Под «колпаком» у США находятся и другие правоохранительные органы, в частности Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) во главе с «грантоедом» Артемом Сытником, замешанным в деле о возможном вмешательстве Украины в выборы президента США. Немалое влияние Вашингтона испытывает и СБУ, в настоящее время реформируемая по рекомендациям представителей Соединенных Штатов.

Для западных партнеров Украина представляет сугубо утилитарный интерес. Никто в Брюсселе не заинтересован в принятии страны в ЕС или НАТО. На Украине есть дешевая рабочая сила, при этом с достаточно высоким уровнем квалификации. То есть туда можно будет перевести производства из стран ЕС — нет проблем найти кадры с необходимыми компетенциями, а на зарплатах можно сэкономить. При необходимости Запад также может дать Украине дополнительные деньги, чтобы поддержать ее на плаву, модернизировать ее армию и сохранить страну в качестве эффективного рычага давления на Россию. Но с интересами населения страны все это соотносится слабо.

***

После объявления независимости украинская государственность строилась на одном принципе — «Мы не Россия». Это определяло внешнюю политику страны. Вместо того чтобы следовать устремлениям собственного населения, сохранять существующие множество веков хозяйственные связи с Россией, страна выбрала путь на Запад, где она, в общем-то, не нужна. Европейских союзников Украина интересует исключительно как инструмент противодействия России.

За 30 лет независимости страна так и не стала субъектом мировой политики, продолжая существовать в роли объекта. Республика, в советское время уступавшая по потенциалу лишь РСФСР, продолжает беднеть, население предпочитает эмигрировать и заниматься низкоквалифицированным трудом в соседних странах, а политическая система далека от стабильности. Если украинские элиты продолжат мыслить в нынешней парадигме — страну продолжат сотрясать кризисы. И один из них станет для нее фатальным.