Вводная картинка

Убийственная мгла. Как месторождение угля разрушило благополучие американского города и погубило его жителей

Среда обитания

Небольшой город Чешир в американском штате Огайо чуть больше двух веков назад представлял собой провинциальную безмятежность вдали от мегаполисов и технического прогресса. Однако в 1950-х годах до местных залежей угля добрались промышленники и навсегда изменили природный пейзаж с рекой и зеленеющими полями — над городом задымили трубы двух электростанций, поставивших под угрозу здоровье жителей. Владельцы предприятий несколько раз пытались решить вопрос с выбросами, но в итоге допустили экологическую катастрофу. Опасаясь судебных исков, промышленники выкупили дома у большинства жителей и превратили Чешир в город-призрак. Те, кто отказался от жесткой сделки, стали жертвами тяжелых проблем со здоровьем и пополнили статистику онкологических заболеваний. Тонны химикатов — в материале «Ленты.ру».

Тревожная идиллия

Небольшой город Чешир расположен в округе Галлия. Живописное поселение на берегу реки было основано в первой половине XIX века переселенцами из Великобритании, из-за чего получило название от одноименного графства на юго-западе Англии. Чешир десятки лет был процветающим городом фермеров, родниковой воды и полей. Плодородные почвы позволяли выращивать зерно и другие культуры, богатого урожая из Огайо хватало и другим штатам. Помимо сельского хозяйства жители занимались рыбной ловлей. В городе была развита и инфраструктура, для быстрорастущего населения Чешира построили церкви, школы, провели железную дорогу. Вскоре на местных холмах обнаружили залежи угля, которые сыграли ключевую роль в развитии города.

Размеренная жизнь в Чешире нарушилась в 1863 году — во время гражданской войны американский военный Джон Морган вместе со своим отрядом из кавалерии Конфедерации совершил набег на город. Они нашли боеприпасы и забрали часть ополченцев в плен. Огайо стал одним из штатов, которому отряд Моргана причинил серьезный ущерб во время продвижения на север страны.

Спустя 20 лет на город обрушилась новая беда: из-за сильного ливня река Огайо вышла из берегов, поток разрушил многие жилые дома и унес жизни более 400 человек. Ситуация повторилась в 1937 году, когда наводнение почти полностью разрушило поселение и привело к гибели 385 жителей. Спустя годы горожанам удалось наладить жизнь. Опасаясь новых стихийных бедствий, они стали размещать кладбища на холмах, куда вода не могла добраться. Однако военные набеги и борьба со стихией оказались наименьшей угрозой в сравнении с той, которая ждала город в будущем.

Начало конца

В начале второй половины XX века Чешир захватила промышленность — обнаруженные до этого залежи угля сделали поселение идеальным местом для энергетики. В 1955 году в нескольких километрах от жилых домов построили угольную электростанцию Kyger Creek мощностью 1,08 гигаватта — три дымовые трубы высотой 164 метра. Запуск предприятия дал мощный толчок для развития экономики и стал благословением для жителей, которые нашли работу на станции.

Почти через 20 лет планы промышленников пошли дальше: в 1974 году компания American Electric Power (AEP) построила рядом с городом вторую угольную электростанцию Gavin. Ее назвали в честь генерала-лейтенанта армии США Джеймса Гейвина, который во время войны совершил четыре боевых парашютных прыжка. На горизонте Чешира задымили сразу несколько труб. Вначале строительство нового предприятия не расстроило жителей. «На самом деле было даже захватывающе, и для них это просто символизировало прогресс и давало возможность найти работу», — рассказала режиссер документального фильма об Огайо Ив Моргенштерн (Eve Morgenstern).

Новое предприятие, почти в полтора раза мощнее Kyger Creek, стало крупнейшей угольной электростанцией штата и 19-й по величине в стране. Gavin производил более 11 процентов электроэнергии в Огайо. Однако вскоре жители Чешира перестали радоваться впечатляющим технологическим показателям — из-за непрекращающейся работы станции над городом вились клубы дыма, дома и машины покрывались сажей, люди стали жаловаться на проблемы с дыханием. Ситуацию усугубляло расположение города на линии южных ветров — движущиеся на север потоки воздуха фактически пригоняли вредные выбросы в город.

Для контроля выбросов оксида азота на предприятии установили специальные резервуары, в которых хранились аммиак и хлор. Подобный способ спасения от выбросов требовал гораздо меньше затрат, но был опасен — при случайном контакте с открытым воздухом летучее вещество могло вызвать ожоги, раздражение и жжение в глазах, слепоту и отек слизистых. В 1990-х годах AEP установила на предприятии скрубберы — вертикальные резервуары, в которые должна была попадать выделяемая от сжигания двуокись серы. Но положение не изменилось, вредные вещества по-прежнему попадали в атмосферу.

Выбросы моментально отразились на здоровье жителей, они начали страдать от химических ожогов и сыпи

В 2000 году Агентство по охране окружающей среды США уличило Gavin в нарушении закона о чистом воздухе (Clean Air Act) — соединения серы в атмосфере в пять раз превышали допустимые значения и могли вызвать приступы астмы. Компания попыталась в очередной раз решить вопрос очистки. Предполагалось, что новая система преобразует загрязнения в водяной пар. Однако план не сработал, и вместо пара в воздух попал токсичный триоксид серы, в сочетании с водяным паром от скруббера и влажным речным воздухом это вещество образовало над городом плотный синий смог. Вредные вещества попали в некогда плодородную почву, а вода на некоторых участках стала непригодной для питья. Выбросы моментально отразились на здоровье жителей, которые начали страдать от химических ожогов и сыпи.

Работа предприятия вызвала протесты экоактивистов и привела к судебным разбирательствам между AEP и жителями. Чтобы уладить ситуацию, в 2002 году руководство компании решило выкупить город, заплатив каждому собственнику около 150 тысяч долларов — трехкратную стоимость дома и покрыв расходы на переезд. В случае заключения сделки предприниматели поставили условие: в будущем бывшие жители Чешира лишались права подать на AEP в суд и требовать компенсацию за причинение вреда здоровью. Несмотря на несогласие некоторых владельцев с предложением, большая часть населения города приняла жесткие условия и уехала. Их дома — около 90 владений — были снесены. Оставшиеся жители посчитали договор несправедливым и отказались переезжать, заявив, что компания фактически ворует их собственность. AEP выкупила у них дома и позволила не платить за аренду жилья до конца жизни.

Звенящая тишина

Сегодня предприятие Gavin входит в список американских электростанций, которые сильнее всех загрязняют окружающую среду: в 2019 году оно выбросило в атмосферу 15,07 миллиона тонн углекислого газа (CO2). Несколько лет назад у электростанции поменялся владелец — в 2017 году AEP продала объект компании Lightstone Generation. При новом хозяине предприятие продолжило свою работу. Трубы дымят не переставая, из-за чего в городе появляется специфический шум и запах. Почти на каждой фотографии в Instagram с геолокацией в Чешире можно заметить одинаковую картинку: промышленный пейзаж с клубами дыма, уходящими за горизонт.

Переезд населения повлиял на инфраструктуру Чешира. На улицах убрали светофоры и перестали действовать ограничения скорости. Из современных удобств сегодня в городе функционирует одна заправочная станция и круглосуточный магазин. Там нет ни одного полицейского, а административной работой занимается мэр Марк Коулман (Mark Coleman), занимающий должность последние десять лет. Марк привык к местным экологическим условиям и спокойно реагирует на выбросы. «В этом районе это часть жизни — химические заводы, электростанции. Мой отец был шахтером, к такого рода вещам быстро привыкаешь», — рассуждает Коулман. Однако не все жители смирились с происходящим и не упускают возможности вспомнить город до появления предприятий: размеренный темп жизни, дети ходят в школу, футбольные матчи на местном стадионе по пятницам... «Они всех распугали», — рассказала о промышленниках пожилая жительница Чешира в 2017 году. По данным Бюро переписи населения США, в 2019 году в городе проживало 177 человек — чуть больше половины от населения Чешира в 1970-е годы.

Из-за выбросов электростанций воздух стал небезопасным. Деятельность предприятий отразилась на здоровье жителей Чешира и соседних городов. По данным организации Clean Air Task Force, ежегодно работа Gavin убивает 244 человека, вызывает 96 сердечных приступов, более 2,3 тысячи приступов астмы и 123 случая острого бронхита. Соседняя станция Kyger Creek каждый год вызывает 43 смертельных исхода, 17 сердечных приступов, более 400 приступов астмы и более 22 приступов острого бронхита.

Ежегодно работа Gavin убивает 244 человека, вызывает 96 сердечных приступов, более 2,3 тысячи приступов астмы и 123 случая острого бронхита

Одной из жертв стала жена бывшего мэра Чешира Скотти Лукаса (Scotty Lucas) — она страдала легочным фиброзом, от которого скончалась в 2012 году. Однако семья не получила официального подтверждения, стало ли заболевание реакцией на жизнь возле предприятий. «Этот вопрос возник, но доктора не стали бы комментировать предположения. Конечно, место жительства могло послужить причиной», — предположил Лукас. Из-за высокого уровня опасных веществ округ Мегс, где расположена электростанция Kyger Creek, попал в статистику, связанную с онкологическими заболеваниями: в 2008 году в регионе зафиксировали один из самых высоких уровней заболеваемости раком легких и бронхов.

Начиная с 2000-х годов предприятиям частично удалось решить вопрос с синим смогом и выбросами: летучую золу, которая остается после сгорания угля, начали свозить на свалку за городом. Куча вредных веществ занимает площадь почти в квадратный километр и возвышается над деревьями. Однако этот метод не делает жизнь в Чешире безопаснее. По словам экспертов, химикаты проникают в почву и грунтовые воды. Для предотвращения загрязнения на свалках должны устанавливать специальные барьеры, которые препятствуют проникновению токсичных веществ в землю. «Мы имеем дело с огромным количеством угольной золы. Количество химикатов в воде и земле может привести к серьезным последствия для здоровья», — отметила Моргенштерн.

Несмотря на многочисленные публикации в СМИ, протесты активистов и бесконечные судебные иски, электростанции по-прежнему работают, сжигая каждый день около 35 тысяч тонн угля и выбрасывая химикаты в атмосферу. В 2020 году в Огайо задумались о серьезных последствиях и приняли решение к концу 2027 года закрыть два предприятия в городе Цинциннати, заявив о создании «новой модели энергетического будущего» штата. Владельцы Kyger Creek и Gavin пока не намерены менять принципы работы. В Чешире надеются, что однажды они последуют примеру коллег, но восстановить утраченный за десятки лет образ жизни вряд ли удастся. «Это был чудесный город, где жили наши друзья и выросли наши дети. Они научились здесь ездить на велосипедах и плавать в реке. А потом внезапно всем пришлось собраться и уехать. Все это очень печально», — рассказывают местные жители.