Вводная картинка

Телки — на выход. Доминированию коров в сельском хозяйстве приходит конец. Как их заменят козы и почему это выгодно?

Экономика

Долгие годы коровы играли ключевую роль в сельском хозяйстве, обеспечивая людей мясом и молоком. Однако в последнее время они все чаще уступают место козам, содержать которых выгоднее сразу во многих отношениях — из-за более предсказуемых цен на продукцию и меньших затрат. К тому же козы позитивно влияют на экологию, производя меньше вредных выбросов. Некоторые фермеры даже уверены в интеллектуальном превосходстве коз. Недавно американские коровьи фермы начали переделывать в козьи, что может стать прецедентом и вывести противостояние на новый уровень. Парнокопытная революция — в материале «Ленты.ру».

Кормят весь мир

Фермеры в разных странах постоянно говорят о важности молочного животноводства. Американские и европейские чиновники в ежегодных отчетах называют его краеугольным камнем мировой продовольственной системы и подчеркивают роль семейных хозяйств. Они не только обеспечивают людей всего мира молоком, но и позволяют зарабатывать жителям сельской местности, составляющим почти 20 процентов населения в США и около 30 процентов в Евросоюзе.

«Будь то стакан холодного молока, или мороженое, или плавленый сыр — молочные продукты остаются основной составляющей здорового питания», — говорилось в докладе Национального союза фермеров США в июне 2019 года. Там же указывалось, что на молочную промышленность приходится около одного процента ВВП страны — 628 миллиардов долларов, а также примерно три миллиона рабочих мест, которые ежегодно приносят 159 миллиардов долларов заработной платы. Впрочем, уже тогда авторы признавали, что в отрасли хватает проблем.

Главная из них — непредсказуемость цен на молоко, вызванная постоянно меняющимся уровнем запасов. Именно из-за того, что подавляющее большинство ферм в Америке являются домашними и почти никак не взаимодействуют между собой, участникам отрасли сложно отрегулировать ключевые параметры и обеспечить предложение, которое соответствовало бы текущему спросу и гарантировало бы справедливую, по их мнению, стоимость. В результате многие предприятия уже несколько лет терпят убытки, что ставит их на грань выживания.

С начала 1990-х число домашних молочных ферм в США стремительно сокращается. С 1992-го по 2018 год закрылось около 94 тысяч хозяйств, что соответствует среднему темпу в десять ферм за день. В 2018-м было ликвидировано 2731 хозяйство, в 2019-м — 3261, в 2020-м — 2550. Однако, согласно статистике американского Минсельхоза, производство молока от упадка мелких игроков не страдает. В 2010-х его объем вырос на 14,5 процента, или на 13,5 процента в пересчете на одну корову.

Попали в ловушку

Это стало возможным благодаря росту производительности коров (в 2020-м на каждую пришлось на 173,2 литра молока больше, чем годом ранее) и консолидации рынка: вместо многочисленных маленьких семейных игроков на нем теперь доминируют крупные холдинги, каждый из которых владеет как минимум 2,5 тысячи коров. Такая тенденция привела к еще большему росту предложения и еще сильнее ударила по стабильности и предсказуемости цен — домашние хозяйства оказались в замкнутом кругу.

Рыночная стоимость молока зачастую оказывается не просто неприемлемой для фермеров, но и ниже себестоимости. В последние годы разница в среднем составляла около трех долларов на 100 литров, а в худшие моменты доходила до 7,1 доллара. В 2020-м к прежним проблемам добавилась пандемия коронавируса, и ситуация стала еще более неопределенной. В первой половине года резко снизились цены на корма, а стоимость молока, напротив, держалась на относительно высоком уровне.

Отчасти этому способствовали запущенные правительством и Федеральной резервной системой программы помощи экономики, помогавшие поддерживать необходимый производителям спрос, отчасти — перебои с поставками из-за разрыва логистических цепочек. Однако затем подорожали кукуруза и соевые бобы, которыми питаются коровы, а молоко, напротив, начало дешеветь.

После рекордного роста общего количества коров в Америке (за счет преобладания крупных животноводческих ферм) в начале 2020-го специалисты прогнозируют резкое снижение показателя по итогам нынешнего года. Доля телок (ни разу не телившихся животных, выращиваемых на будущее) в поголовье коров составляет всего 48,8 процента — самый низкий результат за последние 12 лет. Как следствие, можно ожидать снижения числа забоев коров (их попросту некем будет заменять) и спада в мясной промышленности.

Выкрутились

В таких условиях братья Брайан и Стивен Джонсы из штата Вермонт нашли неординарное решение. Они не стали отказываться от семейной фермы со 150-летней историей и вместо этого, столкнувшись с трудностями, радикально поменяли бизнес-модель — избавились от коров и начали разводить коз. Строительство первого доильного зала было завершено в начале нынешнего года, и вскоре первую партию молока отправили на местный завод Vermont Creamery, специализирующийся на производстве сыров.

Сейчас на ферме Joneslan живут около тысячи коз. В планах братьев — довести их количество до 1,2-1,5 тысячи за два года. Сарай, в котором содержится большая часть животных, до сих пор украшен изображениями коров и телят, но Джонсы уверены, что не вернутся к прежней специализации. «Мы все растем и развиваемся», — утверждает Брайан. Вместе с их фермой развитие переживает и все американское козоводство. За последние 24 года количество коз на американских фермах выросло более чем вдвое — с 190 до 440 тысяч. Схожими темпами росло и количество хозяйств — с 15 до 35 тысяч.

Специалисты называют рост «медленным, но устойчивым». Его поддерживает то, что американцы наконец распробовали вкус козьего сыра — по примеру французских кулинаров во многих странах его называют шевр. Некоторые заводят коз в качестве домашних животных, чтобы обеспечивать молоком и сыром себя, а заодно участвовать в специальных козьих выставках. Постепенно в магазинах появляется новые продукты из козьего молока: кефир, масло, мороженое и йогурты начинают пользоваться все большим спросом.

8542
коровьи фермы
были закрыты в США за последние три года

Главными козоводческими штатами считаются Калифорния, Висконсин и Айова, в которых количество козьих ферм достигает 20 процентов от всех молочных предприятий. Но популярность коз быстро распространяется и на другие регионы — штаты Мэн и Вермонт, где и расположено хозяйство братьев Джонсов. Появляются и нелицензированные предприятия, количество которых с трудом поддается подсчету.

Рогато, зелено

Похожим образом дело обстоит и в Европе. Там козоводство начало стремительно развиваться в 1990-х годах — во многом из-за принятия на уровне Евросоюза новых стандартов качества сельхозпродукции и требований к гигиене при ее производстве. Фермам пришлось провести модернизацию, что поспособствовало повышению производительности. Это наглядно подтверждается статистикой: в Европе сосредоточено всего 1,9 процента мирового поголовья коз, которые обеспечивают 15,1 процента мирового молока и 35,1 процента сыра. На коз пока приходится только 1,5 процента молочных животных региона, но их количество стабильно растет.

Лидерами по разведению коз в ЕС считаются Греция, Франция, Испания и Румыния. Их догоняют Нидерланды, показавшие рост производства молока на 35,5 процента за последние десять лет. Как и в США, на европейском рынке доминируют крупные молочные фермы. Многие из них производят еще и сыры, что позволяет экономить на транспортных расходах. Местные жители за последние годы полюбили их продукцию и теперь активно создают спрос, который уравновешивает увеличившееся предложение.

Параллельно козье молоко активно исследуют ученые, отмечающие не только его пищевую ценность, но и диетические, а также гипоаллергенные качества. К тому же козы менее прихотливы в еде по сравнению с коровами, а значит, могут пастись в неподходящих для коров местах со скудной растительностью (при условии, что фермы владеют пастбищами достаточной площади). Наконец, козы помогают распространять семена некоторых видов растений, регулируют ландшафт и вырабатывают гораздо меньше метана — вредного для окружающей среды газа, сильно ударившего в последнее время по репутации коров. Благодаря этому многие хвалят их за вклад в борьбу с изменением климата.

Есть и проблемы. После взрывного роста и механизации 1990-2000-х европейское козоводство столкнулось с возросшими расходами, которые снижают общую рентабельность бизнеса. Предсказать, повторят ли козы судьбу коров, пока сложно, но эксперты надеются на лучшее. Экономисты предлагают поддерживать фермеров на государственном уровне, например, через специальные субсидии за поддержку окружающей среды.

Догоняем

Россия пока заметно отстает от США и Европы. Козоводство только начинает развиваться и пока занимает лишь один процент от общего молочного рынка. Его оборот не дотягивает до миллиарда рублей в год, а в стране работают немногим больше 100 козьих ферм. Крупнейший игрок — агрохолдинг «Лукоз», основанный бизнесменами из Марий Эл Владимиром Кожановым и его сыном Тарасом. На фермах компании живут по несколько тысяч коз (на самой большой — пять тысяч) при общем поголовье примерно в два миллиона.

С 2018 года Кожановы строят в Марий Эл ферму на 10 тысяч коз. Потратить на нее планируется 600 миллионов рублей — чуть больше годовой выручки всех козоводов. Бизнесмены рассчитывают на окупаемость за 10-15 лет. Но если «Лукоз» — многопрофильное предприятие, основной доход которому по-прежнему приносит разведение коров, то в регионах постепенно появляется все больше специализированных козьих ферм. Отчасти этому способствует активное предоставление грантов от государства: в одной только Ростовской области за последние пять лет на это выделено более миллиарда рублей.

Долгое время козы формально не считались в России молочными животными, а значит, на них не распространялись льготы — от налоговых до субсидий по кредитам. Только в последние годы власти разных регионов начали делать исключения для конкретных проектов — пока, как правило, крупных. Та самая ферма «Лукоз» на 10 тысяч коз строится с привлечением банковского кредита под два процента годовых (разницу с рыночной ставкой банку компенсирует бюджет), а московская компания «Мирный-Адыгея» получила льготы по налогу на имущество для своего недавно открывшегося адыгейского хозяйства на две тысячи голов.

К проблемам российского козоводства участники рынка относят нехватку грамотных управленцев, которых, по их словам, попросту негде обучать внутри страны, а также зачастую неподходящие условия содержания на фермах. К ним относятся температура воздуха, качество кормов, изоляция и вентиляция. Во многих хозяйствах преобладают больные животные, причем сотрудники нередко не замечают проблем с их здоровьем.

На одном копыте

Далеко не все инвесторы готовы вкладываться в молочные фермы — их отпугивает низкая, по сравнению с коровьим сегментом, рентабельность и долгая окупаемость, а также почти полное отсутствие в открытых источниках полезной информации о специфическом бизнесе. Хотя специалисты подчеркивают, что при правильном отношении от коз можно добиться большей эффективности, нежели от коров. При среднем весе в 50 килограммов козы способны давать до пяти литров молока в сутки, в то время как коровы, весящие в десять раз больше, — всего 15 литров в сутки.

Эксперты указывают, что в СССР промышленного козоводства фактически не существовало: в стране не было ни одного хозяйства, специализирующегося на козах. На таком фоне 100 с лишним ферм уже сами по себе являются ощутимым прогрессом. В разных регионах проходят выставки, на которых бизнесмены и фермеры общаются и заодно узнают, насколько их козы соответствуют международным стандартам. Помогают российским фермерам и нерыночные методы: продовольственное эмбарго, введенное в 2014 году в ответ на санкции, избавило их от западных конкурентов. А благодаря таким сетям магазинов, как «ВкусВилл» и «Азбука вкуса» козьи молоко и сыры становятся все более популярными у россиян — как минимум обеспеченных. Эксперты называют отрасль очень перспективной, несмотря на все недостатки.

Козоводство веками оставалось в тени коровьей молочной промышленности. Но в последние десятилетия ситуация начала меняться: человечество признало преимущество коз и их молока перед более крупными и менее экологичными конкурентами. Некоторые фермеры, среди которых братья Джонс из американского Вермонта, и вовсе считают коз более умными животными по сравнению с коровами. «У коз определенно больше индивидуальности и природного любопытства. Они все время стараются что-то откусить», — говорит Брайан Джонс.

В США, Европе и России коровье молоко все еще доминирует на рынке, но козье постепенно завоевывает позиции, хотя и остается нишевым продуктом. Решение братьев Джонсов, перепрофилировавших семейную ферму с коровьей на козью, может стать символическим и положить начало новой тенденции. Возможно, уже в ближайшие годы козье молоко и козьи сыры станут более привычной частью рациона людей по всему миру, чем коровьи.