Вводная картинка

«Это таинственно, по-королевски» Как исламская мода покоряет женщин по всему миру

Моя страна

Исламская мода в России появилась в начале нулевых — женщины поняли, что им недостаточно уже существующей одежды, и теперь индустрия выделилась в отдельное направление в Татарстане, пришла на Кавказ и постепенно идет на экспорт — в арабские страны. Как появилось это явление и что главное в моде для исповедующих ислам — «Лента.ру» поговорила с председателем Союза мусульманских дизайнеров России Наилей Зиганшиной.

«Лента.ру»: Можно ли исламскую моду выделять как отдельное направление в индустрии?

Наиля Зиганшина: В России эта тенденция появилась в 2006 году, когда мы впервые провели показ в Казанском кремле в центре «Эрмитаж». Это было самое первое и для многих еще непонятное мероприятие — об этом никто еще даже не мечтал. Мы решили показать модели, которые соответствуют нравственной моде. И был большой ажиотаж: зал был на 200 мест, а пришли более 500 человек, которые не смогли разместиться даже на улице. В этот момент я поняла, что над этим надо работать — ежегодно начали организовывать фестивали, показы, конкурсы, лучшее мероприятие для начинающего дизайнера.

С этих пор в Татарстане среди женщин стала очень популярна эта профессия: они стали поступать на факультет дизайна заочно, молодежь стала выбирать эту профессию, многие открыли швейные мастерские и бутики. В Татарстане это наше производство уже полноценно обеспечивает население. Это сегмент бизнеса.

Хорошо, что женщина имеет такое призвание — она может заняться этим и дома, но с популярностью начинает открывать свои офисы, бутики, мастерские. Мы начали, интуитивно почувствовав, потом и Чечня подхватила, и мусульманское направление в индустрии распространилось на другие регионы.

Как вы сами пришли к этой работе?

Я сама по натуре человек, чувствующий стиль. В моем понимании женщина всегда должна быть разной, иметь свой стиль, менять образ. Я сама с детства такая. Я имею огромный гардероб, но сталкиваюсь с тем, что чего-то не хватает. В начале 2000-х найти хорошую одежду было практически невозможно, потому что не было соответствующих моделей и возможностей. Приходилось самим выдумывать и кроить.

Я видела во многих наших женщинах изюминку, желание работать, вкус, трудолюбие. Предложила поработать над тем, чтобы создавать одежду. Когда в России еще только почувствовали, что появилась закрытая мода, многие ринулись в Саудовскую Аравию, в Турцию, стали привозить вещи. Но у нас, у татар, есть такой менталитет — мы должны свое носить, иметь свои традиции, культуру, все национальное. Что-то арабское нам не к лицу. Многие об этом часто говорили, и поэтому возник интерес в своем текстильном направлении.

Когда свое появилось, многие стали предпочитать этот стиль. Даже те, кто не придерживается основ религии. Закрытая одежда — это таинственно, по-королевски

Нас обрадовал и тот момент, что появились православные дизайнеры. У них это больше соответствовало дореволюционным образам. Они подхватили нашу идею и начали реализовывать. Мне симпатичен их стиль — женщина становится барышней, с элементами таинственности и дороговизны.

К чему стремятся молодые дизайнеры?

Сейчас начали разрабатывать одежду для полных женщин. Когда показы организуем, стандартные коллекции, конечно, радуют глаза, но многие не видят в этой одежде себя, на себя не примеряют — думают, что не по фигуре.

Начали работать в этом направлении, и это очень радует. Женщины размера «50 плюс» заинтересовались, примеряют глазами.

Осенью мы собираемся провести показ нравственной одежды, хотим пригласить православных дизайнеров, чтобы показать, какой должна быть россиянка. Одежда должна быть практичной, удобной, отдельно — для молодежи, ведь длинный подол им будет мешать в повседневной жизни. К тому же не все могут позволить себе носить «вечерний» наряд на работу. Поэтому у нас стали активно разрабатывать модели деловой одежды. Есть, конечно, и домохозяйки, но в основном женщины предпочитают активный образ жизни, работу.

У нас хорошо развивается и детская мода. Дети тоже должны красиво выглядеть и выделяться. Обычные китайские товары — брюки, шортики, маечки — поднадоели, дети выглядят одинаково. Должно что-то выделять наших детей.

А мужчин?

Тоже. Наш президент Рустам Минниханов предпочитает именно татарский стиль — он специально заказывает свои пиджаки с воротником-стойкой. Такие были востребованы в дореволюционный период, и сейчас это популяризируется, ведь такое носит первое лицо республики, и остальные влюбляются в эту модель. Я вижу сейчас многих бизнесменов, деловых людей, которые заказывают одежду именно в таком стиле. Наши дизайнеры делают пиджаки уже и по заказу, и для оптовиков.

Очень хорошо работают над стилем для мужчин кавказские дизайнеры. У них свой мужской стиль — одежда делает мужчину сильным, он приобретает вид богатыря, образ становится мужественным.

Тренды меняются. Что было трендом раньше, а что сейчас?

Сначала тренды были такие — главное, было бы что надеть. Были длинные платья в пол, платок длинный. Сейчас, когда жизнь меняется, ритм, у наших девушек популярен молодежный и деловой стиль. На это сейчас делается очень большой акцент — на удобство.

Нет претензий со стороны более консервативных сограждан?

Относятся с пониманием, потому что в обществе не могут все быть одинаковыми. У каждого должен быть выбор. Женщина должна быть женственной, а так претензий нет.

У нас есть женщины-наставницы более старшего поколения — у них свой стиль, который сохраняется с дореволюционных времен. Это обязательно платье с воланами, рюши или вышивка на груди, обязательно камзол, калфак, сверху шаль или платок. Меняются ткани и цвета, но образ остается. Прабабушки носили, так и остается. Это излюбленный, привычный и удобный образ, они не хотят в этом возрасте его менять. И если человек хочет — надо эту потребность удовлетворять.

Еще меняются свадебные тенденции. У нас есть никах, это как венчание, и для этого события выбирают закрытую национальную одежду как мужчины, так и женщины. Вся одежда должна быть в татарском стиле. И так готовятся все родственники — на никах никто не может прийти в обычной одежде или в той, которая была популярна в 80-90-х годах.

Можете подробно рассказать, как вы работаете над отдельными видами одежды, например, над хиджабом?

Хиджаб — одежда, которая закрывает какие-то части тела. То есть нет конкретного определения, что это — платье или штаны. Это целый лук. Но у нас сейчас есть понятие национального направления — здесь выступает калфак, чтобы прикрыть волосы, платок, молодежные камзолы, специальные платья со штанами или брюками обязательно женского кроя, чтобы отличались от мужских.

Современный хиджаб у молодежи — белый верх обязательно с женственными брюками или туники по колено. При этом нет такого, чтобы все одевались в одном стиле. Хотя, конечно, все в национальном колорите. Каждый гордится, если в его гардеробе есть что-то национальное.

Как думаете, заинтересуются ли исламской модой регионы, где намного меньше мусульман?

Кавказ очень интересуется — Чечня, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия. Они уже все ходят в национальном стиле и в повседневной жизни, и на свадьбы.

Именно по центральным регионам стиль тоже становится востребован. Нам рассказывают — если девушка появляется в стильной одежде, у нее спрашивают, где это можно приобрести. Это могут быть совершенно посторонние люди, которым нравится стиль, удобство, то, как женщина защищена. Это привлекает внимание.

Я очень часто слышу, как наши бизнесвумен рассказывают, что это популярно во всех регионах — нигде нет застоя, везде спрос.

У вас нет опасений, что ислам станет модным в плохом смысле — что люди перестанут понимать суть одежды.

Если одежда красивая, из натуральных тканей, вызывает ощущение, что женщина в ней хорошо себя чувствует и расцветает — такого опасения нет.

Кто впереди планеты всей в исламской моде?

Турция заполнена такими фабриками, которые специально выпускают закрытую одежду. Они работают в этом плане как лучшие и передовые во всем мире. Я была в ОАЭ — все официальные лица говорят: «мы отвезем вас в турецкий магазин». Даже там Турция считается лучшей. Арабские страны в основном сами не выпускают, несмотря на то, что у них есть собственный колорит.

А Европа?

Недавно моя хорошая подруга вернулась из Италии, центра моды. В прошлом году она долго жила там и может себе позволить дорогие бутики. И вдруг в них она видит узбекские штаны на резинках. Но мы в России себе такое не позволяем, это же не наше, не имеет никакого отношения к нам. А там — это тренд, они платят огромные деньги за такие штаны, тогда как для нас это непонятное что-то. И в Париже то же самое.

Что касается нас, то сейчас мы объединяемся с ОАЭ, у нас уже есть заказы — они хотят примерить на себя российскую моду. Да, у них были разные поставщики и дизайнеры, но сейчас они хотят чего-то российского. То же самое и в других арабских странах.