Вводная картинка

Дядя и хрюша. Как Николас Кейдж вновь удивляет человечество в триллере о похищении свиньи

Культура

В сети доступен фильм «Свинья» — дзен-версия «Джона Уика» с косматым Николасом Кейджем в роли охотника за трюфелями. «Лента.ру» рассказывает, как Кейджу при помощи этой удивительной картины удалось вновь подтвердить свою репутацию одного из самых выдающихся и непредсказуемых современных артистов.

Роб (Николас Кейдж) давным-давно ушел от людей и людских забот, живет в лесу, ходит в одной и той же одежде, зарос бородой по глаза и вообще похож на флегматичного лешего. Единственную подругу и компаньонку Роба зовут Брэнди. Брэнди — очаровательная свинка, которая лучше всех на Среднем Западе ищет трюфели. При помощи этого промысла Роб и зарабатывает себе на жизнь, причем у него даже есть специальный «трюфельный агент» Амир (Алекс Вулф). И вот однажды ночью в хижину Роба вламываются неизвестные и забирают Брэнди.

Робу ничего не остается, кроме как в компании Амира отправиться в соседний Портленд на поиски похищенной свиньи. И на этом пути мужчину и юношу ждет погружение в прошлое Роба — некогда знаменитого шеф-повара, променявшего карьеру на отшельничество. Кроме того, в поисковой программе — знакомство с отцом Амира, циничным ресторанным магнатом Дариусом (Адам Аркин), несколько загадочных встреч и подпольные бои ресторанных работников, проходящие в подземной гостинице.

Не секрет, что Николас Кейдж — актер с невероятной, захватывающей творческой биографией

«Оскар» он заработал еще в прошлом тысячелетии, а в последние лет пятнадцать совершил трюк, который вряд ли под силу кому-то еще из героев блокбастеров девяностых. Фактически на Кейдже уже давным-давно поставили крест из-за огромного количества второсортных боевиков и прилипшего к лицу (казалось, навечно) выражения скорби. Тем удивительнее был его камбэк три года назад, когда «Мэнди» Паноса Косматоса вошла в списки лучшего за год, а критики вынуждены были вспомнить, над каким выдающимся артистом столько лет потешались. Кейдж выдал перформанс в лучших традициях своих эксцентрических работ уровня «Диких сердцем» Дэвида Линча и заставил следить за собой более пристально. При этом он не стал рваться в мейнстрим, как некогда тоже «перезагрузившийся» Мэттью Макконахи. Он все так же снимается в чудовищных боевиках, руководствуясь одному ему ведомыми соображениями, но минимум раз в год участвует в картине, раскрывающей его с новой стороны.

В прошлом году таким фильмом был «Цвет из иных миров» — галлюциногенный хоррор по мотивам Лавкрафта. В нынешнем такой картиной стала «Свинья», которая уже на уровне заявки приковала к себе внимание. На первых порах картина выглядела как вариация на тему «Джона Уика» — со свинкой вместо собачки. Тем поразительнее то, как последовательно этот фильм обманывает зрительские ожидания.

Несмотря на несколько довольно жестких эпизодов, подаривших «Свинье» рейтинг R, фильм не имеет ничего общего с боевиком. Первые полчаса еще ждешь, что действие вот-вот взорвется кровавым фейерверком, но медитативный ритм ни разу не ускоряется, а камера оставляет в кадре много воздуха, который даже не думает сгущаться. Это честная драма, которая на самом деле ни разу не пытается показаться чем-то еще. Напротив — «Свинья» убедительно демонстрирует, что не нуждается в жульническом эмоциональном шантаже, чтобы удерживать внимание. Увлекательность драматургии здесь строится на вежливом умолчании и непредсказуемой логике, которая при этом на каждом повороте выглядит убедительной. Подробно рассказывать, что это значит на практике, — верный способ испортить удовольствие от просмотра. С другой стороны, чтобы его получить, лучше всего не ждать ничего конкретного — «Свинья» совершенно точно не раз удивит, но вместо катарсической взбудораженности подарит скорее умиротворение.

Режиссер Майкл Сарноски, поставивший «Свинью» по собственному сценарию, — темная лошадка, фактически новичок в профессии. Строго говоря, и состоялся фильм исключительно благодаря Кейджу, который выступил здесь продюсером и принимал самое деятельное участие в проработке экранного действа. По его словам, «Свинья» привлекла его тем, что давала возможность удивить зрителя, пользуясь антуражем его последних успешных работ — «Мэнди» и «Цвета из иных миров», где тоже были хижина в лесу и нелюдимый герой. Но если там Кейдж давал волю ярости, то здесь ни разу не повышает голоса и ни на кого не поднимает руки, оставаясь до самого конца непроницаемым для зрителя.

Собственно, в этой самой непроницаемости и героев, и истории есть редкое в современном кино доверие к зрителю. «Свинья» не пытается дополнительно разъяснить происходящее в кадре, не награждает персонажей подробными флешбэками-предысториями. Это кино, которое рассчитывает на то, что зритель достаточно умен, чтобы понять все самостоятельно, а может быть, и увидеть в фильме что-то сверх рассказанного сюжета. В некотором смысле это напоминание о том, каким может быть мейнстримовое кино: красивым, загадочным, непредсказуемым и драматургически элегантным.

В приуроченных к «Свинье» интервью Кейдж говорит, что не видит себя в большом студийном кино, поскольку работа в независимых проектах позволяет ему развиваться и удивлять. Что ж, в будущем году нас ждет наконец картина с подходящим артисту названием: «Невыносимая тяжесть огромного таланта».

Фильм «Свинья» (Pig) вышел в американский прокат