Вводная картинка

«Мама, у меня кипит кровь!» Платье маленькой Риты вспыхнуло, как факел. У нее обгорело все тело, и ей нужна ваша помощь

Россия

Одиннадцатилетняя Рита Тертышник из поселка Бегичевский Тульской области уже две недели находится в коме. После страшного ожога, который случился 1 июля, у девочки обгорело 50 процентов кожи, пострадали глаза и внутренние органы. Мама Риты воспитывает ребенка одна. Без нашей помощи она не сможет оплатить лечение стоимостью больше полутора миллионов рублей.

Платье на Рите сгорело за несколько секунд, через минуту она вся превратилась в живой факел. В состоянии шока девочка помчалась в ближайший дом. Мальчик, с которым они играли, бросился звать на помощь взрослых, а потом побежал к ее маме: «Тетя Люда, Рита сгорела!»...

В результате несчастного случая у ребенка обгорело 50 процентов кожи,пострадали глаза и внутренние органы. Сейчас девочка в Москве в состоянии искусственной комы. Чтобы выжить, ей нужны дорогие лекарства, которые не обеспечиваются медстраховкой. Нужна ваша помощь.

Стоимость необходимых для спасения ребенка лекарств — 1 541 587 рублей.

На 17:00 (21.07.2021) 521 читатель «Ленты.ру» собрал 1 069 882 рубля.
Не хватает 471 705 рублей.

Сбор средств продолжается.

ПОМОЧЬ РИТЕ

В 30-градусную жару на раскаленной бетонной плите дети ставили эксперимент — поджигали сахар, спирт и песок. Огонь вспыхнул мгновенно. Девочка не успела отбежать. Ее тушили соседи, которые оказались недалеко от места трагедии.

— Со дня на день мы должны были с Ритой поехать в Москву, в аквапарк, — рассказывает мама. — Она очень ждала этой поездки. Подружки Риты разъехались — кто на море, кто в лагерь. А у нас на это денег нет — я работаю одна, отец Риты нас бросил.

В поселке Бегичевский из детских развлечений — только школьная библиотека. До перестройки здесь был угольный разрез, фабрика и цех оружейного завода, а потом многие предприятия закрылись. Из двух школ осталась одна, и та рассыпается на глазах, кружки и секции летом не работают. В карьере купаться запрещено — несколько лет назад там утонула семья из пяти человек. Можно пойти в библиотеку, но современные дети предпочитают смотреть видеоролики на YouTube, где показывают разные эксперименты. В том числе с огнем.

Родную дочь Людмила узнала не сразу. Лицо отекло, веки набухли, вместо глаз — щелки. Сильнее всего пострадали шея, грудная клетка, левая рука, ноги. Девочка плакала и кричала: «Мама, я ничего не вижу! У меня кипит кровь, мне очень больно!».

Вместе с мамой она смогла дойти до дома и лечь на кровать. Скорая была на месте через 20 минут. Девочке сразу поставили капельницу и начали готовить к перевозке в Тулу.

— У нее глубокий ожог четвертой степени и 50-процентное поражение кожи, — предупредил врач. — Может умереть по дороге.

Пятеро суток врачи из Тульской детской областной клинической больницы боролись за жизнь Риты, обрабатывали раны, делали перевязки. Девочка была в сознании, но в очень тяжелом состоянии. Она могла дышать и разговаривать. А вот глотать не могла — огонь поразил слизистую горла. Рита просила маму принести маленький кусочек сочной дыни, но врачи запретили. Питание девочка получала только через капельницу. Людмиле сказали, что при таком ожоге главный риск — это отказ почек. Если они выдержат, есть надежда, что Рита будет жить.

В порядке исключения маму пускали к дочке в реанимацию на два часа. Девочка смотрела на маму сквозь щелочку приоткрывшегося правого глаза и, пока была в сознании, повторяла одно и то же: «Только не ругайте того мальчика. Он ни в чем не виноват».

6 июля Риту перевезли на специализированном вертолете в Москву и ввели в медикаментозную кому.

Специалисты ожогового отделения Детской городской клинической больницы №9 имени Г.Н. Сперанского оценили состояние Риты как очень тяжелое. Девочке провели уже две операции — удалили омертвевшие ткани. Постоянно обрабатывают пораженные участки, проводят комплексную терапию. Эти процедуры необходимо делать регулярно, чтобы избежать отравления организма продуктами распада и уберечь от развития инфекции.

Врачи говорят, что на одном глазу повреждена роговица, о восстановлении зрения говорить пока рано, как и о пересадке донорской кожи. У ребенка глубокие ожоги, расположенные в мозаичном порядке, здоровой собственной кожи для пересадки практически не осталось.

— У Риты четвертая, самая тяжелая степень ожогов, — объяснил врач. — А кожа не только защищает наш организм, но также участвует в дыхании, регулирует температуру и водный баланс. Повреждения рта, носа и слизистой оболочки только усугубляют ситуацию. Без кожи жизнь ребенка в опасности.

Для заживления ран и восстановления кожного покрова Рите требуются специальные перевязочные материалы и лекарственные препараты. Они очень дорогие и не покрываются из средств ОМС. Людмила работает оператором в газовой котельной — она не в состоянии их приобрести.

Как дальше будет меняться состояние девочки, зависит от многих обстоятельств: внутренних ресурсов организма, врачей, которые сейчас делают все возможное, от лекарств и перевязочных материалов. Наша помощь даст ребенку дополнительные шансы на выживание.

Заведующий ожоговым отделением №1 Детской городской клинической больницы №9 имени Г.Н. Сперанского Олег Старостин (Москва): «У Риты глубокий ожог пламенем четвертой степени. Поражено 50 процентов поверхности тела. Ребенок введен в состояние медикаментозной комы, находится на искусственной вентиляции легких. Девочке выполнена операция по восстановлению кожного покрова, проводится заместительная терапия, комплексное лечение. По жизненным показаниям необходимо многоэтапное хирургическое лечение в течение длительного срока. Рите требуются перевязочные средства и лекарственные препараты, которые не покрываются из средств ОМС».

Стоимость необходимых лекарств 1 541 587 рублей.

На 17:00 (21.07.2021) 521 читатель «Ленты.ру» собрал 1 069 882 рубля.
Не хватает 471 705 рублей.

Сбор средств продолжается.

Дорогие друзья! Если вы решите помочь Рите Тертышник, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято.

ПОМОЧЬ РИТЕ

Для тех, кто мало знаком с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Ъ».

Проверив письма, мы размещаем их в «Ъ», на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире ВГТРК и радио «Вера», в социальных сетях, а также в 141 печатном, телевизионном и интернет-СМИ.

Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и СМС-сообщением, в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать.

Всего собрано свыше 16,271 миллиарда рублей. В 2021 году (на 15 июля) собрано 772 100 095 руб., помощь получили 635 детей.

Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год, входит в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг.

В 2019 году президентские гранты выиграли: Русфонд — на проект «Совпадение», Национальный РДКМ — на «Академию донорства костного мозга» плюс гранты мэра Москвы на проект «Спаси жизнь — стань донором костного мозга» и Департамента труда и соцзащиты Москвы на проект «Столица близнецов». В 2020 году Русфонд получил грант Фонда Владимира Потанина, а также президентский грант на издание журнала Кровь5. Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;
rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru
Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app
Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

Дополнительная информация о Русфонде и отчет о пожертвованиях Русфонда.